Новости партнеров

По нотам Си

Как Путин стал одним из главных гостей в раю на земле

Си Цзиньпинь и Владимир Путин
Фото: Bernd von Jutrczenka / DPA / Globallookpress.com

В воскресенье, 4 сентября, в китайском городе Ханчжоу открылся двухдневный саммит лидеров «Большой двадцатки». В выставочном центре возле живописного озера Сиху собрались представители крупнейших экономик мира. А за пределами красной зоны, в которой они обитали, раскинулся пустынный город: жителей попросили уехать, дабы не мешали создавать самое безопасное место на земле. Корреспондент «Ленты.ру» наблюдал за первым днем работы G20.

Изгнанные из рая

Небольшой по китайским меркам город Ханчжоу упоминается в местной поговорке как рай на земле. Но из этого китайского рая изгнали всех: и грешников, и праведников — в общей сложности несколько миллионов жителей. А для участников саммита «Большой двадцатки» оставили филиал рая — пространство вокруг самого красивого в городе озера Сиху. На его берегу в гостинице Shangri-La поселился Владимир Путин.

Остальной город вымер. Лишь по стерильно чистым улицам маршировали дружинники с красными повязками на рукавах, темнели пустые витрины магазинов и кафе.

Рабочие отправились на недельные каникулы, предприниматели считали убытки, зато полицейским было проще взять на контроль всех журналистов.

Чужакам здесь было не место, и поселиться в Ханчжоу самостоятельно ввиду принимаемых мер безопасности было почти невозможно. Хотя, надо отдать должное, местные отели цены не задирали.

С упором на державность

Си Цзиньпинь неспроста выбрал Ханчжоу для проведения «двадцатки» — некоторое время он был губернатором провинции, в которой находится этот город. И сейчас представлял его с личной гордостью. Сердцем саммита стало здание-трансформер, строившееся как стадион (в эту ипостась ему еще предстоит вернуться).

Ханчжоу должен был символизировать прогресс, на который способна «уникальная внешняя политика Китая с упором на концепцию великой державы», о которой в 2014 году объявил Си. И чтобы иностранцы по достоинству оценили эту политику, в пресс-центре разложили многочисленные брошюры и увесистые тома. Авторы с обложек вопрошали: «А что вы знаете о Компартии Китая?»

Лидерство, на которое претендует Поднебесная, не подразумевает право контроля, пояснял автор одной из брошюр, ибо Китай желает соблюдения интересов всего мира. В другом справочнике напоминали, что Пекин всегда держит в уме цель — «быть боеспособными и быть победителями». И потому превращает свою армию в могучую и неустрашимую.

Правда, на саммите китайские волонтеры, старательно выучившие английский, были вежливы и улыбчивы. Да и лицо председателя их Компартии сияло от удовольствия — кажется, все шло по плану Си.

Шутки, мороженое и lady in red

Нежелание говорить о политике на экономическом саммите демонстрировал и Владимир Путин. В интервью британскому агентству Bloomberg он посоветовал G20 не вмешиваться во внешние дела: ту же Сирию можно обсудить в ООН.

И действительно, о политике поначалу не говорили. Прилетев 3 сентября в Ханчжоу и встретившись с президентом Турции Реджепом Эрдоганом, Путин шутил: «Если глава разведслужбы здесь, тогда нам не о чем говорить, он вам уже, наверное, все доложил».

На следующий день, встретившись с Си Цзиньпином, Путин оказал своему стратегическому партнеру любезность — подарил целую коробку мороженого. Об этой страсти председателя КНР ему рассказали китайские инвесторы. Си подтвердил: наше мороженое он очень любит, потому что «сливки лучше». «А теперь вот ему бесплатно [привезли]», как заметил потом глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев.

При знакомстве с премьер-министром Великобритании Терезой Мэй Путин первым протянул раскрытую ладонь. Высокая британка надела алый костюм и стала самой эффектной дамой на саммите. Во время официальной церемонии встречи, когда лидеры по очереди подходили к Си, в отличие от укутанных в широкие пиджаки и брюки канцлера ФРГ Ангелы Меркель и президента Кореи Пак Кын Хе, британка вышла в яркой юбке, обнажив длинные ноги.

Настоящий фурор вызвал латиноамериканец. Когда у подъезда появился похожий на киноактера президент Мексики Энрике Пенья Ньето, китайские и японские журналистки перешли на визг и бросились делать селфи на его фоне.

Ярче реагировали только на поцелуи и объятия, которыми в своей обычной манере глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер одарил Си Цзиньпина. Китайская пресса загудела — местная публика вообще с большим волнением воспринимала любые отступления от протокола. Следовавший за Юнкером председатель Совета ЕС Дональд Туск, словно услышав реакцию, примеру европейского коллеги не последовал и, улыбаясь, просто пожал Си руку.

Большая политическая семья

Сама по себе церемония приветствия лидеров действительно напоминает проход актеров по красной ковровой дорожке (тем более что дорожка там тоже красная и ковровая). Раскованные европейцы дружелюбно машут фотографам, американцы поражают своим размахом (у президента США самый длинный кортеж), ближневосточные лидеры предпочитают не замечать суету вокруг (Эрдоган мрачно смотрит себе под ноги), азиаты выглядят скромно (Пак Кын Хе меняет только оттенки своих наглухо застегнутых пиджаков).

После приветствия — церемония совместного фотографирования. Это очень тонкая вещь. Два года назад в Брисбене Путина оттеснили к самому краю family photo, поставив рядом с главой ЮАР. Год назад в Анталье российский президент стоял на заметном месте в первом ряду. И вот в Китае он продвинулся еще ближе к центру — от председателя КНР его отделял только Эрдоган. Обама стоял с другой стороны, рядом с Меркель.

К залу заседаний российский и китайский лидеры двинулись вместе. Встретив по пути делегацию Саудовской Аравии, Путин радостно подошел к ним, услышал что-то смешное и махнул рукой. Обменялся парой фраз с Меркель, затем с Эрдоганом. И было видно, как президент Турции поднял большой палец в знак одобрения.

Во время другой традиционной церемонии — фотографирования с супругами, Путина поставили рядом с Меркель. Оба лидера прибыли на саммит в одиночку. Впрочем, как и президент США, премьер Италии, главы Франции и Казахстана — все они предпочли отправиться в Китай без жен. Зато супруга Си Пэн Лиюань, как всегда, была на высоте — красива, элегантна и мила.

Словом, китайская сторона не обманула, пообещав сделать российского президента одним из главных гостей саммита. Путин, как и Си, выглядел довольным — ему было комфортно.

Усилия первого дня

Вечером в воскресенье Путину предстояло провести переговоры с президентом Франции Франсуа Олландом, а затем с Ангелой Меркель. Собраться втроем европейцы не пожелали, сославшись на рабочие графики. В российской делегации допускали и встречу Путина с Обамой.

Но эти переговоры совершенно определенно будут про политику. А что касается экономики, во время первого заседания G20 российский президент так определил ситуацию в стране: «Мы оцениваем наши усилия как недостаточные, скромные». Но по его словам, российская экономика все-таки стабилизировалась, сохранились резервы, существенно сократили отток капитала, инфляция снизилась в два раза.

Си Цзиньпин, выступивший на приеме в честь глав делегаций с поэтической речью, призвал страны G20 выстраивать открытую мировую экономику. Пригласив их в рай на земле — Ханчжоу, он предлагал лидерам «пройти по мосту, сея семена сотрудничества, и сесть в одну лодку». А на встрече с Путиным Си отметил, что процветание Москвы Пекин рассматривает как «свой собственный шанс в развитии».

Россия00:0124 сентября

«Делая вид, что лечишь»

Как работать без лекарств и оборудования: откровенный рассказ российского врача