«В школе у меня не было друзей. Вообще»

Дуэйн Джонсон о комедии «Полтора шпиона», пародировании Борна и детских обидах

Кадр: фильм «Полтора шпиона»

Можно сколько угодно по-снобски иронизировать над культурной ценностью выходящей в прокат комедии «Полтора шпиона» — но есть бесспорный факт: пока это самый кассовый оригинальный проект года (124 миллиона долларов, больше только у сиквелов и ремейков). Главная звезда фильма Дуэйн Скала Джонсон рассказал о нем «Ленте.ру».

«Лента.ру»: У вас за плечами уже довольно большая и разнообразная подборка комедий. Чем от них отличаются «Полтора шпиона»?

Дуэйн Скала Джонсон: Хороший вопрос! Знаешь, я вообще считаю, что у каждой комедии должна быть какая-то уникальная идея, что-то отличающееся от всех остальных конкурентов по жанру. Фишка, которая привлекала бы зрителей. У «Полутора шпионов» такая особенная идея есть — и в ее основе лежит кастинг. С одной стороны, публика уже видела много комедий и со мной в главной роли, и с Кевином Хартом. Но! Как это обычно выглядит? Я чаще всего даже в комедийном кино играю таких крутых, невозмутимых парней, а Кевин, с кем бы он ни появлялся на экране — Айс Кьюбом, Беном Стиллером, даже Уиллом Ферреллом — обычно выглядит самым нелепым и смехотворным человеком в кадре. В «Полутора шпионах» все наоборот: это Кевин играет серьезного, нормального чувака, а я постоянно выставляю себя на посмешище! Такого еще никто не видел.

Кевин Харт играет серьезного чувака? Это же нонсенс.

Да, и это-то прекрасно. Кевину пришлось сдерживать на съемках свою комическую натуру, а я, наоборот, получил возможность выпустить на волю своего внутреннего комика. Этот разрыв между нашими привычными амплуа, как оказалось, способен генерировать уйму самых разнообразных шуток и гэгов. Не буду портить никому впечатление от просмотра и пересказывать все, что мы придумали, но кое-что было, прямо скажем, самым дерзким из всего, на что я соглашался на экране.

Так... Расскажите хотя бы самое возмутительное!

Ну ладно, уговорил. Пожалуй, самое безумное — пролог, в котором действие разворачивается за 20 лет до основного сюжета, когда наши герои заканчивают школу. Персонаж Кевина — футбольная звезда, всеобщий любимец и король выпускного бала. А мой герой, Робби, наоборот, типичный изгой: страдает ожирением, любит всякую непопулярную хрень, если и привлекает чье-то внимание, то исключительно школьных хулиганов. Начнем с того, как я в начале фильма выгляжу: наши спецы по визуальным эффектам омолодили на компьютере мое лицо, а-ля «Бенджамин Баттон», и наложили его на тело одного полного подростка. Честно скажу, не думал, что я когда-нибудь себя таким увижу!

А дальше?

Ну, чтобы вы получше представили себе, вообразите меня в том виде, который я только что описал, но еще и голым, в душевой школьной раздевалки, напевающим в голос самую попсовую мелодию на свете. Конечно же, эта идиллия не может длиться долго — в раздевалку ворвутся хулиганы и выставят мою юную толстую задницу на всеобщее обозрение. Герой Кевина — единственный, кто проявил к моему персонажу доброту, поэтому когда через 20 лет я стану суперагентом ЦРУ, и мне понадобится помощь в родном городе, то я обращусь именно к нему. Правда, выяснится, что Кевин работает бухгалтером, ненавидит свою жизнь и отчаянно нуждается в приключении. Так, в общем-то, у нас и закручивается сюжет.

Долго вас пришлось уговаривать оголить зад?

Представь себе, да! Я ни в какую не соглашался. Говорю Кевину: «Друг, может быть, ты?» А он отвечает, что если бы нужно было, то он бы пошел на это без всяких проблем. Но, чертов хитрец, добавляет: «Только, знаешь, Дуэйн, никому неинтересна моя задница, а вот на твою народ бы с интересом посмотрел». Куда мне бы было деваться? Ситуацию несколько спас тот факт, что технически на экране все-таки не моя пятая точка в обнаженном виде.

Вообще, я так понимаю, за проблему школьного насилия, унижения слабых и не вписывающихся в компанию фильм принимается довольно основательно.

Да, и это для нас было очень важно. У «Полутора шпионов», какими бы юмористическими они ни были, мощное эмоциональное ядро, антинасильственный посыл. Меня эта тема искренне волнует — хотя бы потому, что я сам был в школьные годы страшным аутсайдером.

Да ладно! Никогда не поверю, что кто-то решался вас тем или иным образом унизить.

Унизить — нет. Я довольно рано повзрослел и качаться начал тоже в подростковом возрасте. Но это-то меня и выделяло из всех вокруг. Плюс самоанские корни, бедность, мы все время переезжали с места на место из-за того, что не было денег. Да, еще у меня очень рано выросли усы. Так что представь себе длинного, не очень пропорционального, усатого подростка-самоанца... Короче говоря, в школе у меня не было друзей. Вообще.

Зато теперь вы один из самых любимых и кассовых актеров планеты.

Я очень долго к этому шел — упорным трудом, потом и кровью, что называется. Когда я впервые вышел на рестлерский ринг, меня освистали, мне кричали: «Умри, Рокки, умри!» Это был провал. Но честный, искренний труд, в который ты вкладываешь самого себя и который любишь, обязательно дает плоды. Если моя карьера способна чему-нибудь кого-то научить, дать пример, то надеюсь, он будет таким. На самом деле «Полтора шпиона» именно об этом: люби свою жизнь, свое дело, то, что у тебя есть, и тебе воздастся.

Слушайте, это все-таки шпионская комедия. А значит, наверняка, вы держали в голове какие-то образцы шпионского жанра, которые хотели спародировать.

Само собой. Бондиану вспоминали, но в меньшей степени. Пожалуй, фильмы про Джейсона Борна обыгрывали чаще всего. Не то, чтобы в них было что-то плохое! Но сам стиль — вот эти рукопашные и погони, снятые трясущейся камерой... Это же так и напрашивается, чтобы спародировать, разве нет? Или идея о шпионе, не помнящего, какими способностями обладает. У нас ведь Кевин в некотором роде тоже играет человека, который был невероятно талантлив, а потом загнал себя в депрессию и забыл, что вообще-то способен на многое. Такое карикатурное, несерьезное отражение. Вообще, шпионское кино — благодарный для пародии жанр, хотя бы потому что он очень однозначен, узнаваем по своим канонам, темам, основным сюжетам. Важно только вот что помнить — сейчас, в 2016 году, ты уже не можешь сосредоточиться на шутках, а необходимые экшен-эпизоды исполнить спустя рукава, надеясь, что аудитория не обратит внимание. В кино одновременно идут сверхсовременные, ультратехнологичные фильмы, «Мстители», «Бэтмен», что угодно в таком роде. Экшен тоже должен быть убедительный и качественный. К счастью, у меня в этом большой опыт. Так что мы старались. Некоторые взрывы в «Полутора шпионах» — самые эффектные за мою карьеру, даже если считать «Форсаж».

Полтора шпиона
IMDB

Подобные фильмы держатся в первую очередь на органичности актерских дуэтов. Каково вам было впервые работать с Кевином Хартом?

Признаюсь, я волновался перед съемками — все-таки по состоянию на данный момент, Кевин, возможно, самый востребованный и популярный комик планеты, кто знает, как он себя ведет. Хотя это я вообще-то предложил продюсерам на эту роль Кевина, меня раньше подключили к проекту. Никогда не знаешь, как сложится совместная работа, бывают несовпадения характеров, не лучшие периоды у всех, да что угодно. Но когда в первый же съемочный день мы оказались в кадре, то оба выдохнули с облегчением. Он — прекрасный парень, очень смешной, без всякого гонора. Меня Кевин тоже легко терпит. Так что атмосфера была отличная на площадке, мы сработались, постоянно друг над другом подтрунивали. И ищем сейчас возможность вместе поработать еще над каким-нибудь проектом.

Культура20:3517 ноября

Упавшая звезда

Песни Евгения Осина знает вся страна. Он умер в безвестности и нищете