Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Извращенные вкусы

Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках

Фото: Skanda Gautam / ZUMA Press / Globallookpress.com

Рынок недвижимости сейчас переживает далеко не лучшие времена, денег у людей мало, спрос соответственно никакой. Но определенные категории клиентов даже в нынешних условиях вызывают недоверие у риелторов и собственников жилья. Прежде всего, это представители богемы, неформальной тусовки, а еще — покупатели и арендаторы нетрадиционной ориентации. Представители московского рынка недвижимости поделились с «Домом» своими историями, связанными с такими клиентами.

Мария, частный риелтор с 20-летним стажем работы:

На самом деле хозяева арендных квартир делятся на две категории: те, которым пофиг, лишь бы платили вовремя, и те, которые трясутся и придирчиво рассматривают каждого потенциального съемщика. Первые — в основном «профессиональные» сдатчики. Квартира у них для арендного бизнеса, в бюджете заложено, что надо будет потратиться на ремонт перед следующими арендаторами, у них всегда недорогие ремонт/мебель/посуда — чтобы не жалко, если что. Они, как правило, платят налоги и ничего не боятся. И кто там снимает, их не очень волнует — лишь бы не дебоширы, не уголовники и платили бы вовремя.

Вторая категория (их большинство) — более трепетные. Их волнует как сохранность квартиры, мебели, ковров, так и соблюдение тайны самого факта сдачи и т.д, поэтому они изначально выясняют, кто будет жить, и истерика на тему «этих не пущу» может начаться, если снимают две-три девушки (публичный дом устроят), парни (или геи, или девок будут водить и пьянки устраивать), с животными (мебель попортят и запах будет, придется лишний раз ремонт делать) и т.д. Но справедливости ради надо сказать, что ориентация их волнует в последнюю очередь. Хотя, конечно, пуритане встречаются, особенно среди старшего поколения.

У меня был такой случай — запрос из серии «семья москвичей снимет двухкомнатную квартиру в центре, хорошую, дорогую». Ну, семья и семья. На просмотре выяснилось, что семья однополая. Мужчины смотрели квартиру в полном соответствии с «ролями». «Жена» тут же на кухню, осматривать плиту, наличие посуды, про стиральную машину спрашивать, где супермаркеты ну и т.д. «Муж» — метраж, железная дверь, парковка, банкоматы. Квартиру спокойно сдали, все стороны были довольны.

Ирина Могилатова, генеральный директор агентства TWEED:

У нас был арендатор нетрадиционной ориентации — чиновник очень высокого ранга. Ему нужна была элитная квартира в центре Москвы, причем без охраны и консьержа. Мы ничего не могли понять — думали, шутит. Как можно искать дорогое жилье без охраны? Мы показывали хорошие, красивые квартиры, а клиент говорил, что они ему не подходят.

А потом в поле зрения возник его друг — и странность объяснилась. Искали мы долго. Но скрытое от посторонних глаз жилье, конечно, нашли. Это была хорошая, дорогая квартира в старом фонде на Патриарших прудах.

А вообще, странностей в работе агентства элитной недвижимости хватает. У нас, например, была странная клиентка — очень состоятельная дама. На переговорах по продаже квартиры за несколько миллионов долларов у нее оторвалась подкладка на юбке, она прямо на месте, без лишних комментариев, стала закреплять ее степлером. Впрочем, сделка от этого не развалилась.

Был и такой случай. Продавали дом за 12 миллионов долларов. Приехали продавец и покупатель — оба на метро, драные-рваные что один, что другой (бомжи бомжами по виду — мы их сначала пускать не хотели). Правда, в тот день были грязь, слякоть. Все нормально прошло, но смотрелось забавно — хозяева-«бродяги» и гламурные риелторы вокруг...

Алексей Бернадский, заместитель директора департамента вторичной недвижимости Est-a-Tet:

Любая необычная внешность и отклонения в поведении могут свидетельствовать о психических девиациях со стороны покупателя или продавца, и для профессионального риелтора это лишний повод проверить гражданина вплоть до справки из психоневрологического диспансера. В нашей практике был случай, когда мы выявили собственницу с диагностированной шизофренией, поскольку обратили внимание, что ее макияж не соответствовал возрасту и был чрезмерно ярким. Другой случай — обильно татуированный гражданин-продавец оказался добропорядочным семьянином. Хотя на всякий случай мы тоже заказали соответствующую справку.

Был у нас случай, когда продавец с нетрадиционной ориентацией продавал квартиру на Нижегородской улице (в старом жилом фонде). Квартира была очень интересная: стены покрашены в «кислотные» цвета, без дверей, с перепланировкой в студию. Минималистичный и очень специфический и при этом дорогой ремонт — несвойственный для такого сегмента жилья, где привычней видеть «бабушкины» квартиры. Покупательница нашлась — творческая личность, девушка-скрипачка, которая буквально влюбилась в квартиру. Вообще, квартиры богемных личностей и представителей творческих профессий обычно покупаются такими же людьми — подобное притягивает подобное. Недавно мы продали квартиру театральной актрисы молодому подающему надежды сценаристу, и такие сделки периодически встречаются.

Михаил Куликов, директор департамента вторичного рынка «ИНКОМ-Недвижимость»:

Можно припомнить несколько историй, героями которых были люди, ведущие богемный образ жизни, — при выборе жилья они порой предъявляют весьма странные требования. Однажды наш риелтор показывал квартиру потенциальному покупателю, мужчине весьма солидной внешности, в дорогом костюме. Во время просмотра тот был рассеян и задумчив — практически не задавал вопросов о состоянии квартиры, казалось, и вовсе не слушал. Неожиданно, без связи с происходящим, он спросил, куда выходят окна одной из комнат. И хотя ответ (как и сами окна) в буквальном смысле слова находился перед глазами покупателя, риелтор все-таки пояснил, что окна в этом помещении выходят во двор.

Мужчина почему-то не успокаивался: «Так куда все-таки выходят окна этой комнаты?» Риелтор не сразу понял, что его клиента интересует не состояние двора, а... сторона света. Сориентировавшись с немалым трудом (все-таки риелторы не берут с собой на просмотр компас), он сообщил, что окна этой комнаты выходят на восток. Ответ ввел клиента в состояние глубокой задумчивости, после чего тот сделал неожиданное признание: «Вообще-то я художник, и я привык творить только в тех помещениях, где окна выходят на южную сторону, — так лучше ложится свет». От покупки квартиры он отказался.

Клиентом другого нашего риелтора был собственник, который обратился в компанию, чтобы продать свою жилплощадь. Единственный недостаток квартиры — добираться до нее было 20 минут общественным транспортом от станции метро «Петровско-Разумовская», и потенциальные покупатели все как один отказывались от подобного варианта. И вот на просмотр квартиры вместе со своим специалистом прибыл очередной клиент, чья внешность поразила и собственника, и риелтора — это был высокий худощавый мужчина с серьгами в ушах и длинными волосами, собранными в пучок, за плечами у него почему-то был огромный рюкзак, как будто он собрался в поход на неделю. Первый вопрос, который он задал риелтору перед просмотром жилплощади: «А за какое время отсюда можно добраться до метро?»

Риелтор, считавший, что покупатель приехал на осмотр квартиры как раз на общественном транспорте, удивился, но решил, что мужчину, возможно, подвез на машине его агент. Рассуждения о маршрутах наземного транспорта необычный покупатель прервал довольно быстро: «Я имею в виду, за какое время можно пешком дойти от этого дома до метро?» Мужчина пояснил, что долгие прогулки необходимы ему для того, чтобы сосредоточиться на работе, поэтому большая удаленность квартиры от метро для него является не минусом, а, наоборот, плюсом! Оказалось, что он человек творческий — писатель, причем творит исключительно в жанре эзотерической литературы. Он довольно быстро согласился на покупку жилплощади, а невероятно обрадованный этим фактом собственник закрыл глаза на необычную внешность и род занятий покупателя. На завершение сделки писатель привез риелтору в бездонном рюкзаке с десяток экземпляров своих лучших произведений.

Вадим Ламин, управляющий партнер агентства недвижимости SPENCER ESTATE:

Нашей компании приходилось много раз взаимодействовать с представителями шоу-бизнеса, некоторые были одеты очень элегантно и производили на собственников благоприятное впечатление. Так, например, произошло с одной достаточно известной телеведущей, поселившейся на Малой Никитской. Совсем недавно мы селили в доме на Беговой известного певца, он был, скажем так, в своеобразной одежде, но сделка тоже прошла нормально. Бывали случаи, когда после показа собственники сомневались или отказывались. Например, был случай, когда собственница разглядела у одного европейца рваные носки и сделала вывод о его платежеспособности. Риелтору удалось убедить ее, что это не показатель.

Что касается лиц с нетрадиционной ориентацией, мы селили таких клиентов неоднократно. Никакого особого неприятия со стороны собственников не было. Другое дело, что почему-то практически во всех случаях эти наши клиенты быстро съезжали по собственной инициативе.

В целом же я не заметил, чтобы кто-то из арендодателей проявлял негатив, тем более открыто. Может быть, потому что, согласуя показ, мы заранее сообщаем арендодателю информацию о потенциальном арендаторе и, если тот не настроен на сотрудничество, очень деликатно отказываем желающим под разными предлогами. Если же то, что собственник не горит желанием пустить в свою квартиру потенциального арендатора, выясняется уже на показе, мы берем тайм-аут и только после переговоров сообщаем решение.

Сейчас гораздо чаще встречаются претензии со стороны кандидатов в арендаторы, начиная от претензий по цене до часто необоснованных выводов о качестве жилья. Особенно это касается молодых фотомоделей, порой страдающих повышенной раздражительностью и кучей претензий ко всем, с ними очень тяжело работать.

Дом00:0215 сентября

Гиблое дело

Пенсионерка создала кукольные дома, навевающие ужас. Теперь ее знает весь мир