Новости партнеров

Крест над полем боя

Почему сотрудникам Красного Креста приходится быть искусными дипломатами

A Greek Red Cross volunteer comforts a crying Syrian refugee moments after disembarking from a flooded raft at a beach on the Greek island of Lesbos after crossing a part of the Aegean Sea from the Turkish coast on an overcrowded raft October 20, 2015.Thousands of refugees - mostly fleeing war-torn Syria, Afghanistan and Iraq - attempt daily to cross the Aegean Sea from nearby Turkey, a short trip but a perilous one in the inflatable boats the migrants use, often in rough seas.Almost 400,000 people have arrived in Greece this year, according to the U.N. refugee agency UNHCR, overwhelming the cash-strapped nation's ability to cope.
Фото: Yannis Behrakis / Reuters

На прошлой неделе президент Международного комитета Красного Креста (МККК) Петер Маурер встретился в Москве с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Сотрудники МККК заслуженно считаются крайне эффективными переговорщиками. Им удается находить общий язык с враждующими сторонами, даже когда в конфликт вовлечены вроде бы недоговороспособные силы. Тем не менее Красный Крест часто критикуют. В чем основные гуманитарные проблемы современных боевых действий и гибридных войн — разбиралась «Лента.ру».

Комитет пяти

Международный комитет Красного Креста основан в 1863 году. За четыре года до этого швейцарский предприниматель Анри Дюнан отправился в Италию, чтобы встретиться с французским императором Наполеоном III и обсудить трудности ведения бизнеса в оккупированном Францией Алжире. Во время поездки он стал невольным свидетелем битвы при Сольферино — одного из эпизодов франко-австрийской войны.

Его ошеломило отсутствие какой бы то ни было системы медицинской помощи раненым солдатам. Забыв о намерении поговорить с французским монархом, Дюнан несколько дней пытался помочь пострадавшим, привлекая к этому местное население. Потом он написал книгу «Воспоминание о битве у Сольферино», где поднял проблему жертв войны.

В 1863-м, уже в Женеве, Дюнан и еще четверо его сподвижников создали «Комитет пяти» при благотворительной организации «Женевское общество благоденствия».

На организованной комитетом международной конференции были сформулированы базовые принципы новой организации: формирование национальных филиалов, нейтралитет по отношению к раненым и их защита, опора на труд добровольцев. Также был принят символ: красный крест на белом фоне.

Год спустя была принята первая Женевская конвенция, послужившая основой деятельности организации, а в 1876 году МККК обрел свое нынешнее название.

Красный Крест прошел Первую и Вторую мировые войны, а также множество локальных конфликтов, сохраняя верность своим принципам, в том числе жесткому нейтралитету. Иногда это вызывало серьезные вопросы: например, в 1942 году в МККК знали о планах нацистов по уничтожению евреев, однако не стали их разглашать, опасаясь лишиться доступа к узникам немецких лагерей.

В наше время в Тель-Авиве МККК обвиняют в сотрудничестве с «Хамас», а палестинцы считают, что Красный Крест «потворствует военным преступлениям Израиля».

В отличие от правозащитников из организаций «Врачи без границ» или Amnesty International, сотрудники МККК предпочитают не бороться с нарушениями прав человека, а сосредоточиваться на своей главной миссии — помощи пострадавшим.

Заслуги организации были трижды отмечены Нобелевской премией мира — в 1917, 1944 и 1963 годах.

Крест наших дней

«14 500 наших сотрудников более чем в 80 странах помогают людям, пострадавшим в результате вооруженных конфликтов и насилия», — гласит подпись к карте на сайте МККК, где можно оценить глобальный масштаб деятельности организации и узнать, как помочь нуждающимся и облегчить их участь. Комитет продолжает играть активную роль практически в каждом вооруженном конфликте мира: на Украине, в Сирии, Мали, Колумбии и многих других.

Москва Красный Крест всячески поддерживает. Так, министр иностранных дел России Сергей Лавров после встречи с президентом Красного Креста Петером Маурером отметил: «В последнее время мы особенно интенсивно взаимодействуем по гуманитарным аспектам кризиса в Сирии, ситуации на юго-востоке Украины. Мы очень ценим беспристрастный, добросовестный, деполитизированный характер деятельности МККК».

Сам Маурер на организованной клубом «Валдай» конференции «Гуманизм под ударом: есть ли правила у "гибридной" войны?» подчеркнул, что успех комитету обеспечивает неукоснительное следование давно утвержденным принципам: работать максимально открыто, рассказывать всем сторонам о месте проживания мирных жителей, выступать своего рода информационным посредником, позволяя противникам, например, обмениваться списками пленных.

Маурер также сообщил о проблемах, с которыми сталкивается МККК в зонах современных конфликтов. По его словам, в наши дни в любую войну вовлечено множество акторов — например, чтобы договориться об установлении перемирия в сирийском городе Алеппо, Красному Кресту пришлось выходить на связь с представителями 32 группировок.

«Я просто восхищаюсь деятельностью Красного Креста! Его работа по установлению доверия — это просто мастер-класс по дипломатии: как добиться прогресса там, где его просто невозможно добиться по определению», — говорит научный директор клуба «Валдай» Федор Лукьянов.

Маурер также отметил, что сегодняшние конфликты большей частью разворачиваются в бедных странах с крайне низким уровнем развития инфраструктуры, общественных и экономических институтов. А поскольку оружие там используется вполне современное, урон наносится огромный и последствия конфликтов еще очень долго дают о себе знать. «Если разбомбить больницу, где обслуживаются 100, 150, 200 тысяч человек, люди погибнут не столько от самого авиаудара, а оттого, что нельзя поставить диализ, оттого, что лекарства негде достать. Такова новая реальность», — пояснил Маурер.

По его словам, участники конфликтов осознают данную проблему. Но ситуацию это не спасает, поскольку слишком велико недоверие между противоборствующими сторонами: «Я встречался с военачальниками сил сирийской оппозиции, и они говорят: "Да, мы знаем о конвенциях, и рады бы их соблюдать, но делать это будем только тогда, когда противник тоже начнет их уважать". А командиры правительственных сил говорят то же самое!»

Лукьянов обозначил еще один важный аспект: в наше время понятие гуманитарного права — обеспечением которого и занимается МККК — тесно связано с защитой прав человека. «Проблема гуманитарных организаций в том, что они занимаются другим (например, Красный Крест исключительно помогает жертвам конфликта), однако правительства, особенно находящиеся под давлением, подозревают, что за гуманитарной акцией последует силовая», — отметил он.

Несмотря на все успехи Красного Креста, мирные жители продолжают гибнуть, а соблюдение обычаев ведения войны пока все-таки больше исключение, чем правило. Выход из этой ситуации, по словам Маурера, — в налаживании полноценного диалога по гуманитарно-правовым вопросам между всеми подписантами Женевских конвенций.

«Мы совместно с швейцарским правительством начали работу по созданию общей площадки, где все подписанты Женевской конвенции смогут проводить регулярные встречи и делиться опытом решения проблем в сфере гуманитарного права, вырабатывать его общее понимание, общую интерпретацию», — сообщил глава МККК, отметив, что в конечном счете решение этих проблем все же ложится на плечи государств, а не международных организаций.

Эти усилия придутся как никогда кстати: множество локальных очагов нестабильности создали глобальную по своим масштабам проблему: по данным Верховного управления ООН по делам беженцев, насильно переселенных людей в мире сегодня столько, сколько не было со времен окончания чудовищной по своим последствиям Второй мировой войны — более 65 миллионов человек, в том числе более 21 миллиона беженцев.

Мир00:0216 января

Хайль Кришна

Как греческая писательница шпионила на Германию, приняла индуизм и объявила Гитлера воплощением бога
Мир00:0113 января

Перерождение демократии

Скандальные выборы, мятеж в Вашингтоне и травля президента. Какой станет Америка после Трампа?