Опасная это работа

Почему дипломаты за рубежом постоянно рискуют жизнью

Фото: Burhan Ozbilici / AP

Жизнь дипломата, вопреки расхожим представлениям, не состоит из фуршетов и приемов. Это тяжелый и опасный труд: большую часть времени дипломат в командировке занят рутинной, совсем непраздничной и, главное, опасной работой, особенно когда речь идет о странах третьего мира с плохим климатом. Любой сотрудник миссии как представитель своей страны получает не только все подобающие ей почести, но и всю направленную на нее ненависть и постоянно рискует собой. Об опасностях дипломатической службы — в материале «Ленты.ру».

Отрезать собачьи головы

«Спустим с вас шкуру, распорем ваши вены, сожжем ваши тела, отрежем ваши собачьи головы».

Эти зажигательные лозунги выкрикивала двухсоттысячная толпа, осадившая в январе 1967 года советское посольство в Пекине. Отряды хунвейбинов и цзаофаней, подзуживаемые властями Китая, решившими нанести удар по «советским ревизионистам», блокировали здание дипмиссии. Непрерывно, днем и ночью через громкоговорители на крышах припаркованных рядом автомобилей «красные гвардейцы Мао» выкрикивали угрозы сотрудникам посольства и членам их семей, зачитывая дипломатам «вынесенные китайским народом приговоры». На разложенных вокруг кострах сжигали чучела, изображающие советских ревизионистов, на территорию посольства сыпались куски подожженной пакли — хунвейбины надеялись устроить пожар. Пытающиеся выехать машины обливали краской, палками били стекла, разрисовывали автомобили антисоветскими лозунгами. На улицах китайской столицы началась настоящая охота на советских граждан: их окружали, на них плевали, не давали пройти.

Посольство в те дни жило на осадном положении: все время опасались штурма. Москва дала разрешение на эвакуацию женщин и детей. Вывозить их пришлось чуть ли не с боем: в аэропорту толпа окружила посольскую группу, не давая никому двинуться. Несколько часов люди провели на ногах, прежде чем наконец поднялись в самолет под скандирование «убирайтесь прочь» и «смерть вам». На обратном пути автобус с сотрудниками посольства был окружен хунвейбинами, 12 часов дипломаты провели в окружении.

Несколькими месяцами позже аналогичная судьба постигла посольство Монголии — за то, что Улан-Батор занял в противостоянии Москвы и Пекина просоветскую позицию. Китайцы в данном случае лишь следовали примеру дедов: в 1900 году посольский квартал в Пекине пережил двухмесячную осаду, во время которой погибли 68 охранников и сотрудников дипмиссий, включая немецкого посла Кетлера. В конце концов войска западных держав, включая Россию, штурмом взяли китайскую столицу и освободили дипломатов.

Недавние кадры из Киева чем-то напоминали дни хунвейбинов в Китае. До двухмесячной осады с круглосуточным вещанием через громкоговорителей дело, впрочем, не дошло: толпа ограничилась фальшфайерами, камнями и прыжками на крышах припаркованных неподалеку посольских автомобилей.

В цивилизованных странах, как правило, вымещающая гнев по тому или иному поводу толпа относительно безопасна: ей не дает разгуляться внешняя охрана посольства. Но если руководство страны пребывания намеренно закрывает глаза на действия агрессоров, случается трагедия.

Штурм, захват, снова штурм

«Самая смерть, постигшая его посреди смелого, неравного боя, не имела для Грибоедова ничего ужасного, ничего томительного. Она была мгновенна и прекрасна», — так описывал Пушкин в «Путешествии в Арзрум» гибель русского представителя в Тегеране Александра Грибоедова, знаменитого писателя, автора «Горя от ума». В декабре 1829 года фанатичная толпа, подстрекаемая муллами и чиновниками, напала на помещение русской миссии. Приставленная персидским шахом стража не стала рисковать жизнью и расступилась перед нападавшими. Погибли все, кто находился на территории, включая дипломатов и казаков-охранников, за исключением одного человека — секретаря Ивана Мальцова, которого за 100 червонцев спрятали персидские солдаты. Грибоедов отчаянно защищался, тело его было так обезображено, что опознали писателя потом только по травме на кисти руки, полученной во время дуэли.

В 1927 году в китайском городе Гуанчжоу, находившемся под контролем Гоминьдана, вспыхнуло восстание коммунистов. Активную роль в его подготовке сыграл Коминтерн. Мятеж был подавлен при помощи иностранных войск. Во время разграбления города войсками Чан Кайши солдаты ворвались на территорию советского консульства, невзирая на дипломатическую неприкосновенность. Весь состав консульства, включая членов семей сотрудников и детей, был арестован. Люди пережили немало издевательств. Пять человек, в том числе вице-консул Хасис, были расстреляны. Позже гоминьдановцы объясняли, что сотрудники консульства якобы не смогли предъявить документы, подтверждающие их дипломатический иммунитет.

Разумеется, жертвами таких нападений становились не только отечественные дипломаты. Для американцев памятен захват посольства США в Тегеране в 1979 году: толпа студентов ворвалась в здание дипмиссии, взяв в заложники 66 человек и потребовав выдать бывшего шаха Мохаммеда Резу Пехлеви, лечившегося в США. Захватчики действовали сперва с молчаливой, а затем открытой санкции иранских властей. Попытка американцев освободить своих дипломатов военным путем окончилась фиаско — уже после высадки десанта в Иране из-за ошибок при планировании операции еще до первого огневого контакта погибли восемь спецназовцев, после чего американцы спешно эвакуировали уцелевших, бросив тела и технику в пустыне. Заложники были освобождены лишь через полтора года — после смерти шаха Пехлеви.

Из последних потерь американского дипкорпуса в подобной ситуации можно назвать Кристофера Стивенса, посла в Ливии. После показа фильма «Невинность мусульман» толпа атаковала здание генконсульства США в Бенгази. От выстрела гранатомета в консульстве начался пожар. Два сотрудника были убиты в здании, захваченном атакующими, еще двое — при эвакуации. Как именно погиб посол Стивенс — неизвестно; по официальной версии, он задохнулся от дыма. Американские спецслужбы, впрочем, утверждают, что толпа была лишь прикрытием, а имел место заранее подготовленный теракт, аналогичный тому, что произошел в Лондоне в 1980 году.

Тогда группа арабов захватила посольство Исламской Республики Иран, в заложниках оказались 26 человек, включая британских журналистов. Нападавшие потребовали освободить арабов, сидящих в тюрьмах Ирана. Премьер-министр Маргарет Тэтчер отдала приказ о подготовке к штурму. Операция началась после того, как террористы застрелили пресс-атташе посольства Аббаса Лавазани. Британский спецназ приказ Тэтчер исполнил, но боевики успели убить еще одного заложника и ранить двоих.

16 годами позже ситуация повторилась в перуанской столице Лиме — там боевики «Революционного движения имени Тупака Амару» во время приема по случаю дня рождения императора Акихито захватили японское посольство и находившихся на его территории 490 человек, включая брата действующего президента. Они удерживали здание почти три месяца, постепенно отпуская пленных. В конце концов перуанские коммандос взяли здание штурмом, уничтожив всех боевиков ценой гибели двух своих бойцов и одного заложника.

Год за годом дипломаты всех стран накапливали горький опыт. Сейчас посольства во многих странах напоминают настоящие крепости — с двойной, а то и тройной охраной, двойными воротами, колючей проволокой и площадкой для эвакуации вертолетом.

Без защиты

Если за стенами посольства дипломат может чувствовать себя хотя бы в относительной безопасности, то снаружи он совершенно беззащитен. Он может рассчитывать лишь на виртуальный дипломатический иммунитет, на который террористам и сотрудникам неприятельских спецслужб абсолютно наплевать, и собственные рефлексы, которых может оказаться недостаточно.

При внезапном нападении у дипломатов, как правило, нет ни единого шанса. Именно так погибли советские полпреды Воровский и Войков, российский посол Андрей Карлов. Свой скорбный счет и у американского Госдепа: в 1979 году от пули убийцы пал американский посол на Кипре Роджер Дэвис, а 11 годами раньше гватемальские повстанцы расстреляли из засады автомобиль посла США Джорджа Мейна.

Хватает погибших и у британского Форин-офиса — за его сотрудниками прицельно охотились ирландские боевики из ИРА, и у израильтян — против них «бомбовую войну» вели палестинцы и их сторонники. Последний инцидент такого рода произошел в Нью-Дели в 2012 году: мотоциклист прицепил бомбу к машине супруги израильского военного атташе. Женщина отделалась легкими ранениями.

Украсть, чтобы убить

Далеко не всегда, впрочем, дипломатов пытаются убить на месте. В 1982 году в Ливане началась настоящая эпидемия похищений: за 10 лет были выкрадены 104 заложника из 21 страны. Восемь из них были казнены или умерли в заключении, в том числе один советский гражданин.

В 1985 году в Бейруте были выкрадены атташе советского посольства Олег Спирин, врач Николай Свирский, а также сотрудники консульства и торгпредства — Аркадий Катков и Валерий Мыриков. Ответственность взяла на себя никому ранее не известная группировка «Организация исламского освобождения — силы Халеда Бен-Валида» (в реальности за захватом стояла «Хезболла»). Каткова похитители позже расстреляли. Операция по освобождению дипломатов обросла в интернете целым набором легенд: так, по одной из версий, спецгруппа КГБ захватила родственника одного из лидеров боевиков, кастрировала его и подбросила труп с половыми органами во рту к порогу штаба «Хезболлы» с поясняющей запиской. Реальность была куда прозаичнее: резидент КГБ встретился с лидером террористов и намекнул на возможные последствия. Все заложники были отпущены.

21 год спустя в Багдаде посольский автомобиль, в котором находились пять человек, был атакован боевиками. Охранник Виталий Титов погиб на месте, четырех сотрудников посольства — третьего секретаря Федора Зайцева, Рината Аглиулина, Анатолия Смирнова и Олега Федосеева — боевики «Совета муджахеддинов шуры» похитили. Позже террористы распространили видеоролик, на котором была запечатлена расправа с сотрудниками дипмиссии. Похитители были найдены и уничтожены.

При схожих обстоятельствах погиб в 1979-м американский посол в Афганистане Адольф Дабс. Его похитили боевики-маоисты, которые потребовали освободить из тюрем членов их организации. Вместо этого Хафизулла Амин отдал приказ на штурм. Афганский спецназ буквально изрешетил комнату, где укрывались террористы. Дабс погиб, сраженный двумя пулями. После его смерти США закрыли посольство в Кабуле, и следующий американский посол появился в Афганистане только в 2002 году.

Роковые случайности

Наконец, дипломаты регулярно становятся жертвами случайной пули — особенно если в стране пребывания начинается вооруженный конфликт.

В 2003 году колонна диппредставительства РФ в Ираке была обстреляна американцами на выезде из Багдада — несмотря на то, что на машине посла, которая шла в голове колонны, развевался российский флаг. Были ранены пять человек, в том числе водитель посла Владимир Архипов — из его живота извлекли две пули от М16.

Через четыре года погиб сотрудник посольства в Бужумбуре Владимир Рашитко. Бурундийские военные утверждали, что он пытался проскочить через КПП без остановки на досмотр, российская сторона напоминала, что дипломат и не обязан останавливаться. Закончилось все тем, что власти Бурунди принесли извинения Москве за прискорбный инцидент.

Таких случаев с дипломатами разных стран — многие сотни. В главном здании МИД России при входе висят мемориальные доски, на которых высечены имена дипломатов, погибших при исполнении обязанностей. И этот скорбный список, к сожалению, будет лишь пополняться. Такая работа.

Мир00:02 8 декабря

Украина на уме

Европа попыталась договориться хоть о чем-нибудь. Но ничего не вышло