Новости партнеров

Догнать и обогнать Канаду

О чем говорили в Казани Путин с Ротенбергом

Фото: Алексей Дружинин / ТАСС

В пятницу, 22 апреля, в столице Татарстана состоялось заседание Совета по развитию физкультуры и спорта с участием президента России Владимира Путина. Главным докладчиком выступил спортсмен-любитель Аркадий Ротенберг, присутствовавший в роли председателя правления Федерации хоккея России. Впрочем, относились к нему все равно как к бизнесмену — просили денег. По-настоящему в этом преуспел легендарный хоккеист Владимир Петров, который дал мастер-класс по забиванию шайб, а точнее — возведению арен. Корреспондент «Ленты.ру» выслушал все выступления и узнал об обещании председателя КНР Си Цзиньпина поставить 300 миллионов китайцев на коньки.

Перед поездкой в Казань журналисты выяснили, что аппарат президента Татарстана ввел новые условия работы для СМИ. Пишущую прессу, операторов и фотографов призвали соблюдать дресс-код и не появляться на официальных мероприятиях в джинсах. Как нарочно, почти все москвичи приехали в неформальной одежде. И тут выяснилось, что вопрос с джинсами решается просто: если они чистые — то все двери открыты, объяснили в Казани. Остается только предполагать, в каком виде работали здесь журналисты раньше.

Совет, к немалому удивлению любителей футбола, начался с того, что Путин объявил хоккей спортом номер один в России. Выступления всех участников заседания не оставляли сомнений: да, именно хоккей — самый главный и патриотичный спорт в стране, тем более что и президент уже несколько лет с удовольствием забивает шайбы. С Аркадием Ротенбергом в одной команде, между прочим.

При этом олимпийского золота у российских спортсменов по-прежнему нет. «И предстоящие Игры в Корее — это отличная возможность добиться такого результата», — сразу поставил высокую планку Путин. Но, судя по его собственному выступлению, проблем настолько много, что до «золота» нашей сборной еще далеко.

Из очевидных проблем Путин выделил недостаточную материально-техническую базу. Если в Советском Союзе счет крытых катков и арен шел на десятки (80 — напомнил точную цифру Владислав Третьяк), то в современной России — на сотни (Путин сказал 485, Ротенберг — 583). В любом случае это больше, чем в Финляндии или Швеции, но значительно меньше, чем в Канаде. «Вот с чем нужно сравнивать. То есть нам есть к чему стремиться и есть над чем работать», — заявил Путин.

Несмотря на сотни новых арен таких успехов, как в Советском Союзе, российским хоккеистам не удается достичь. Континентальная хоккейная лига (КХЛ) — высший эшелон профессионального хоккея — самая сильная на сегодня международная спортивная лига Евразии и успешно расширяет свою географию, заметил Путин. И все же КХЛ уступает своему основному и единственному конкуренту — Национальной хоккейной лиге (НХЛ). Прежде всего, подчеркнул Путин, в вопросах имиджевой составляющей.

Он предложил подумать, как после 2018 года, то есть после снижения финансовой нагрузки, связанной с чемпионатом мира по футболу, запустить госпрограмму поддержки хоккея. И обратил внимание на то, что закон о профессиональном спорте принимается непозволительно долго: «Мы не раз с вами говорили, что профессиональный спорт способен зарабатывать сам, а клубы не должны превращаться в ярмарку тщеславия спонсоров». По мнению президента, нужно развивать спорт, «а не мериться, у кого больше денег, между компаниями с государственным участием».

Кроме того, следует постепенно уходить от практики «избыточного, необоснованного подчас» привлечения легионеров, указал Путин.

Аркадий Ротенберг выступил с целым перечнем предложений. Одно из них — создать реестр всех хоккеистов России, чтобы «избежать махинаций, например, с возрастом юного спортсмена». Он пожаловался президенту на закрытость хоккейных клубов, порой не допускающих на тренировки руководителей национальных сборных, и указал на полное отсутствие взаимодействия в работе тренеров и медиков. «Просто невозможно, когда врач и тренер действуют каждый по своему плану», — возмущался Ротенберг: именно поэтому, уверен он, возникают допинговые скандалы.

Затем бизнесмен выдвинул неожиданную идею: следует предусмотреть механизм компенсации за молодых хоккеистов, которых обучили на бюджетные деньги в России, а потом «переманили» за рубеж: «В какой-то момент на талантливого и уже обученного подростка выходит агент и подписывает с ним контракт, — пояснил Ротенберг. — Такая ситуация не только в хоккее, но и повсеместно. Это несправедливо. Необходимо создать механизм, позволяющий государству закрепить за собой право на компенсацию в случае, если спортсмен или его агент решат выступать за иностранный клуб».

Напоследок он предложил передать от Континентальной хоккейной лиги в Федерацию хоккея России (ФХР) вопрос назначения судей, поскольку самостоятельные решения КХЛ «чреваты ангажированностью».

Путин с Ротенбергом во многом согласился. Говоря о судействе в хоккее, он заметил, что «огрехи» в этой системе «всем известны» и пора качественно менять ситуацию. Молодым хоккеистам нужно создавать экономические стимулы для того, чтобы они оставались в России, добавил он. «Конечно, это окриками и приказами не сделаешь. Нужно создавать условия экономического характера, когда кому-то невыгодно будет брать наших игроков, а им будет выгодно у нас оставаться», — сформулировал Путин.

Затем слово взял министр спорта Виталий Мутко, который кратко объяснил присутствующим, что привлечь молодежь в хоккей — «это же не в армию призвать». Этим его выступление, по сути, и исчерпывалось.

Ближе к концу заседания один из участников Совета продемонстрировал мастер-класс по умению добиваться результата здесь и сейчас. Легендарный хоккеист Владимир Петров, не теряя времени даром, обратился за поддержкой в открытии ледовой арены в «Артеке». Президент поначалу переадресовал этот вопрос к сидящему рядом Ротенбергу — мол, это по его финансовой части. Но Ротенберг постарался уйти в сторону: «Владимир Владимирович (Петров, а не Путин — прим. Ленты.ру) разошелся в пожеланиях».

«Крым же! Крым просит!» — на этот железный аргумент Путину возразить было нечего, и он согласился подумать.

«И еще вопрос. Я уж не буду скромным, меня мои товарищи подговорили и сказали: хватит тебе, пора в Красногорске открывать ледовую арену. Вы поддержите эту инициативу?» — не ослаблял хватку Петров.

«Я денег не прошу», — уточнил он, посмотрев на Ротенберга. «А денег можно и не просить, потому что у нас и так в плане стоит открытие ледовых арен», — ответил бизнесмен-хоккеист. Чтобы закрепить результат, Петров вручил Путину подарок — перстень победителя чемпионата России по хоккею 2015 года.

Другая легенда спорта — глава ФХР Владислав Третьяк — начал с комплимента, заметив, что президент и сам спортсмен. Путин скромно отмахнулся: его катание «игрой назвать нельзя».

«Я езжу по регионам — и что вижу? Профсоюзы берут за аренду катка в час 19 тысяч! Это с ребятишек! — обозначил еще одну проблему Третьяк. — Я у губернатора спрашиваю: вы чего не влияете на них? Не может повлиять». Но, в отличие от Петрова, не добился президентского участия. Путин, как и губернаторы, обещаний не давал.

Открывалось заседание Совета сравнением с Канадой, а завершилось примером из Китая. «Мне председатель КНР как-то сказал: "Мы поставим на коньки 300 миллионов человек". Я думаю, если он так сказал — он так и сделает. Он человек слова», — заметил Путин. «Что им какие-то триста миллионов», — послышалось в зале.

Но оказалось, что и китайцы, и японцы могут принять участие в играх КХЛ. Надо полагать, соперничать с ними будет легче, чем с Канадой. Во всяком случае, до того, как Си Цзиньпинь воспитает миллионы хоккеистов.

После завершения Совета президент отправился открывать чемпионат Европы по дзюдо, в котором у России успехов в последние годы больше, чем в хоккее.