Новости партнеров

«Необходимо оставить на рынке только крупные компании»

Интервью директора Фонда энергетического развития Сергея Пикина

Фото: Алексей Даничев / РИА Новости

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) предлагает заморозить ряд тарифов для населения на пять лет, сообщил глава ведомства Игорь Артемьев. Однако эксперты предупреждают, что заморозка коммунальных тарифов или принятие понижающих коэффициентов могут оказать медвежью услугу всей отрасли, поскольку в долгосрочной перспективе сработает скорее во вред.

Как сообщил в интервью «Ленте.ру» директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин, заморозка тарифов без предоставления долгосрочного стимула к повышению инвестиционной и операционной эффективности окончательно погубит коммунальное хозяйство, инфраструктуру и сделает бизнес в этой сфере непривлекательным.

«Лента.ру»: Электроэнергетические компании уже прожили год в условиях нулевого тарифа. Как вы оцениваете последствия таких экспериментов?

Пикин: Надо сказать, что рынок передачи и распределения электроэнергии не отрегулирован. В генерации рынок создан и функционирует, и ее доля за последние несколько лет в конечном тарифе возросла на 65 процентов, а в электросетевом комплексе, наоборот, эта доля снизилась до 28 процентов.

Крупные Межрегиональные распределительные сетевые компании (МРСК), которые входят в «Россети», держались за счет сокращения внутренних издержек. Но этот процесс для регулируемой организации не может быть бесконечным. Распределительный и магистральный электросетевой комплекс — технически очень сложная инфраструктура, от нее напрямую зависит надежность электроснабжения и развитие разных отраслей. Тарифы в этой отрасли должны быть долгосрочными, понятными и справедливыми для всех участников рынка.

Как, на ваш взгляд, реформа электроэнергетики повлияла на состояние отрасли?

Реформа задала организационную модель отрасли. Но система стимулов для будущего развития была проработана только в отношении генерации. В остальном все было отдано на будущее реформирование, которого так и не случилось.

Насколько изношено электросетевое оборудование? В каких регионах ситуация наиболее плачевна?

На мой взгляд, корректнее говорить не об износе (нормативном сроке эксплуатации), а об удельной аварийности. Это наиболее показательная картина. Если оборудование вовремя ремонтировалось, оно может прослужить гораздо дольше, чем менее старое, но которое эксплуатировалось не должным образом. А вот аварийность — она у всех на слуху, ее гораздо проще мониторить.

Инвестиционная составляющая заложена в тарифах?

До введения системы долгосрочного тарифообразования для крупнейших компаний в электросетевом комплексе регулирование осуществлялось только в режиме принятия решений на год вперед. Была предпринята попытка дать более долгосрочные стимулы к инвестированию в электросети, но, на мой взгляд, это не вполне удалось: слишком часто пересматривались решения по поводу этой долгосрочной системы.

В результате инвестиционная составляющая в тарифе выросла. Главный вопрос — как наиболее эффективно определить направления инвестиционной деятельности, которые бы устроили и электросети, и потребителей, и органы власти.

На днях энергетикам пришлось устранять последствия экстремальной непогоды: вновь, как в 2010 году, случился ледяной дождь. Связано ли это с тем, что электроэнергетическая инфраструктура серьезно изношена?

В данном случае стоит рассматривать вопрос под другим углом. В ледяном дожде 2016 года после удара стихии пострадали все службы жизнеобеспечения. Это была колоссальная спасательная операция, массовое обесточивание потребителей удалось предотвратить, так как все высоковольтные сети и подстанции остались в работе. То, что мы избежали системных нарушений в режиме работы энергосистемы, — показатель того, как профессионально в экстремальных условиях отработали энергетики.

На скорость восстановительных работ повлиял тот факт, что крупные сетевые компании региона были вынуждены оперативно восстанавливать чужие объекты, так как собственники оказались неспособны сделать это самостоятельно.

Характерен пример компании МОЭСК, которая, восстановив свои сети, оказывала содействие в организации и проведении ремонтных работ на участках электросетей населенных пунктов Дмитровского района Подмосковья, которые не входят в зону ответственности компании.

Кто вообще отвечает за работоспособность сетей при возникновении чрезвычайных ситуаций?

В России помимо государственной энергокомпании «Россети» в настоящее время действует примерно 2500 территориально сетевых организации (ТСО). По большей части это небольшие компании, работающие в рамках одного района. У мелких компаний часто нет ресурсов для развития сетей, они даже не проверяются на предмет готовности к зимнему максимуму нагрузок.

В отличие от «дочек» «Россетей» такие компании не получают паспорта готовности по итогам проверки комиссии Ростехнадзора, Минэнерго и администраций субъектов. У них может не быть аварийного запаса, должного количества аварийных бригад. При этом удельная стоимость обслуживания оборудования у них порой выше, чем у крупных структур.

Сегодня нельзя даже оценить аварийность на объектах ТСО, так как они не раскрывают информацию, у них нет интеллектуальной системы учета электроэнергии. В случае аварийных ситуаций потребители звонят на известные, опубликованные в СМИ и представленные в интернете горячие линии МОЭСКа, Мособлэнерго и других крупных ТСО. Уже после ЧП выясняется, что это потребители других организаций — что, собственно, и произошло во время устранения последствий стихии на прошлой неделе.

Какие решения могли бы изменить ситуацию?

Такая раздробленность сетевого хозяйства приводит к тому, что энергетикам крупных компаний сложно получить от мелких игроков своевременную оперативную информацию и приступить к работам на собственных линиях электропередачи и установках. Если бы все это было в одних руках и управление шло из единого центра, то восстановительные работы шли бы более оперативно. Энергетики смогли бы в максимально короткие сроки устранять повреждения и подавать напряжение потребителям.

Необходимо оставить на рынке только крупные компании с квалифицированным персоналом и возможностью оперативно устранять последствия чрезвычайных ситуаций.

К тому же мелкие ТСО оказывают влияние и на стоимость услуг. При том что они не вносят реального вклада в развитие и поддержание надежности системы, такие структуры «отъедают» часть тарифов на свое содержание. Порой расценки у частных организаций превышают тарифы государственных компаний больше чем в десять раз.

Стоит ли ждать укрупнения сетей?

Это процесс уже идет. Осенью 2015 года начали действовать требования к ТСО, с помощью которых регуляторы убирают с рынка недобросовестные и неэффективные компании с самым дорогим обслуживанием «условной единицы» электрохозяйства.

Консолидация и сокращение количества ТСО может ограничить рост тарифов для населения, но для этого необходимы понимание и поддержка региональных властей, муниципальных образований, депутатского корпуса, общественных организаций, а также структур, связанных с дачными кооперативами и садоводческими товариществами.

Есть ли у компаний проблемы с возвратом дебиторской задолженности?

Проблемы долгов — это наиболее важная системная проблема для всей электроэнергетики и других отраслей ЖКХ. Долги за энергоресурсы уже превышают 1 триллион рублей.

В конце 2015 года был принят закон, ужесточающий платежную дисциплину, но он не решил всех проблем в полной мере. Требуется дальнейшее его развитие.