«Придется общаться с Порошенко»

О чем Путин договорился на саммите G20 в Китае

Фото: Максим Шеметов / Reuters

В понедельник, 5 сентября, в китайском городе Ханчжоу завершился саммит «Большой двадцатки», который в Поднебесной без оговорок называют историческим. Для Владимира Путина этот саммит точно стал особенным — российский лидер крайне редко завершает международные поездки в столь расслабленном состоянии и философском расположении духа. И было ничуть не удивительно, что российский президент с легкостью согласился пообщаться с украинским.

В поднебесье

Грандиозное и в то же время элегантное шоу фейерверков, балет «Лебединое озеро» на водной глади, рояль, выплывший из-за кустов, а также шелковое меню и крабы, приготовленные в мандарине, — на торжественном открытии саммита G20 Китай демонстрировал гостям, что он преуспевает не только в экономике, но и в искусствах.

Сногсшибательная уверенность Поднебесной в своих силах чувствовалась во всем. Утренняя China Daily пестрела фотографиями с «Большой двадцатки» и утверждениями о том, что теперь мир осознал: Китай велик, его экономика — машина с мощным мотором, и стоит ехать в одном ряду с ней. Китайские журналисты спрашивали у иностранных коллег: «Как вам речь Си Цзиньпина, это был исторический момент, не находите?» Президента России они также просили оценить успехи Поднебесной. Лидер — он и есть лидер, — ответил Путин. И добавил, что саммит был организован с душой.

Западная пресса, напротив, упрекала КНР в комплексе неполноценности: если бы страна по-настоящему чувствовала себя сильной, то не стала бы зачищать город от собственных граждан.

Через Минск в Париж

Рабочая программа президента России менялась по сравнению с первоначальными набросками, что традиционно для графика Владимира Путина. Поздно вечером 4 сентября, уже после концерта и ужина, он провел переговоры сначала с президентом Франции Франсуа Олландом, а затем с канцлером ФРГ Ангелой Меркель. Встреча втроем не состоялась из-за графика последней.

В полночь по китайскому времени Меркель заявила, что еще полна сил, потому что в ее родной Германии был ранний вечер. Утром следующего дня, когда в Берлине еще крепко спали, Меркель с менее бодрым видом продолжила переговоры с Путиным уже без делегаций и переводчиков.

Сколько на сей раз часов было посвящено Украине, сказать сложно, но на следующий день Олланд с уверенностью заявлял, что нормандский формат жив и в ближайшие недели состоится новая встреча четверки.

Видимо, логично было бы ее приурочить к давно готовившейся поездке Путина в Париж на открытие русского центра, которая должна состояться в период с 18 по 20 октября, как анонсировали французы.

Российский президент только оговорился, что не имеет смысла проводить встречу ради встречи. Что касается четвертой стороны переговоров — президента Украины — Путин засмеялся: «Придется общаться с Порошенко, куда деваться?»

Сирийский экспресс

Без делегаций и переводчиков какое-то время общались Владимир Путин и Барак Обама. Мало того что встреча с президентом США не была запланирована заранее, удачливых журналистов, которых поначалу на нее записали, в итоге оставили в коридоре. В зал не пустили и личных фотографов.

В Кремле подчеркивали, что о полноформатных переговорах попросил Обама. Он же первым пришел и первым вышел из дверей. Единственное видео этой встречи опубликовал журналист Андрей Колесников. На кадрах видно, как Путин подождал некоторое время для того, чтобы между ним и Обамой появилась дистанция, и отправился вслед по коридору на очередное заседание группы двадцати.

«По поводу часов и того, кто кого первым позвал... Я даже не фиксирую на этом свое внимание, какая разница?» — признавался потом Путин.

Параллельно с переговорами лидеров мозговой штурм вели министр иностранных дел России Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри. Их небольшая переговорная находилась неподалеку от пресс-центра журналистов. В какой-то момент американец промелькнул недалеко от туалетов, и сотни фотографов, лишенных возможности работать на двухсторонках лидеров, снося на своем пути стулья и столы, ринулись к нему. Больше Керри таких ошибок не совершал.

Общение Лаврова и Керри затянулось до вечера 4 сентября и продолжилось утром 5 сентября. В итоге Вашингтон и Москва смогли договориться по многим техническим вопросам, касающимся урегулирования ситуации в Сирии, сторонам осталось разрешить «еще пару сложных моментов», как туманно заявил в воскресенье госсекретарь США.

Пробел в доверии

Ответы Барака Обамы на пресс-конференции были конкретнее. Президент США заявил, что провел продуктивные переговоры с российским коллегой по установлению режима прекращения огня в Сирии, при котором страны смогут вместе бороться с ИГ и «Джебхат-ан-Нусрой» (террористические организации, запрещены в РФ). «Но учитывая пробел в доверии, который существует, пока нам не удалось сблизить позиции так, чтобы это (соглашение) заработало», — сказал он на пресс-конференции.

Еще одной — чувствительной для американцев и малозаметной для россиян — темой, которую затронули лидеры, стала кибербезопасность. Обама отказался обсуждать конкретные расследования, в ходе которых во взломе серверов в США подозревали хакеров из России, и заметил, что в той сфере у двух стран проблемы были и раньше.

Американский президент повторил: США не снимут с России санкции, пока не будут выполняться минские соглашения. Но уточнил — окончательный вариант соглашений и пути их воплощения в жизнь будут определены в ближайшие недели (то есть также подтвердил возможность встречи в нормандском формате).

«Обычно наши встречи с Путиным проходят в открытом, честном, деловом тоне, и эта встреча не стала исключением», — завершил Обама.

Ни в ком не уверены, но сюрпризов нет

Об открытости диалога говорил на своей пресс-конференции и Владимир Путин. Он сказал, что чувствует заинтересованность Обамы в борьбе с терроризмом. «Мне кажется, он искренне стремится к улучшению ситуации», — заметил российский президент.

Другая сфера — экономика — вряд ли может стать точкой соприкосновения двух государств. «Большой ценности в чисто торговой экономической связи США для нас не представляют», — сказал Путин. Поэтому санкционную тематику затрагивали вскользь. Другой разговор — Сирия. Все, что хотели обсудить, обсудили обстоятельно, не на ходу.

К слову о Сирии. На вопрос о том, не останется ли турецкая армия на территории этого государства и после урегулирования конфликтов, Путин признал: «Мы не можем быть уверены ни в чьих целях окончательно». Но турецкие танки не стали для него сюрпризом: «Для этого существует министерство иностранных дел — чтобы не было неожиданностей».

Отдать два острова

На пресс-конференции Путина по итогам саммита центральными вопросами неожиданно стали не ближне-, а дальневосточные. Журналисты интересовались, где теперь, после такого плотного общения с премьер-министром Японии Синдзо Абэ, следует чертить красную линию в вопросе Курильских островов.

«Давайте не будем искать красных линий, — призвал Путин. — Давайте будем идти не в тупики, а по улицам в обе стороны». Он уточнил, что с Абэ сложились дружеские отношения, лидеры обращаются друг к другу на «ты». «Он яркий политик, блестящий оратор, он умеет говорить», — отдал должное Путин коллеге и заметил, что ценность все же не в словах, а в экономических предложениях японца, которые интересны России.

Ни ситуация на Украине, ни отношения с США не влияют на диалог Москвы и Токио, заметил Путин. Примечательно, что вспоминая предысторию Курильских островов, он заметил, что Советский Союз был готов уступить два острова. Договор 1956 года не предусматривал условия этих уступок. Но ведь они были, как бы напоминал российский президент.

В результате — заморозка

Одним из заметных результатов (или шагов для их достижения) саммита G20 для России стала «новая эра в отношениях» с Саудовской Аравией, о которой объявил глава Минэнерго Александр Новак. Страны договорились о совместных действиях для поддержания стабильности на рынке нефти. Соответствующее заявление подписали министры энергетики двух стран.

Саудиты, по мнению Путина, готовы на заморозку добычи. Но требования Ирана вернуться на досанкционный уровень российский президент считает справедливыми. А нынешние цены на нефть — нет. «Могли бы быть и повыше», — заметил он.

Позже, правда, Минэнерго России сообщило, что о заморозке объемов нефтедобычи речи нет и стороны договорились лишь о продолжении консультаций и создании совместной мониторинговой рабочей группы.

Коммюнике

Тем временем лидеры «группы двадцати» приняли итоговое коммюнике саммита — как и всегда в таких случаях сводящееся к декларациям и намерениям. Страны G20 признали, что выход Британии из ЕС добавит неопределённости в мировую экономику, однако выразили надежду на то, что «в будущем Великобритания будет близким партнером ЕС».

Страны G20 также пообещали бороться со всеми источниками финансирования терроризма и замораживать их активы. А вот вопрос об участии G20 в разрешении миграционного кризиса в Европе вызвал разногласия на саммите в Ханчжоу. Турция и Европа считают, что другие страны тоже должны признать проблему и что-то делать для ее разрешения, но не встретили понимания. Спорными также стали темы, касающиеся климата, избыточных мощностей и права на территориальную собственность.

Это не помешало Си Цзиньпину заявить, что саммит лидеров G20 завершился большим успехом и все желаемые результаты были достигнуты.