«В России методики реабилитации не уступают зарубежным»

Профессор Сергей Иванников — о нынешнем состоянии российской спортивной медицины

Фото: Александр Вильф / РИА Новости

Спорт высших достижений — это не только всемирная известность и обожание поклонников, это прежде всего ежедневный труд, огромные физические и эмоциональные нагрузки, длительные тренировки. Сохранить спортивное долголетие невозможно без передовых медицинских технологий. Как профессиональный спорт влияет на здоровье, существует ли генетическая предрасположенность к травмам и почему многие спортсмены предпочитают лечиться за рубежом, в интервью «Ленте.ру» рассказал профессор, доктор медицинских наук, лауреат премии правительства России в области науки и техники, один из ведущих травматологов-ортопедов страны Сергей Викторович Иванников.

«Лента.ру»: Сергей Викторович, чем спортивная травма отличается от обычной бытовой?

Иванников: На самом деле различий практически нет. Другое дело, что спортсмены получают травмы куда чаще обычных людей, так как в силу профессии они подвержены перегрузкам. К тому же, если спортсмен травмируется, он, как правило, после реабилитации хочет вернуться к тем же нагрузкам — и как можно быстрее.

У каждого человека есть определенные сроки заживления, восстановления, которые подтверждены биологией. Например, перелом полностью срастается через год. Человек может приступать к нагрузкам через четыре месяца, потому что кости уже восстановили прочность. Тем не менее полное сращение и перестройка костной ткани случится только через год. Для пациентов-спортсменов год — это слишком большой срок, уже через три-четыре месяца ему нужно вернуться к прежним нагрузкам. Хотя, объективно говоря, это маленький срок. Поэтому когда профессиональным спортсменам подбирают методику лечения, им находят такие методы, которые позволят как можно быстрее восстановиться и вернуться к прежним нагрузкам.

С какими травмами чаще обращаются к вам профессиональные спортсмены?

Чаще всего с травмами коленного, плечевого, локтевого и голеностопного суставов, причем с повреждениями как внутрисуставных структур, так и сухожилий мышц верхней и нижней конечностей. Характер повреждений различный.

Почему чаще всего страдает верхний плечевой пояс и коленные суставы?

Прежде всего, из-за специфичных нагрузок в спорте, так как это самые мобильные отделы опорно-двигательного аппарата практически у всех спортсменов.

Какие виды спорта считаются наиболее травмоопасными?

Пожалуй, самые опасные — это контактные виды единоборств. Например, бокс и дзюдо. Футбол и хоккей также не уступают позиций в плане повышенной травматичности. При занятиях тяжелой атлетикой часто повреждается плечевой сустав. Травмам тазобедренного сустава подвержены бегуны с барьерами, так как при преодолении препятствий они отводят бедро. Причем эта травма встречается и у мужчин, и у женщин. Нельзя сказать с точностью, какой именно вид спорта наиболее травмоопасен, потому что в каждом отдельном случае на спортсмена высокого уровня падают довольно серьезные перегрузки, специфичные для конкретного вида физической активности.

Какие современные медицинские разработки и технологии могут предупредить и обезопасить спортсменов, любителей спорта от травм?

Я своим пациентам предлагаю сделать генетический тест. Многим он помогает правильно выстроить режим подготовки к серьезным стартам и сам соревновательный период. Судите сами: благодаря этому тесту мы можем узнать возможности своих суставов, суставного хряща, связочного аппарата, мышц, сухожилий, которые подвергаются наиболее частым травмам. И если у человека есть какая-то предрасположенность, по генетическим тестам это четко видно.

Исходя из полученной после теста картины, можно перестроить тренировочный процесс и как можно дольше оставаться на спортивной вершине. Если по анализам и проведенным исследованиям (рентген, УЗИ, МРТ) я вижу какие-то отклонения у человека, не занимающегося спортом, я предложу ему оптимальные консервативные или хирургические методы лечения, которые позволят ему добиться желаемого качества жизни согласно его личным запросам. Другое дело, если я вижу изменения у спортсмена, и генетический тест их подтверждает, то в будущем это место может стать ахиллесовой пятой (под угрозу ставится дело, которое практически является смыслом жизни). В таком случае я предлагаю методики лечения, направленные на конкретную структуру и на ее укрепление. И совершенно не обязательно это операция, нет. Это могут быть какие-то поддерживающие лекарства, витамины, хондропротекторы — препараты, питающие суставной хрящ.

А появилось ли что-то разительно новое за последние годы?

Есть методики, связанные с лазерным излучением. Само по себе оно применяется достаточно давно, но часто его используют как «молоток, которым бездумно забивают гвозди». Сейчас разработали совершенно новые лазерные методики, по-настоящему эффективные. Например, в медицинском центре «Атлас» есть аппараты экспертного класса с режимами лечения спортивных повреждений. Существует такой малоинвазивный метод лечения суставов, как артроскопия, когда через мини-прокол можно осуществить полноценное лечение всего сустава. Есть и клеточные технологии.

Сейчас стали широко применять блокады с аутоплазмой, обогащенной тромбоцитами. Это не только модно, но и очень эффективно, потому что этот метод реально помогает усиливать регенерацию тканей и их восстановление. Я часто применяю этот метод при повреждении суставного хряща, передней и задней крестообразных связок, повреждении сухожилий и разрывах мышц у спортсменов. Я наблюдал и наблюдаю совершенно четкий положительный эффект после цикла данных процедур. Причем я применяю этот метод как консервативно, так и во время операции.

Этот метод можно назвать одним из самых современных и действенных, он рекомендован спортсменам во многих странах, абсолютно безопасный, поскольку инфицирование и аллергические реакции исключены, так как плазма берется у самого пациента. Недавно ко мне обращались участники спортивных танцев, я провел им такую процедуру перед соревнованиями, и они выиграли турнир, к которому так усердно готовились. И это не является допингом, что сейчас тоже немаловажно.

Много ли в России спортивных травматологов?

Не могу назвать каждого российского травматолога спортивным, но практически все специалисты этой области связаны со спортом. Все-таки не все занимаются спортом профессионально. Возьмем, например, мальчишек, которые летом во дворе играют в футбол и могут что-то повредить, ведь от травм не застрахован никто. Но все-таки чаще всего повреждения случаются во время занятий спортом — как любительским, так и профессиональным.

Подавляющее большинство российских спортсменов топ-уровня в случае оперативного вмешательства предпочитают уезжать за границу. Почему, как вы считаете?

Трудно сказать, честно говоря.

Может быть, все дело в низком уровне российской спортивной медицины?

Не в этом дело. Скорее всего, основная причина — в более раскрученных центрах реабилитации. Возможно, именно они привлекают людей. С другой стороны, у меня есть пациенты, которые оперировались в Израиле, Германии. Около 20 процентов хирургических вмешательств не дали результатов либо наблюдалась отрицательная динамика. Поэтому поездка на операцию в Европу не дает стопроцентной гарантии выздоровления. Случается так, что и за границей пациент может попасть не к тому специалисту. Честно говоря, я не вижу большого смысла ехать куда-то. В Москве достаточно клиник, где вам смогут помочь.

Но при этом многие любители спорта помнят историю российской бобслеистки Ирины Скворцовой, которая по вине немецкого судьи разбилась на трассе в Кенигзее и получила многочисленные травмы, не совместимые с дальнейшей спортивной карьерой. Ирина рассказывала, что в России за ее реабилитацию никто не захотел браться. Каждый год она вынуждена изыскивать возможность ездить в Германию и восстанавливаться там.

Я, к сожалению, не видел диагноза Ирины. Нужно смотреть, какие именно травмы она получила, ведь повреждения бывают разные. В ее нынешнем случае нужно лечить последствия травм, которые со спортом уже никак не связаны. Возможно, после аварии у нее появились какие-то неврологические проблемы, повреждения внутренних органов, нарушение их функций. Для этого нужно обращаться не в клинику спортивной медицины, а в специализированную клинику. Всегда нужно помнить, что за рубежом часто играет роль тот же человеческий фактор.

В России есть хорошие центры, специализирующиеся на реабилитации, где не только спортсмены, но и обычные люди могут пройти курс восстановления?

У нас есть Центр спортивной и балетной травмы и реабилитации ЦИТО им. Н.Н. Приорова, Российский научный центр медицинской реабилитации и курортологии Минздрава России, Лечебно-реабилитационный центр Минздрава России на Иваньковском шоссе и многие другие.

Расскажите напоследок, где начинался ваш медицинский путь.

Моя альма-матер — это ЦИТО им. Н.Н. Приорова, где я заканчивал ординатуру, защитил кандидатскую диссертацию. Своими учителями считаю директора ЦИТО Сергея Павловича Миронова и Зою Сергеевну Миронову, его маму. Она всю жизнь проработала заведующей отделением спортивной и балетной травмы, через ее руки прошли многие советские и российские спортсмены, которые своими победами повышали престиж нашей страны на международной арене.