Удавиться можно

Что же было на шее у Алены Повышевой из «Что? Где? Когда?»

Эдуард Мане, «Олимпия» (1863)
Изображение: Musée d’Orsay

Пользователи социальных сетей второй день не могут сойтись во мнении: что же было надето на шее капитана команды «Что? Где? Когда?» Алены Повышевой. Кто-то уверяет, что это кляп-кольцо, непременный атрибут поклонников BDSM; другие считают, что это просто модное ожерелье-чокер. «Лента.ру» решила разобраться в вопросе при помощи экспертов, а заодно вспомнить историю чокера — саму по себе довольно интересную.

Доподлинно неизвестно, что случилось раньше: надел ли человек ожерелье из зубов волка на шею себе или нацепил ремень из сыромятной кожи на загривок свежеприрученного пса, но ошейник (будем называть вещи своими именами) уже тысячелетия является и украшением, и символом подчинения.

Дыханье сперло

Термин «чокер» (от английского choke, «задыхаться») применительно к плотно прилегающим к шее ожерельям в русском языке появился не так давно, с приходом новой волны моды на такие украшения в 2010-х. Термин «бархотка» постепенно ушел, особенно с учетом того, что современные модные чокеры чаще сделаны из кожи или металла. В англоязычном обиходе, однако, он существует с середины XVI века, как и сам предмет, запечатленный, например, на самом знаменитом портрете Анны Болейн. Приблизительно в это время, собственно, и появилась мода на чокеры как на украшения — в древнем мире и раннем средневековье ошейник все же был атрибутом раба. Римляне, впрочем, надевали плотно прилегающие кожаные шнурки на детей как амулеты от сглаза, а взрослым на севере империи приходилось обматывать шеи тонкими полосками шерстяной ткани, прообразом горжетки.

Чокеры и сегодня делают из самых разных материалов — ткани, кожи, драгоценных металлов. В 1990-е были популярны чокеры-татуировки вокруг шеи — не мешающие дыханию, но, увы, неснимаемые. В прошлом же по тому, из чего был сделан чокер, можно было определить социальную принадлежность или политические взгляды его владелицы. В годы Французской революции, например, многие аристократки носили на шее чокеры из алого атласа — в знак солидарности с казненными на гильотине.

В XIX веке узкие черные чокеры из шелка были своеобразным знаком отличия парижских проституток (что запечатлено на знаменитой картине Эдуарда Мане «Олимпия» (моделью художника была его любимая натурщица Викторина Меран, однако прообразом героини послужила куртизанка Маргарита Белланже, любовница императора Наполеона III). Одновременно, впрочем, чокер вошел в моду и среди светских дам: принцесса Уэльская Александра, жена будущего короля Великобритании Эдуарда VII, носила такое украшение, чтобы скрыть шрам на шее. Любила чокеры и ее свекровь, королева Виктория, появлявшаяся в них на публике до самого конца своей долгой жизни. Разумеется, тут уже речь шла не о скромных полосках бархата или тафты, а о богатых ожерельях с драгоценными камнями.

В начале ХХ столетия мода на чокеры сошла на нет, и долгое время скромные бархотки, называвшиеся на французский манер colliers de chien («собачьи ошейники») были атрибутом траура, элементом убора вдовы. Это настолько вошло в обиход, что, когда в конце 1940-х чокеры внезапно снова вернулись, журналы того времени с удивлением констатировали, что «молодые девушки примеряют на себя вдовью моду».

Против течения

В 1960-е чокеры, часто сделанные в виде настоящих ошейников или с использованием этнических мотивов, стала носить бунтующая молодежь обоего пола. Мик Джаггер, Джими Хендрикс, Игги Поп появлялись перед поклонниками в чокерах из кожи, бисера, пластика — всего, что будоражило фантазию передовых стилистов и ювелиров эпохи психоделии и свободной любви.

Одновременно чокеры в форме ошейников вошли в обиход поклонников нетрадиционного секса. Любители BDSM адаптировали чокер-ошейник, дополнив его кляп-кольцом; гомосексуальная тусовка использовала шипованные аксессуары, эффектно смотревшиеся с кожаной одеждой и фуражками. На какое-то время чокер почти полностью исчез из «обычного» мира, полностью уйдя в контркультурные дебри.

Мода снова — как это всегда бывает с модой — вернулась, уже в 1990-е, частично адаптировав и элементы эстетики альтернативных субкультур 1970-х. И сегодня, двадцать лет спустя, цикл еще раз завершился — современные модницы охотно примеряют украшения, в которых выходили (возможно, еще до их появления на свет) на сцену участницы Spice Girls, Мадонна и Бритни Спирс.

Так что нет ничего удивительного, что участница телешоу появилась на экране в актуальном, пусть и не для всех обычном, аксессуаре. Но все же, чтобы окончательно развеять сомнения, «Лента.ру» обратилась за советом к экспертам — что же было надето на шее Алены Повышевой во время исторического эфира?

Маша Янковская, дизайнер, художник

«Итак... мое воображение дорисовывает бандаж под платьем, судя по кадрам программы. Но такой аксессуар нужно носить поверх одежды, и это слишком остромодная вещь, чтобы надевать на эфир «Что? Где? Когда?». Поэтому неважно: чокер, кольцо для кляпа или бандаж — всему я поставила бы двойку! Одежда должна быть в первую очередь уместной, а девушка об этом, похоже, забыла. А вообще, чокер — это вещь, которая имеет богатую историю. Подобные украшения носили еще в эпоху рококо, только они были декорированы золотом и драгоценными камнями. Это определенно может быть красиво и элегантно, поэтому лично я не имею ничего против чокеров. Чокеры в сегодняшнем контексте говорят вероятнее всего о легкомыслии его носительницы, поэтому на месте девушки я бы надела скорее галстук. Только, пожалуйста, не на голое тело!»

Игорь Мальцев, писатель

«У нее дорогой кожаный ошейник, вполне возможно от одного русского дизайнера, который намекает на BDSM, но непосредственно аксессуаром «темы» не является. Просто намек. Anya Kalibri делает портупеи, которые в Берлине носят в секс-клубы, а в России их надевают на одежду как деталь. То же самое с ошейниками. И это, конечно, не кляп».

Медея Марис, дизайнер

«По-моему, этот чокер — абсолютный фан. Я к этому отношусь как к шутке, безобидной провокации, а последнее время ирония — главный тренд в моде. По поводу того, уместно ли носить, — я адепт того, что носить можно что угодно, с чем угодно, главное, чтобы обладателю этих украшений было комфортно. Но вообще он правда похож на BDSM-аксессуар. Наверно, стилист решил добавить экстравагантности в образ, или сама героиня так чувствует свой стиль».

Анзор Канкулов, главный редактор журнала Numero

«На Алене, конечно, чокер. Просто потому, что чокер сейчас — очень модная вещь, и никому в голову не придет нацепить на себя кляп из секс-шопа, когда чокеры на любой вкус можно легко купить — хоть в интернете, хоть в магазине бижутерии. Другой вопрос, что сам по себе чокер — вещь, задуманная как провокационная, отсылающая к прогулкам по wild side, как пел Лу Рид. Мне кажется, в силу распространенности тренда многие девушки, которые носят чокеры, не совсем считывают их провокационную природу — ну вот в данном случае эта природа и продемонстрировала себя. В общем, если б я был женщиной, то не стал бы такое на себя надевать».

Роберт Татеосян, основатель ювелирного бренда Tateossian

«Я думаю, что если существуют украшения, обыгрывающие романтику, то логично, что есть и украшения, обыгрывающие секс. Их очень много — пирсинги для всех участков тела, включая пупок и гениталии, браслеты в форме наручников и так далее. Не нахожу никакой серьезной проблемы в том, что кто-то надевает такие вещи, например чокер в форме кольца, на публику. Это забавно, может быть, это немного провокационно, но я не вижу в этом ничего ужасного».

Макс Гор, стилист

«Ничего предосудительного в этом аксессуаре не вижу. Каждый самовыражается как может. Меня всегда умиляют люди, осуждающие кого-то за непристойную одежду или внешний вид. Право каждого — носить то, что он хочет!»

Ценности00:0118 июля

Пора рожать

Младенцы зарабатывают для родителей миллионы. Звезды торопятся забеременеть