Не только почитать, но и посмотреть — в нашем YouTube

С коррупционной составляющей

Ралли вице-премьеров: кому легче работать в «лихорадочной атмосфере»

Фото: Екатерина Штукина / РИА Новости

Битвы за бюджет, продление ЕС антироссийских санкций и даже победа Дональда Трампа меркнут на фоне инцидента с Алексеем Улюкаевым. После задержания с поличным ключевого министра жизнь Дмитрия Медведева и его подчиненных точно не будет такой, как прежде. Reuters сообщает о «лихорадочной атмосфере», сложившейся в правительстве, и ожидании новых арестов. А аналитики и некоторые парламентарии видят в громком коррупционном скандале повод для отставки кабмина. И пока премьер придумывает новые названия для кофе, его замы пытаются адаптироваться к новой реальности. «Лента.ру» проанализировала, у кого из них это лучше получается.

Юрий Трутнев

Если «приватизации 2.0» суждено сгубить карьеру не одного лишь Алексея Улюкаева, то Юрий Трутнев обладает, пожалуй, самым прочным иммунитетом среди своих коллег. Идеологически он не поддерживал распродажу госсобственности, ссылаясь, как и глава «Роснефти» Игорь Сечин, на неблагоприятную конъюнктуру. При этом 11 процентов находящейся под трутневским патронажем «Алросы» были проданы без шума и скандалов, принеся в казну более 52 миллиардов рублей.

Кстати, при Улюкаеве Минэкономразвития предлагало в течение ближайших двух лет продать еще восемь процентов алмазной монополии. А также на 17 процентов снизить долю государства в «Русгидро» — еще одной компании, опекаемой «дальневосточным» вице-премьером.

К тому же из-за улюкаевских подчиненных Трутнев так и не сумел довести до общефедерального уровня энерготарифы на Дальнем Востоке. Минэкономразвития призывало компенсировать издержки местных энергетиков за счет бюджета, а не за счет повышения тарифной нагрузки на потребителей из других регионов.

Впрочем, нельзя утверждать, что при новом руководстве Минэкономразвития все трутневские проблемы будут обязательно и мгновенно решены. Ведь отсутствие «приватизационных» грехов вовсе не подразумевает, что у «дальневосточного» вице-премьера нет влиятельных недоброжелателей.

Виталий Мутко

Неизвестно, что больше мешает спорту — политика или коррупция. Судя по стадиону «Зенит-Арена», подготовка к ЧМ-2018 обещает обеспечить силовиков работой ничуть не хуже, чем приватизация или реформа энергетики, но новоиспеченный профильный вице-премьер чувствует себя весьма уверенно. Настолько, что даже корректирует президента.

Чуть больше месяца назад Владимир Путин усомнился в целесообразности значительных расходов госкомпаний на финансирование профессионального спорта. По мнению главы государства, профессионалы могут и должны зарабатывать самостоятельно.

В свою очередь, Виталий Мутко утверждает, что никто не собирается запрещать госкомпаниям тратить деньги на футбольные клубы. Важно просто, чтобы те не тратили огромные суммы на агентские отступные. А так, без «легионеров», они будут играть как сборная и заработать ничего не смогут. «Кто нам денег даст после просмотра матча Россия — Катар?» — сетует Мутко.

Наверное, многие футбольные фанаты не согласятся с вице-премьерским подходом. Зато госолигархам он позволяет, как и прежде, направлять финансовые потоки своих компаний в менее прозрачное для главного акционера русло.

Дмитрий Рогозин

«Ты можешь быть большим толстым дядькой, сидеть высоко, но ты не должен себя ощущать в ситуации, когда к тебе не могут быть предъявлены претензии со стороны закона, если ты его нарушаешь», — так Дмитрий Рогозин прокомментировал инцидент с Алексеем Улюкаевым.

Для «оборонно-космического» вице-премьера коррупционные скандалы — далеко не новость. Традицию, начатую «Оборонсервисом» еще на заре рогозинской работы в правительстве, сегодня успешно (если этот эпитет здесь уместен) продолжает Восточный. Как раз на минувшей неделе стало известно, что Следственный комитет возбудил дело о мошенничестве в связи с махинациями при строительстве административно-делового комплекса космодрома.

И по идее, такую планомерную антикоррупционную «зачистку» подопечных отраслей можно было бы поставить Рогозину в заслугу. Но нюанс в том, насколько она результативна. На недавнем совещании с руководством Минобороны и представителями ОПК Владимир Путин призвал «усилить госконтроль за эффективным расходованием головными исполнителями и смежниками бюджетных средств, выделяемых на гособоронзаказ». А это президентское замечание показывает, что финансовая дисциплина в курируемых Рогозиным отраслях еще очень далека от совершенства.

Ольга Голодец

Силовики внесли свой социальный взнос. Теперь у Ольги Голодец есть повод реанимировать давнюю идею о контроле над крупными расходами. Такая мера, с одной стороны, сводит к нулю все коррупционные выгоды и содействует дальнейшему «самоочищению» бюрократии. А с другой — помогает отслеживать тех самых обладателей «серых зарплат», для которых предполагается ввести дополнительную плату за медуслуги. Или — так называемый «налог на тунеядство».

При мониторинге расходов фискальное нововведение соцблока уже не будет таким негуманным, как это представляется, например, Алексею Кудрину. Ведь главный контраргумент экс-министра финансов — «Мы же не можем определить, насколько по жизненным условиям или жизненным обстоятельствам человек пока не может работать».

Но успешная борьба с «серыми зарплатами» и «теневым сектором» невозможна без помощи силовых ведомств — и для преследования нарушителей налоговой дисциплины, и для нейтрализации весьма вероятных проявлений недовольства со стороны довольно многочисленных представителей «гаражной экономики».

Значит, неизбежно увеличение бюджетного финансирования силовиков. А при общем сокращении доходов казны это значит, что соцблоку опять придется ужиматься.

Дмитрий Козак

Свой последний «министерский» подарок Алексей Улюкаев в начале ноября сделал Дмитрию Козаку, как раз к его 58-летию. С подачи Минэкономразвития разработан проект поправок в законодательство, позволяющий субъектам федерации менять кадастровую оценку.

Сборы от налогов на недвижимость поступают в местные бюджеты регионов. И таким образом у Козака, отвечающего в правительстве за развитие регионов, наконец-то появляется шанс предотвратить их дефолты.

Правда, у этого «подарка» есть и негативная сторона — увеличение фискального бремени на бизнес и население. Причем главным образом в городах — региональных центрах, где недвижимость заведомо дороже, чем в сельской местности. Что, в свою очередь, никак не поспособствует улучшению взаимоотношений между губернаторами и мэрами. Ведь градоначальникам придется нести все риски, связанные с проявлениями недовольства горожан, обнаруживших новые дыры в кошельке. В то же время распоряжаться собираемыми средствами будет руководство области или республики.

И вряд ли возникающие на этом фоне конфликты и, не исключено, новые коррупционные скандалы можно будет объяснить исключительно некомпетентностью прежнего руководства Минэкономразвития, придумавшего соответствующие поправки.

Александр Хлопонин

Рамзан Кадыров подкинул своему спарринг-партнеру по фитнесу очередное задание на аппаратную выносливость. Комментируя «дело Улюкаева», глава Чечни именно его противодействием объяснил проволочки с передачей республике «Чеченнефтехимпрома». Следуя этой логике, теперь Грозный вправе рассчитывать на получение долгожданного актива. А Александру Хлопонину, как правительственному куратору Северного Кавказа и личному другу чеченского лидера, ничего и никто не мешает пролоббировать принятие соответствующего решения.

Но отличные от кадыровских взгляды на будущее «Чеченнефтехимпрома» были не только у Улюкаева. Часть имущественного комплекса этого предприятия арендует «Роснефть». Минэкономразвития предлагало данные активы передать в капитал «Роснефтегаза». А остальное — Чечне.

Сумеет ли и захочет ли Хлопонин инициировать пересмотр этой схемы — большой вопрос. Особенно в свете той роли, которую сыграла «Роснефть» в «деле Улюкаева».

Игорь Шувалов

Следственный комитет лишь отчасти снял груз с плеч Игоря Шувалова, заявив, что Алексей Улюкаев — единственный фигурант громкого антикоррупционного дела. Первый вице-премьер может быть спокоен за свою помощницу Марину Романову, которая, по данным «Ведомостей», якобы тоже попала в поле зрения силовиков. Но и без новых задержаний и арестов шуваловским подопечным из финансово-экономического блока обеспечены большие потрясения.

По крайней мере прежние времена, когда Минэкономразвития периодически конфликтовало с Минфином или ЦБ, доставляя немало проблем, в том числе и куратору — первому вице-премьеру, теперь могут показаться золотым веком спокойствия и благоденствия.

Лишнее тому подтверждение — затянувшаяся пауза с назначением нового главы Минэкономразвития. Ведомство, регламентирующее тарифную политику инфраструктурных монополий, проведение госзакупок и приватизацию, играет слишком важную роль в перераспределении стремительно ужимающегося национального дохода. Поэтому за неожиданно ставший вакантным пост министра, похоже, развернулась весьма ожесточенная подковерная борьба. И каков бы ни был ее результат, очевидно, что Шувалов одним из первых почувствует ее отголоски.

Аркадий Дворкович

Из правительственных чиновников, которые, согласно «утечкам» в СМИ, рискуют пойти по улюкаевским стопам, Аркадий Дворкович — пожалуй, самый высокопоставленный. При том что Дворковича с Улюкаевым нельзя назвать абсолютными единомышленниками.

В какое-то время они оба возражали против участия «Роснефти» в приватизации «Башнефти». Но впоследствии глава Минэкономразвития, в отличие от вице-премьера, пересмотрел свою точку зрения.

Зато Улюкаев критиковал планы по двукратному повышению тарифов в системе «Платон». Но эта мера позволяет Дворковичу не только увеличить финансирование подопечной дорожной отрасли. Чем дороже автоперевозки, тем больше привлекательность железной дороги. И если РЖД действительно суждено стать новым пристанищем вице-премьера, логично попытаться помочь «запасному аэродрому». Точнее «вокзалу».