Силовые структуры

Союз меча и пиара Чем известны заблокировавшие в Москве выставку Стерджеса «Офицеры России»

Фото: Алексей Абанин / «Коммерсантъ»

В минувшие выходные в столичном Центре фотографии имени братьев Люмьер бушевали нешуточные страсти. Всему виной — выставка скандального американского фотографа Джока Стерджеса, на чьих снимках запечатлены обнаженные девочки в период полового созревания. Днем в воскресенье, 25 сентября, вход на выставку заблокировали представители общественной организации «Офицеры России». В итоге организаторы приняли решение закрыть экспозицию — чтобы не будоражить общественное мнение. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что «Офицеры России» и прочие общественные организации, призванные помогать государству, далеко не так просты, как кажутся, а на их репутации можно найти немало темных пятен. Подноготную современных активистов изучала «Лента.ру».

Сами себе командиры

В светском государстве функции контроля общественного порядка строго распределены между вполне конкретными структурами. Есть нарушение? Не вопрос — приезжают правоохранители, состоящие на госслужбе, и наводят порядок. Однако в минувшее воскресенье на Болотной набережной все было иначе. Вход на выставку заблокировали представители общественной организации «Офицеры России». И не просто заблокировали — руководитель активистов Антон Цветков заявил, что «организация проверит выставку и сама решит, открыть ли доступ посетителям».

Если бы нечто подобное попытались устроить другие общественники — к примеру, борцы за экологию, защитники прав пешеходов или любители домашних животных — их бы почти наверняка моментально разогнала полиция. Ведь не пускать посетителей на выставку просто так, потому что захотелось — это прямое самоуправство и нарушение закона. Однако с «Офицерами России» случай особый. С точки зрения своего юридического статуса, члены этой организации — обычные граждане, не наделенные полномочиями что-либо закрывать или блокировать. Но они всячески стараются показать, что действуют с правоохранительными органами заодно. Достаточно открыть сайт организации: вот «Офицеры России» вместе с представителями МВД инспектируют Московское центральное кольцо, вот активисты принимают участие в разводе дежурных полицейских нарядов на Байконуре, а вот вместе с представителями ГСУ и УГРО столичного главка полиции думают, как бороться с преступлениями в сфере высоких технологий…

И такая тактика, похоже, приносит свои плоды. Вероятно, «Офицеры России» — это единственная на сегодняшний день общественная организация в России, которой может сойти с рук откровенное самоуправство вроде того, что было на выставке в Центре фотографии имени братьев Люмьер.

Широкие жесты и скромные полномочия

Список полномочий представителей любых общественных организаций — от «Офицеров России» до борцов за права животных — довольно скромный. Все они прописаны в Федеральном законе РФ от 19 мая 1995 года №82-ФЗ «Об общественных объединениях». Итак, активисты имеют право распространять информацию о своей деятельности, участвовать в выборах и референдумах, а также выступать с различными инициативами. Кроме того, общественники в законном порядке могут защищать свои права и права других граждан, учреждать СМИ и осуществлять издательскую деятельность. По сути, все то же самое доступно и обычным гражданам, не состоящим ни в каких общественных организациях. Конечно, активисты наделены полномочиями проводить собрания, митинги и демонстрации. Но по действующему законодательству устроить одиночный пикет тоже может каждый. Наконец, общественники могут участвовать в выработке решений органов государственной власти и органов местного самоуправления — в этом, пожалуй, и заключается их главная функция. Но никаких силовых полномочий у активистов нет и в помине — за любую попытку применить силу или ограничить свободу передвижения людей, как это было в Центре фотографии имени братьев Люмьер, они должны отвечать по всей строгости закона, наравне со всеми гражданами.

Сотрудники Центра профилактики правонарушений и оперативный отряд «Офицеров России» в московском Центре фотографии имени братьев Люмьер на фотовыставке «Джок Стерджес. Без смущения».

Сотрудники Центра профилактики правонарушений и оперативный отряд «Офицеров России» в московском Центре фотографии имени братьев Люмьер на фотовыставке «Джок Стерджес. Без смущения».. Фото: Алексей Абанин / «Коммерсантъ»

По мнению адвоката Константина Трапаидзе, действия «Офицеров России», перегородивших вход на выставку, подпадают под понятие пикетирования. По закону, чтобы устроить такую акцию, активисты должны были за 3 дня до ее проведения сообщить о своих планах столичным властям и рассказать в уведомлении, что за мероприятие планируется, с какой целью, где собираются его проводить, сколько — примерно — людей придет, и как будет обеспечена их безопасность (это прописано в ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»).

«Я сомневаюсь, что это было сделано. А если "Офицеры России" устроили свою акцию самовольно, то это очень опасная практика. Сегодня кто-то решил не пустить людей на выставку. А что если завтра кто-то убьет человека со спорной репутацией просто потому, что посчитает нужным? Я считаю, что действия представителей "Офицеров России" обязательно должны получить правовую оценку со стороны правоохранительных органов. Вероятно, в них легко можно будет найти сразу несколько составов правонарушений», — полагает эксперт.

Незваные защитники погостов

В истории с блокировкой Центра фотографии имени братьев Люмьер у активистов «Офицеров России» найдется немало защитников — уж больно спорно творчество Стерджеса. Но есть в послужном списке «Офицеров России» и куда более темные истории.

14 мая 2016 года всю страну шокировало побоище на Хованском кладбище, в котором, по разным оценкам, приняли участие от 100 до 500 человек. По версии следствия, основной мотив конфликта был финансовым: стороны боролись за теневые доходы от крупнейшего некрополя Москвы. В результате драки три человека погибли, более 50 были задержаны, 14 — арестованы. В их числе оказались и спортсмены из клуба «Здоровая нация» во главе с одним из его учредителей Александром Бочарниковым.

Задержанный по делу о массовой драке на Хованском кладбище Александр Бочарников во время заседания в Пресненском суде.

Задержанный по делу о массовой драке на Хованском кладбище Александр Бочарников во время заседания в Пресненском суде.. Фото: Юрий Мартьянов / «Коммерсантъ»

24 мая некто Георгий Макарьев, называющий себя соучредителем «Здоровой нации», опубликовал в сети видеоролик, где рассказал о том, что спортсмены делали на Хованском кладбище. По его словам, руководство некрополя обратилось к спортклубу за помощью: спортсменам пожаловались на гастарбайтеров, работавших на территории кладбища нелегально. Те якобы воровали металл, надгробия, снимали ограды и вымогали деньги у посетителей. Макарьев утверждал, что администрация Хованского кладбища не раз обращалась в полицию — однако ничего не менялось. Восстановить порядок на крупнейшем некрополе столицы в итоге решили участники спортклуба «Здоровая нация». Вначале они просто патрулировали Хованское кладбище, а затем, 14 мая, якобы подверглись нападению со стороны гастарбайтеров.

Оказавшийся в гуще событий спортивный клуб — далеко не рядовая организация из серии тех, что пропагандируют здоровый образ жизни. Он входит в молодежное крыло ветеранской организации «Боевое братство». А та тесно сотрудничает с «Офицерами России». На сайте спортклуба тоже можно найти упоминание об «Офицерах России» — в посте о праздновании 4 ноября 2015 года Дня народного единства:

«Все руководство, тренеры, и спортсмены в количестве около 300 человек с флагами и символикой "Здоровой нации" гордо прошли по Тверской, плечом к плечу с "Офицерами России", с генералами и полковниками!».

Неудивительно, что лидер «Офицеров» Антон Цветков, охотно говоря о бойне на Хованском кладбище, очень осторожно комментировал все, что касается «Здоровой нации». С самого начала он заявил, что причина конфликта на территории некрополя — разборки этнических группировок.

Последствия массовой драки на Хованском кладбище.

Последствия массовой драки на Хованском кладбище.. Фото: Кристина Кормилицына / «Коммерсантъ»

«На фоне огромного количества заброшенных могил, в том числе ветеранов Великой Отечественной войны и других заслуженных людей, этнические группировки делят сверхприбыли», — говорил Цветков вскоре после событий 14 мая.

А когда его на одной из пресс-конференций напрямую спросили о том, что представляют из себя спортсмены, принимавшие участие в конфликте, Цветков выступил истинным дипломатом:

«Название организации, члены который принимали участие в беспорядках на Хованском кладбище, уже упоминалось в СМИ, и пока не дана оценка роли этой организации, нет смысла лишний раз ее упоминать».

Как и в случае с Центром фотографии имени братьев Люмьер, в истории с Хованским кладбищем люди, имеющие отношение к «Офицерам России», проявили самоуправство, решив разобраться с гастарбайтерами своими силами. И арест части из них — итог вполне закономерный.

Опасные правозащитники

Справедливости ради надо отметить: не только «Офицеры России» отличаются сомнительными деяниями. Вообще различные правозащитники и активисты частенько показывают себя далеко не с лучшей стороны. Вот лишь несколько примеров.

В ноябре 2013 года сотрудники Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России задержали активистов нескольких общественных организаций (в том числе «В защиту Хопра» и «Стоп Никель»), действовавших в столичном регионе и Воронежской области. Общественники требовали от представителей компании «УГМК-Холдинг» деньги за прекращение протестных акций на участках медно-никелиевых месторождений федерального значения в Воронежской области, угрожая порчей имущества. Активисты несколько месяцев проводили несанкционированные митинги, а также устраивали беспорядки и поджоги, причинив компании ущерб на сумму более чем в 60 миллионов рублей.

Оперативники задержали в том числе экоактивиста Михаила Безменского: в результате вымогательства он получил и потратил 9 миллионов рублей (среди покупок шантажиста — автомобиль класса «премиум»). Позднее в городе Борисоглебск с поличным был задержан его подельник Игорь Житенев — атаман Национальной культурной автономии казаков Новохоперска.

Движение «Наши» проводит кампанию по расклейке стикеров «Мне плевать на всех, паркуюсь где хочу» на оставленные на тротуарах и мешающие пешеходам автомобили.

Движение «Наши» проводит кампанию по расклейке стикеров «Мне плевать на всех, паркуюсь где хочу» на оставленные на тротуарах и мешающие пешеходам автомобили. . Фото: Александр Вильф / РИА Новости

В сентябре 2015 года в Астраханской области разразился громкий скандал. В селе Красный Яр в один из магазинов пришли две представительницы организации по защите прав потребителей. Активистки быстро указали продавцам на нарушения — у них не было бейджиков, а ряд продуктов оказался просрочен. Правозащитницы пригрозили тем, что составят в отношении продавцов соответствующие акты, но сразу же добавили, что этого можно избежать — за три тысячи рублей. Получив деньги, активистки удалились. Узнав об этом, директор магазина немедленно обратился в полицию. Как оказалось, никаких полномочий на составление актов у женщин не было — зато их действия подпали под действие статьи 159 УК РФ «Мошенничество», и в отношении активисток было возбуждено уголовное дело.

А в начале марта 2016 года досталось и активистам скандально известного движения «Стоп Хам», которое до своей ликвидации занималось борьбой с нарушителями правил парковки. В группе «Подслушано Тюмень» в одной из социальных сетей пользователь рассказал о том, что случилось с его матерью. На стекло ее автомобиля активисты «Стоп Хам» наклеили стикер с надписью «Паркуюсь, где хочу». Когда хозяйка автомобиля потребовала убрать наклейку, активисты не только прилепили к ее машине еще несколько стикеров, но и стали вымогать деньги.

«Стопхамовцы предупредили, что если она на месте не выплатит им две тысячи рублей за наклейки, они разместят видео в интернете», — сообщил пользователь, добавив, что его мать отказалась платить и обратилась в полицию.

Чем все закончилось, неизвестно. 21 марта 2016 года общественная организация «Стоп Хам» была официально ликвидирована.

В поисках границ дозволенного

«То, что устроили "Офицеры России" в минувшие выходные — на мой взгляд, вполне закономерно. Дело в том, что в стране только формируется гражданское общество, а всевозможные активисты — это неотъемлемая его часть. Они считают, что знают лучше государства, как и что делать, — и порой как бы прощупывают рамки того, что им дозволено. И очень важно, чтобы власти реагировали на такие попытки, показывали общественникам, что можно, а что нельзя», — говорит вице-президент Центра социальных и политических исследований «Аспект» Ирина Алкснис.

По ее мнению, строгий контроль за общественниками важен еще и потому, что некоторые из них пытаются превратить свою деятельность в доходный бизнес на грани закона. Алкнис считает, что за несанкционированную акцию у Центра фотографии имени братьев Люмьер представителей «Офицеров России» следовало бы наказать: своими действиями они фактически нарушили монополию государства на применение силы. Это, в свою очередь, послужило бы уроком для активистов других общественных организаций, пытающихся самовольно брать на себя функции различных органов государственной власти.

«В ситуации с выставкой Джока Стерджеса есть две стороны медали. Первая — организаторская. Все-таки подобные выставки из-за своей провокационности должны быть камерными. Иначе есть риск столкнуться с агрессией со стороны всевозможных активистов. Подобные случаи в России не редкость — достаточно вспомнить историю с оперой «Тангейзер» в Новосибирске. Сегодня на скандальные культурные мероприятия реагируют то казаки, то националисты, то теперь вот подключились "Офицеры России". Но если что-то разрешено властями, никто не вправе ограничивать туда вход посетителям», — считает директор Московского бюро по правам человека Александр Брод.

По мнению эксперта, то, что организаторы выставки в Центре фотографии имени братьев Люмьер после разразившегося скандала закрыли ее добровольно, говорит об одном: активисты могли бы просто вступить с сотрудниками Центра в переговоры, а в случае неудачи обратиться в полицию. Однако вместо этого они использовали силовые методы, тем самым выйдя за рамки своих полномочий.

* * *
Председатель президиума «Офицеров России» Антон Цветков во вторник, 27 сентября, подробно рассказал в Facebook, как все было. По его словам, о выставке он узнал из поста блогера Елены Мироненко (Лена Миро) в ЖЖ, после чего сообщил об экспозиции в правоохранительные органы, а также своим соратникам по «Офицерам России», которых попросил приехать в воскресенье к открытию Центра фотографии имени братьев Люмьер и оценить экспонаты на предмет соответствия законодательству.

«Ночью я получил сообщение от Эдуарда Литвинского, который представился руководителем Центра фотографии братьев Люмьер. Он сообщил мне, что фотографии, опубликованные в блоге Елены Мироновой, на выставке не представлены. Я сообщил ему, что в воскресенье на выставку прибудут представители нашей организации, чтобы все увидеть собственными глазами, и сообщат мне прямо оттуда. Однако Эдуард попросил меня приехать лично, и я согласился», — пишет Цветков.

По словам руководителя «Офицеров России», с разрешения руководства выставки он сфотографировал работы Джока Стерджеса и показал их экспертам и юристам, не обнаружившим в них никаких нарушений закона. В скандале вокруг фотовыставки Цветков фактически обвинил Елену Миронову, опубликовавшую в своем блоге фото, которых не было в экспозиции, и призвал правоохранительные органы проверить ее пост в ЖЖ «на предмет публикации фотографий обнаженных несовершеннолетних и информации провокационного по сути характера».