Под сенью «Боярышника»

Ралли вице-премьеров: руководители правительства на рубеже 2017 года

Фото: Екатерина Штукина / РИА Новости

Правительство, можно сказать, отделалось легким испугом. За год оно потеряло двух ключевых министров, одного — из-за коррупционного скандала. Но это на фоне парламентских выборов, падения доходов населения и заявлений, что «денег нет». Тем не менее в новой Думе конституционное большинство получила партия власти. Баррель слегка подрос, а инфляция близка к историческому минимуму. Правда, одновременно почти исчерпан Резервный фонд, и самые крупные приватизационные сделки позади. «Лента.ру» проанализировала, чего ждать от наступающего года руководителям кабмина.

Александр Хлопонин

Злополучный «Боярышник» превратил Александра Хлопонина в «открытие года». Недавний «середняк» становится «спасителем нации» со своими давними, озвученными еще до трагедии в Иркутске предложениями по упорядочиванию рынка «спиртосодержащих жидкостей двойного назначения».

Президент поручил правительству изменить действующие ставки акцизов на алкогольную и спиртосодержащую продукцию «в целях снижения спроса на суррогаты алкоголя». Но это фактически карт-бланш для реализации хлопонинских же идей, а именно распространения полной ставки акциза на все спиртное, за исключением медпрепаратов. Но их вице-премьер предлагает отпускать только по рецептам.

Правда, глава Минздрава Вероника Скворцова попыталась дезавуировать последний тезис: дескать «вопрос по рецептурному отпуску еще не решен». Но не факт, что ее не переубедят, например, сославшись на то, что жесткие ограничения на рынке настоек, лосьонов и т.п. выполняют дважды благую миссию — предотвращают инциденты, подобные иркутскому, и увеличивают поступления в казну. А следовательно — у центра и регионов появится больше денег на финансирование «социалки», в частности здравоохранения.

Впрочем, отсюда вовсе не следует, что в наступающем году Александру Хлопонину навсегда обеспечено первое место среди медведевских замов. Особенно если, паче чаяния, премьер увидит в нем реального претендента на собственное кресло.

Юрий Трутнев

Тысячи «бесплатных гектаров» уже выданы. Энерготарифы на Дальнем Востоке вот-вот будут снижены — соответствующий закон принят в трех чтениях Госдумой. Подготовка сделки по докапитализации «Русгидро» вышла на финишную прямую. Медленно, но верно «зачищается» дальневосточный губернаторский корпус. Юрию Трутневу грех жаловаться на уходящий год, если только не принимать всерьез выкладки политологов, называвших «дальневосточного» вице-премьера в числе возможных «преемников» Дмитрия Медведева.

Впрочем, чем ближе президентские выборы и плановая смена правительства, тем сложнее чиновникам, чьи успехи дали повод наблюдателям говорить об их премьерских амбициях. По крайней мере, коллеги и конкурирующие группы влияния сделают все от них зависящее, чтобы приостановить череду триумфов фигуранта реального или вымышленного «шорт-листа». И в этом смысле наступающий 2017-й, наверное, окажется для Юрия Трутнева более трудным, чем предыдущий.

Дмитрий Козак

Оставшись без «своего» президентского полпреда, Крым де-факто вернулся под контроль правительственного куратора. Но у этой аппаратной победы Дмитрия Козака есть и обратная сторона: отныне за крымские успехи или неудачи на федеральном уровне отвечает только профильный вице-премьер. При этом ситуация с казной заметно ограничивает для Козака возможности финансового маневра. Более того, любые дополнительные вливания во вновь обретенный субъект федерации рискуют обернуться очередными «пробоинами» в бюджетах других регионов.

Между тем даже те из них, которые до сих пор считались сравнительно благополучными, в уходящем году стали беднее — по воле центра, решившего сократить на 1 процент региональную долю в ставке налога на прибыль. Таким образом, лидерам предложено на добровольно-принудительной основе помочь аутсайдерам.

«Я со всеми практически регионами разговаривал, все понимают»,— утверждает Козак. Но это «понимание», похоже, придется продемонстрировать не только губернаторам и главам республик, но и их землякам — врачам и учителям. Неслучайно глава Минфина Антон Силуанов говорит «о более плавном повышении зарплаты работникам бюджетной сферы по сравнению с теми дорожными картами, которые были запланированы на 2017 год».

Виталий Мутко

Допинговый скандал в полном смысле этого слова вывел Виталия Мутко на новый уровень. Трудно сказать, занял ли бы главный спортивный функционер вице-премьерское кресло, не случись инцидентов с мельдонием, отстранения российских легкоатлетов и паралимпийцев от участия в летних Играх и публикации доклада Макларена.

Столь же нелегко однозначно назвать новую должность Мутко синекурой. По крайней мере, теперь на него целиком ложится ответственность за готовность страны к проведению чемпионата мира по футболу в 2018 году.

Понятно, что существует вероятность недружественных антироссийских демаршей, преследующих целью перенести мундиаль в другую страну. Но сам же Мутко на днях дал понять, что такое возможно лишь в случае выплаты России значительной компенсации. И значит, если даже «спортивный» вице-премьер не сможет свести к нулю внешнеполитические риски, дело его чести в таком случае — добиться максимального возмещения российских расходов на организацию чемпионата.

Игорь Шувалов

Плюс — более 1 триллиона рублей, поступивших в казну. Минус — один ключевой министр, уличенный во мздоимстве. Таков промежуточный итог «приватизации 2.0» — пожалуй, самого главного проекта из тех, что шуваловский финансово-экономический блок реализовал в уходящем году.

При этом сам Игорь Шувалов, в отличие от своего бывшего подчиненного Алексея Улюкаева, довольно успешно обошел все острые углы. Антишуваловская информационная атака, странным образом совпавшая с апогеем приватизационных баталий, быстро сошла на нет. А осенью первый вице-премьер избавился от другого, но не менее серьезного, чем распродажа госсобственности, источника головной боли. Подготовкой к ЧМ-2018 вместо Шувалова занялся новоиспеченный «спортивный» вице-премьер Виталий Мутко.

Впрочем, у избавления от чреватой скандалами рутины есть и отрицательная сторона. Теперь первый вице-премьер имеет возможность больше времени посвятить разработке программы реформ. Примечательно, что Шувалов пока предлагает подопечному Минэкономразвития не слишком спешить с конкретикой в данном вопросе: «К маю нам, скорее всего, нужен не конкретный попунктный план того, что делать. Нам к маю, наверное, нужно, чтобы образовалось общее видение того, какой будет страна к 2025 году, какова будет модель экономического развития». Но над подобной программой работает и кудринский Центр стратегических разработок. И если эксперты ЦСР подойдут к решению поставленной задачи скрупулезнее, чем Шувалов и его подчиненные, — шансы на окончательное возвращение Алексея Кудрина к управлению российской экономической политикой станут намного выше.

Ольга Голодец

После кадровых перестановок в Минобрнауки соцблок правительства стал менее монолитным. И, учитывая хорошие взаимоотношения нового министра Ольги Васильевой с руководством РПЦ, —  более уязвимым. По крайней мере, Ольге Голодец пока так и не удалось добиться смягчения позиции православных иерархов в отношении ЭКО и возобновления масштабных программ по профилактике СПИДа. Хотя, например, актуальность последних заметно возросла в свете недавней эпидемии ВИЧ в Екатеринбурге.

С другой стороны, весьма непопулярный в преподавательских и академических кругах предшественник Васильевой Дмитрий Ливанов был отправлен в отставку меньше чем за месяц до парламентских выборов. И, наверное, это отчасти способствовало победе «Единой России», нивелировав негативный эффект, вызванный отказом правительства от вторичной и полноценной индексации пенсий. Грубо говоря, Ливанов был принесен в жертву, дабы спасти Голодец. Ведь проигрыш «Единой России», скорее всего, привел бы к оргвыводам в адрес руководства соцблока.

В следующем году, согласно заверениям и президента, и премьера, пенсии будут проиндексированы в полном объеме — и значит, у Ольги Голодец будет меньше поводов идти на кадровые и иные размены.

Дмитрий Рогозин

При всех успехах ОПК — неслучайно Владимир Путин говорил о них и в президентском послании и в ходе итоговой пресс-конференции — уходящий год нельзя назвать удачным для профильного вице-премьера. Срыв первого запуска с космодрома Восточный и падение «Прогресса» — довольно внушительные ложки дегтя в бочке отраслевого меда.

Тем не менее усилившаяся геополитическая и экономическая роль «оборонки» являются для Дмитрия Рогозина своеобразной гарантией неприкосновенности. Ведь в случае его отставки за административный контроль над ОПК неизбежно развернется ожесточенная борьба между различными группами влияния, прежде всего — Минобороны и «Ростехом». А это вряд ли поспособствует исправному функционированию стратегически важной отрасли.

Аркадий Дворкович

Ни одного другого медведевского зама столь упорно не превращали в уходящем году в «хромую утку». Причем гипотетическое назначение на пост президента РЖД оказалось не такой уж ужасной участью для Аркадия Дворковича — ведь его упоминали и в числе чиновников, якобы попавших в поле зрения спецслужб в связи с «делом Улюкаева».

В этом смысле отсутствие каких-либо кардинальных перемен само по себе может считаться неплохим итогом года для Дворковича, а заодно и для его непосредственного начальника. Ведь мало кто из нынешних руководителей правительства настолько же близок к премьеру.

Экономика10:09Сегодня

Эффект бабочки

Курянка Екатерина Забоева открыла магазин бабочек и сломала многие стереотипы