Мужика бояться — дома сидеть

Почему акция в помощь жертвам насилия #яНеБоюсьСказать превратилась в фарс

Московский ночной клуб
Фото: Thomas Peter / Reuters

Во вторник, 5 июля, украинская активистка Анастасия Мельниченко запустила в Facebook флешмоб #яНеБоюсьСказати. Она рассказала несколько историй о том, как становилась жертвой домогательств и сексуального насилия, и предложила другим женщинам поделиться подобным опытом. К акции практически сразу присоединились и русскоязычные пользовательницы сети. За несколько дней появились сотни постов с хештегом #яНеБоюсьСказать, история вызвала серьезный общественный резонанс. «Лента.ру» выяснила, почему тема так заинтересовала пользователей Facebook и к каким последствиям может привести этот флешмоб.

По данным Генпрокуратуры, в 2015 году в России было официально зарегистрировано почти четыре тысячи изнасилований. При этом многие женщины, ставшие жертвами преступников, не только не идут в полицию, но и боятся говорить об этом своим близким. Например, по статистике кризисного центра для женщин в Санкт-Петербурге, за помощью к правоохранительным органам обращается только каждая седьмая пережившая изнасилование женщина.

Причин для этого много, но чаще всего жертва опасается возмездия, не желает повторно переживать свою травму в ходе судебного разбирательства, испытывает чувство стыда. Именно с последним и решила бороться в Facebook украинская активистка Мельниченко. «Я хочу, чтобы мы не оправдывались, что "я шла в спортивках, а меня все равно схватили". Нам не нужно оправдываться. Мы не виноваты. Виноват ВСЕГДА насильник», — утверждает она.

Изнасилования и домогательства

Такая позиция, то есть осуждение виктимблейминга (от английского victim blaming — обвинение жертвы), широко распространена в феминистской среде. Доводы о том, что женщина могла «спровоцировать» мужчину откровенной одеждой, появлением на улице в темное время суток либо втайне желала быть изнасилованной, в феминистском дискурсе запрещены.

В посте на Facebook Мельниченко рассказала, как в детстве к ней приставал взрослый родственник, а также поделилась историей о том, как ее бывший молодой человек раздел ее, привязал к кровати и сделал несколько фотографий, которыми позже ее шантажировал.

Чтобы показать, как часто женщины становятся объектом насилия, пользовательницы Facebook начали рассказывать свои истории. Позже к акции присоединились и мужчины, которые либо сами были жертвами насильников, либо раскаивались в содеянном и обещали пересмотреть свое поведение.

В итоге пользователи Facebook не просто посчитали поднятую тему важной, но и назвали флешмоб #яНеБоюсьСказать одним из главных событий за всю историю соцсети. Многие отметили, что именно такие акции меняют общественное мнение о насилии и позволяют трансформировать ситуацию в лучшую сторону.

Ясно, что ничего не ясно

Однако оказалось, что понятия «сексуальное насилие» и «домогательства» каждый автор трактует по-своему. Например, одна из женщин пожаловалось на то, что была вынуждена отказаться от красивой жилетки с открытой спиной, так как постоянно ощущала прикосновения в общественном транспорте. Другая же поведала, как «какой-то зек в метро» наставил на нее пистолет, однако ей и ее подругам удалось уговорить его опустить оружие.

Огромное количество подобных историй оказалось детскими воспоминаниями, некоторые посты касались приставаний детей допубертатного возраста друг к другу.

Изначально флешмоб задумывался для того, чтобы помочь изнасилованным женщинам бороться со стыдом и общественным осуждением, однако в итоге акция отошла от изначального замысла.

Мельниченко в своем посте написала, что «насилие пережила большая часть женщин». Пользователи Facebook, прочитав множество историй под хештегом, поверили в действительность, в которой практически каждый мужчина является явным или скрытым насильником. В итоге резонансный пост разделил интернет на два лагеря. Одни, проникнувшись историей Мельниченко, писали сочувствующие посты, а другие отнеслись к популярному флешмобу со скепсисом.

Многие обвинили авторов в том, что они принимают за сексуальное насилие действия, которые ими не являются, либо вообще придумывают свои истории. Пользователи в шутку стали выводить в топ другие хештеги, например, #яНеБоюсьСкакати или #‎меня_схватили_за_жопу_теперь_ябоюсь_холодильника.

Некоторые даже обвинили авторов историй об изнасилованиях в «хвастовстве» и попытке привлечь к себе внимание, ну или просто советовали «не жаловаться». Порекомендовали также обратиться к психотерапевту, а не рассказывать о подобных опытах в Facebook. Кое-кого даже пытались уличить в публикации своих «сексуальных извращенных фантазий».

Не первопроходцы

При этом флешмоб #яНеБоюсьСказать, получивший неожиданную популярность в сети, стал далеко не первым сетевым проектом, который пытается привлечь внимание к проблеме.

Группы, в которых женщины могут поделиться своим травматическим опытом, получить поддержку и контакты кризисных центров, существуют во «ВКонтакте» — например, сообщество под названием #щастьебытьженой. В таких группах женщинам гарантируется полная анонимность и даже защита от негативных комментариев.

Похожий на #яНеБоюсьСказать флешмоб в апреле проводили британские феминистки из проекта Everyday Sexism («Сексизм каждый день»). Участницы акции публиковали в Twitter посты с хештегом #WhenIWas («Когда мне было»), в которых рассказывали о том, как рано в жизни женщины появляются сексизм, домогательства, сексуальное насилие и дискриминация.

Правда, многие жалобы были мало похожи на факты сексуального насилия. Так, одна из женщин пожаловалось на то, что ей посоветовали вести себя менее властно, пригрозив, что со своим характером она никогда не выйдет замуж. Другую ущемило то, что учитель физкультуры велел девочкам играть в облегченную версию регби.

Так называемые «анонимные исповедальни» существуют и в защищенной сети Tor. Там пользователи могут поделиться своими проблемами или получить профессиональную помощь, оставаясь при этом полностью анонимными.

Тревоги, депрессии, истерии

Почему тема сексуальных преступлений вызвала такой ажиотаж в сети и какие последствия для жертв изнасилований может иметь флешмоб, рассказал кандидат медицинских наук, психиатр, специалист по посттравматическому стрессовому расстройству, заместитель главного редактора «Ленты.ру» Петр Каменченко.

«Сексуальные домогательства и особенно изнасилование очень часто приводят к тяжелым психическим травмам. Вербализация переживаний, то есть возможность выговориться, становится важнейшей частью терапии. Для этого и существуют психологи МЧС, психотерапевты, психоаналитики и посиделки на кухне.

В этой связи появления хештега #яНеБоюсьСказать вполне оправдано. Благодаря ему люди, пострадавшие от насилия, получают возможность помочь себе и другим. Но, как всегда, не все так просто и однозначно. В конце 1980-х — начале 1990-х годов, собирая материалы для исследования посттравматического стрессового расстройства, я обратил внимание на высокую степень недостоверности рассказов жертв изнасилования.

Чтобы включить материал в научное исследование, необходимо убедиться в его достоверности. Для этого существуют разные методики, в том числе сравнение субъективного анамнеза (рассказа пациента) и объективного анамнеза (других сведений, подтвержденных неопровержимыми фактами).

Так вот, в случаях сексуального насилия и особенно сексуальных домогательств, разница между субъективным и объективным анамнезами была значительной. Причем не только в деталях, которые постоянно появлялись и видоизменялись уже в процессе обследования, но и по самому факту насилия. Многие истории оказались чистым вымыслом, живущим в рассказах фиктивных жертв годами. При этом женщины записывались в различные группы поддержки, обращались к специалистам, неоднократно лечились.

Как это объяснить и в чем причина подобных «наговоров»? Причин может быть много. Оставим в стороне корыстные интересы или месть — это достаточно очевидно и объяснимо. Сложнее, когда причина лежит в личности человека, в его внутреннем психологическом пространстве.

Скорее всего, причина кроется в истерических расстройствах. Главнейшими отличительными особенностями заболевания считаются лживость и демонстративность. Истерику важно, чтобы о его подвигах или страданиях знало как можно больше людей, для чего не только преувеличиваются реальные факты, но и выдумываются новые. При этом истерик не только выдумывает самые фантастические истории, но часто начинает сам в них верить и действовать соответственно собственной легенде.

Интернет и социальные сети представляют великолепное поле для деятельности больных истерией. Фантазировать, врать и демонстрировать себя во всех видах в сети стало общей нормой.

И это другая сторона медали хештега #яНеБоюсьСказать». Фантазий, вранья, всевозможных демонстраций и гиперкомпенсаций там будет куда больше, чем реальных историй. Поэтому людям с реальными проблемами это вряд ли принесет что-то, кроме тревоги и депрессий».

Звери с Чумного озера
Щелковская ОПГ не знала пощады и отправляла жертв на корм рыбам
Земля и доля
Подмосковные крестьяне бьются с Грудининым за свои гектары
Огонь, вода и бандитские трупы
На работе он стреляет в боевиков, а по выходным людей спасает
Темные времена
Лихие 90-е: спецпроект «Ленты.ру»
Восстание зануд
Первый тест самой странной Audi нашего времени – лифтбека A7 нового поколения
Тест: Made in USSR? Точно?
Угадай машину, придуманную в СССР
Самая лучшая Audi наших дней. Или нет?
Видео: первый тест Audi A7
Сегодня ничего не произошло
Длительный тест Hyundai Sonata: итоги, конкуренты, стоимость владения
Abandoned Howey MansionИ тишина
Прекрасные заброшенные уголки мира
В комнате пыток
Сколько стоит самое дешевое и страшное жилье в Москве
Он же памятник
Угадай полководца: хитрый военный тест «Ленты.ру»
Соседи из ада
Интеллигентные жильцы превратили жизнь москвички в кошмар