Развод или разводка

Помогут ли власти Татарстана сохранить семейное счастье россиян

Фрагмент постера к фильму «Развод по-американски»
Фото: Russian Look

22 апреля Госсовет Татарстана предложил усложнить в России процедуру развода: увеличить время на размышление, назначаемое супругам после подачи заявления, с одного до трех месяцев. При наличии в семье малолетних детей и если один из супругов не дает согласия на развод, суд будет обязан отложить разбирательство на полгода. Авторы законопроекта полагают, что это «даст шанс супругам на примирение и сохранение семьи». Насколько оправдано усложнение и без того сложного во всех смыслах процесса? Существуют ли более действенные способы укрепить брак, чем отсрочка процедуры, и для чего государству вмешиваться в личную жизнь граждан? «Лента.ру» разбиралась в вопросе.

Поправить непоправимое

Поправки к Семейному кодексу разработаны по инициативе президента Татарстана Рустама Минниханова. По мнению главы республики, «процедуры разводов в загсах и судах должны быть более сложными». Власти республики объясняют свою инициативу большим числом бракоразводных процессов в стране. Согласно статистике, за минувший год в России распалось 502 тысячи супружеских пар, что, правда, на 14 процентов меньше, чем в 2014 году. Процедура расторжения брака у нас одна из самых простых в мире, утверждает один из авторов законопроекта, глава управления загса кабмина Татарстана Альбина Шавалеева. Нововведения коснутся, в частности, возможности заочно расторгнуть брак в суде — согласно проекту поправок, развестись «без выяснения мнения другой стороны» станет невозможно.

Это не первая подобная инициатива, исходящая от властей Татарстана. В октябре прошлого года Госсовет предлагал другие меры укрепления семейных уз: запретить разводиться без согласия жены в течение трех лет после рождения ребенка. Однако документ не нашел поддержки — от него отказались, поскольку решили, что за три года женщина может вновь забеременеть.

Но инициатива президента республики продлить испытательный срок для разводящихся нашла отклик в Совете Федерации. Известная своей борьбой за традиционные семейные ценности сенатор Елена Мизулина заявила, что в целом поддерживает законопроект: «Я готова поддержать эту законодательную инициативу в первом чтении. При этом, вероятно, ко второму чтению в Думе придется поправить отдельные положения, но в любом случае этот вариант поправок нужно выносить на обсуждение». По словам сенатора, речь в данном случае идет не о запрете разводов как таковом, а о том, чтобы решение не было «поспешным, необдуманным, принятым в пылу обиды».

Впрочем, в российском парламенте единодушия по этому вопросу нет. Вмешательство государства в личную жизнь граждан и принуждение к сохранению брака — далеко не лучший способ сохранить семью, считает член комитета по вопросам семьи, женщин и детей, депутат Госдумы Ирина Чиркова. «Вряд ли это поможет, когда взрослые люди принимают решение расстаться или уже не могут по каким-то причинам быть вместе. Заставить их жить вместе и тем более наладить отношения практически невозможно. Кроме того, ребенок, из-за которого закон мог бы оставить родителей в браке, может в результате и пострадать, — пояснила она. — С другой стороны, бывают ситуации, когда люди фактически уже не живут вместе, у некоторых де-факто есть другая семья, но женщина не получает алиментов, потому что формально они с мужем не разведены. В первую очередь в такой ситуации нужно ориентироваться на положение женщины и обеспеченность малыша. Семейное законодательство сейчас это учитывает, какие-то кардинальные изменения на этот счет не нужны».

Отсрочить приговор

По действующему законодательству женщина вправе отсрочить развод в том случае, если она забеременела или в семье есть малолетний ребенок. «Это правило мне кажется справедливым, потому что в такой ситуации в первую очередь страдает женщина. Если она приняла решение не разводиться, ее нужно слушать. Желание мужчины в данном случае вторично, и дело вовсе не в сексизме. Пусть он сроки нужные выжидает либо договаривается с супругой», — объяснила Чиркова.

В Госдуме считают, что одной из основных причин развода остается материальное неблагополучие семьи. Для решения этого вопроса необходимо предоставлять семье психологическую помощь, считает Чиркова. «Если люди расходятся не по каким-то личным причинам, мне кажется, им нужна помощь государства, — говорит депутат. А если "не сошлись характерами", то не надо усложнять и без того сложный процесс. Три года — это слишком большой испытательный срок, за это время люди три раза успевают жениться. В нашем динамичном мире это будет издевательством. Мы же работаем не ради красивой статистики — нужно идти от практики. Я не помню ни одного обращения от женщины с жалобой на то, что закон не позволяет ей держать мужа в браке».

Уполномоченный по правам ребенка при президенте Павел Астахов тоже поддержал увеличение промежутка между подачей заявления и процессом развода. «Процедура не должна быть настолько легкой, чтобы можно было поступить как в известном произведении Зощенко («Свадебное происшествие» — прим. Ленты.ру), где Володька Завитушкин пошел и развелся на следующий день», — пояснил он. Усложнить эту процедуру омбудсмен предлагает с учетом опыта других стран — в частности, Израиля, где дело рассматривается в раввинатском суде и развод невозможен без согласия одного из супругов. Это растягивает бракоразводные процессы на долгие годы. Кроме того, в Израиле существует строго определенный перечень причин для развода, признаваемых судом, в числе которых бесплодие одного из супругов, измены, избиение мужем жены, а также попытки одного из супругов подтолкнуть другого к нарушению религиозных предписаний.

В странах Европы бракоразводный процесс — не менее длительная и к тому же дорогостоящая процедура. В некоторых государствах — например, в Италии, для развода недостаточно одного лишь желания супругов. Все бракоразводные дела решаются через суд и могут длиться годами, что, учитывая расходы на адвокатов, обходится экс-супругам в немалые суммы. Кроме того, суд вправе не расторгать брак, даже если оба супруга на этом настаивают, в том случае, если у пары есть малолетние дети. А в Германии для того, чтобы развестись, супруги должны прожить год раздельно, и это условие обязательно даже если оба супруга согласны на развод.

Дело молодое

Подобные сложности при расторжении брака диктуют европейским гражданам установку не жениться рано. В России же ситуация обратная. С одной стороны, существует много предубеждений, побуждающих молодых людей идти в загс как можно раньше. С другой — сама процедура вступления в брак достаточно проста: от момента подачи заявления до церемонии, как правило, проходит от одного до трех месяцев. «Разумная, образованная молодежь рано в брак не бежит, — отмечает Ирина Чиркова. — Но это по большей части касается мегаполисов, где у молодых людей много возможностей, и они в первую очередь реализуют себя профессионально. Чтобы у людей все складывалось гармонично, они должны искать себя в профессии, в деле. Тогда они не будут от нечего делать быстро беременеть, потому что кроме как на дискотеку сходить некуда. Эта проблема очень остро стоит в провинции и сельской местности — нет у молодежи другой реализации». Депутат считает, что отношение к семейной жизни должно быть более серьезным и философским. По ее мнению, легковесность в этом вопросе прогрессирует, и это активно пропагандируют СМИ, главным образом телевидение. «Мы давно ушли от тех времен, когда один раз и навсегда. Иначе, мол, ты будешь прокаженная разведенка. Надо культуру семьи показывать, ценность многодетности. Молодежи пока это сложно привить, когда вокруг столько интересного», — резюмировала она.

Именно легкомысленное отношение к браку становится одной из наиболее частых причин разводов, считает эксперт Госдумы, руководитель межрегиональной общественной организации «Защита семьи» Александр Бирюков. «Люди не хотят строить собственный дом, но тайком лазают в соседний, чтобы там переночевать, пожить, — сетует эксперт. — Понимаете, какая ерунда получается? Совершенная белиберда. Ну почему вы не можете построить свой собственный дом? Потому что для этого нужно иметь психологическую зрелость. Кроме того, должен быть нормальный паттерн семейного поведения. У нас же полно взрослых, которые детьми росли в неполных или скандальных семьях. У них в качестве нормы заложены скандалы и разводы, они другого в детстве не видели и не представляют, что бывает иначе. Когда жизнь сталкивает их с другой ситуацией, они ее считают ненормальной: "Как это можно жить вдвоем, когда моя мать ушла от отца?" Вот причина номер ноль. Семейный шаблон изначально заложен неправильно и транслируется на будущие семьи».