Новости партнеров

Опасные защитники Ирака

Почему победа над «Исламским государством» может не привести страну к миру

A volunteer from the Badr Brigade militia fires on ISIS fighters from the frontline on April 11, 2015 in Ebrahim Ben Ali, in Anbar Province, Iraq. Shia militia and Iraqi government troops are preparing for an assault on ISIS forces in Anbar, much of which was captured by ISIS forces last year.
Фото: John Moore / Getty Images

Военная победа над террористами «Исламского государства» (ИГ) пока еще не одержана, но в мире уже думают о послевоенной конфигурации иракского общества, разделенного по религиозному признаку. Одна из самых влиятельных групп, претендующая на властные рычаги, — шиитские ополченцы из «Сил народной мобилизации» (СНМ). Одни называют их «цепными псами Ирана», другие — героическими защитниками простого народа от джихадистов ИГ. «Лента.ру» разбиралась, какую роль в иракском конфликте играет самая могущественная шиитская группировка и почему многие наблюдатели считают ее усиление крайне опасным.

«Игиловцы все еще иногда нападают, но "Хашд шааби" (арабское название СНМ — прим. «Ленты.ру») защищает нас», — рассказал Foreign Policy один из жителей иракского Башира. Курдское ополчение пешмерга отбило этот город у джихадистов в мае, но потом передало под контроль СНМ.

Формально «Силы народной мобилизации» были созданы иракскими властями для помощи армии, но проиранским группам удалось проникнуть в самое сердце организации.

Основной агент Тегерана в регионе — группировка «Бадр» — расставила своих людей практически на всех ключевых постах в СНМ и полиции страны. Премьер-министр Хайдер аль-Абади отдал в руки лидера «Бадра» Хади аль-Амири и формальное руководство СНМ.

Как сообщает The National Interest, из 100 тысяч бойцов примерно 80 процентов в той или иной мере поддерживаются элитной иранской военизированной организацией — Корпусом стражей исламской революции (КСИР).

Тегеран поощряет участие своих подопечных в иракской политике — весной 2017 года в стране пройдут выборы, и ожидается, что выходцы из СНМ займут множество кресел во властных кабинетах, что позволит им влиять и на общую политику Багдада.

В подконтрольном ополчению Башире иранское влияние заметно даже внешне — по всему городу расклеены портреты верховного лидера Ирана аятоллы Хаменеи и его предшественника Хомейни.

Шиитские ополченцы вместе с американцами готовятся помогать иракским правительственным силам штурмовать Мосул, иракскую столицу ИГ — вот только в Вашингтоне таким невольным союзникам не очень рады. Дело в том, что среди членов СНМ множество вооруженных групп, которые в США считают террористическими.

Например, заместитель командующего СНМ Абу Махди аль-Мухандис внесен в список террористов, к тому же он возглавляет собственную группировку «Катаиб Хезболла».

«Мы не можем работать с людьми из "Катаиб Хезболла" — они не только поубивали многих наших солдат во время последней войны в Ираке, но и остаются под прямым контролем КСИР», — рассказал Foreign Policy Майкл Найтс, научный сотрудник вашингтонского Института ближневосточной политики.

Но претензии к бойцам СНМ не ограничиваются только обвинениями в крайне тесном взаимодействии с иранцами. Правозащитники утверждают, что шиитские силы порой слишком жестоко обходятся с населением суннитских городов и деревень. О пытках в интервью «Аль-Джазире» рассказал Абу Мухаммад, который перед наступлением правительственных сил при поддержке ополчения бежал из оккупированного ИГ города Эль-Фаллуджа и добрался до специального лагеря для беженцев, где и столкнулся с шиитскими ополченцами.

«Нас били обрезками труб, они пытали нас по очереди. Когда один из мучителей устал меня бить, он связал мне руки за спиной, а сам просто прыгнул на меня. Я чувствовал, как ломаются мои ребра, я кричал, харкал кровью. Я просил пить, но воды мне не давали», — вспоминал он.

Схожую историю поведал другой местный житель, Махмуд аль-Шукор: «Они выводили нас по одному. Несколько человек убили, а потом пришла моя очередь. Я слышал, как жертвы кричали и умоляли сохранить им жизнь. Они клялись, что никогда не воевали за ИГ, никогда не вступали в их ряды, но это не спасло их». Махмуда повалили на землю, крикнув, что пришел его черед. Однако кто-то из главарей приказал прекратить убийства. Информация о внесудебных расправах распространилась за пределами Ирака, и руководители ополчения взялись наводить порядок.

Жестокое обращение с гражданским населением осудили и правозащитники из Human Rights Watch. «И вновь мирные жители страдают из-за того, что иракское правительство неспособно обуздать бесконтрольных ополченцев. Страны, поддерживающие иракские войска и СНМ, должны убедить Багдад покончить с этими злодеяниями», — заявил заместитель директора HRW по Ближнему Востоку Джо Сторк.

В рядах СНМ эти обвинения решительно отвергают. «Да мы даже населенные суннитами зоны освобождали чаще, чем шиитские! — возмущался в интервью Foreign Policy Абдул-Хусейн Мохаммед, заместитель командующего отряда «Бадр». — Будь мы религиозными фанатиками, мы бы не сражались за них. Мы не делаем различий, мы твердо стоим на стороне наших суннитских братьев и сестер».

Эксперты полагают, что основная беда СНМ — неорганизованность. «Это не какая-то единая структура с четкой системой командования. Да, в ней есть мощные группировки вроде "Бадра", но контролировать другие объединения они не могут», — объяснил Foreign Policy Ренад Мансур, сотрудник фонда Карнеги за международный мир.

Учитывая противоречивую роль, которую СНМ играют в регионе, в Вашингтоне уже задумываются над тем, как ограничить их влияние после победы над ИГ и не допустить скатывания страны в вооруженное межрелигиозное противостояние.

Свой план изложил конгрессмен Сет Мултон, лично участвовавший в боевых действиях в Ираке. «Нам надо ограничить религиозное влияние СНМ и положить конец той маргинализации суннитов, которую они проводят. Если бы мы с самого начала не допустили такого, не нужно было бы сегодня все это расхлебывать», — уверен он.

По плану Мултона освобождение Мосула нужно отложить и предоставить Багдаду финансовую поддержку при условии, что власти Ирака ослабят свою зависимость от СНМ и привлекут в армию и сферу управления больше арабов-суннитов. По мнению конгрессмена, быстрая военная победа над ИГ без подготовки политической почвы не позволит добиться прочного мира в стране.

Шиитские ополченцы считают проблему надуманной: «Мы уже делали то, что нам запрещали американцы, и продолжим заниматься тем же. Американцы должны сказать нам спасибо, потому что если бы нас не было, никто бы не дал первоначальный отпор ИГ. Мы тут защищаем не только Ирак, но и весь мир», — говорит Абдул-Хусейн Мохамед.

Пока, похоже, американские военные к увещеваниям Мултона не прислушались: 28 сентября на сайте Пентагона опубликовано сообщение, что в Ирак направлены еще 600 американских солдат для штурма Мосула. «После освобождения города важных целей в Ираке не останется. Вот и все! Это последний крупный бастион ИГ в стране», — заметил по этому поводу министр обороны США Эштон Картер.

Освобождение Мосула может быть действительно не за горами, однако полноценного плана послевоенного восстановления и примирения страны в Вашингтоне еще не придумали — не исключено, что долгожданная военная победа не принесет умиротворения ни иракцам, ни всему остальному миру.

Террористическая группировка «Исламское государство» в России запрещена.

Мир00:0226 февраля

«После вируса нам предстоит борьба с мафией»

Из-за коронавируса мир пережил кризис и разгул преступности. Что ждет человечество после пандемии?