«Россия воспользуется этими плодами»

Как глобальное потепление поможет Северному морскому пути

Фото: Лев Федосеев / ТАСС

Северный морской путь — кратчайший маршрут из Европы в Азию. Государство старается развивать международное судоходство на этом направлении. «Лента.ру» узнала у председателя комитета Мурманской думы по экономической политике, энергетике и жилищно-коммунальному хозяйству Максима Белова, как на это может повлиять потепление Арктики и какие в связи с этим перспективы открываются перед населенными пунктами Русского Севера.

«Лента.ру»: Как сейчас обстоят дела с перевозкой грузов по Северному морскому пути?

Белов: Относительные перспективы открываются из-за таяния ледников. Впрочем, этот процесс сам по себе относительный. Одни ученые говорят, что он цикличный, сейчас лед убавляется, но потом вновь будет прибавляться. Другие считают, что таяние связано с глобальным потеплением и остановить его можно только сокращением потребления человеком углеводородных ресурсов.

Не только Россия намерена воспользоваться плодами потепления Арктики. Канада предлагает Северо-Западный проход, утверждая, что из-за таяния ледников можно будет ходить в Азию и через эту страну. Хотя у канадцев по сравнению с нами к этому вообще ничего не готово.

Но даже без всякого таяния, развивая ледокольный флот, грузы по Северному морскому пути все равно можно будет эффективно перевозить, поскольку он существенно сокращает расстояние из Европы в Азию.

Безопасен ли этот маршрут?

На участке от Карского моря до Мурманска безопасность обеспечена, оперативные службы в случае чего могут спасти судно, терпящее бедствие. Но и тут есть вопросы к спасательной авиации — она далеко не в идеальном состоянии. У береговой охраны наших западных партнеров есть вертолеты. У нас пока на северном побережье их не так много, как хотелось бы.

Но от Диксона дальше на восток все достаточно печально. Если что-то случится с судном, транспортным или круизным, оперативная эвакуация будет под большим вопросом.

Принимаются ли какие-то меры для решения этой проблемы?

Конечно. Есть программа по строительству спасательных центров — в Мурманске такой центр уже построен. Но лично я, впрочем, не видел пока здесь никаких средств для спасения на воде. Возможно, вертолет стоит где-то на закрытом аэродроме. Таких центров должно быть построено 13 вдоль всего Северного морского пути.

Если в результате таяния ледников Северный морской путь станет более проходимым, как это скажется на жизни региона?

Прежде всего, чем меньше льда, тем безопаснее плаванье. Чтобы сейчас пройти без ледокола по Северному морскому пути, особенно по некоторым его участкам, требуются суда особого ледового класса, приспособленные к работе на Севере. Если льда не будет, здесь в конкретное время года смогут проходить и обычные корабли. Большая часть транспортного флота в мире — не ледового класса.

Суда, проходящие транзитом через Мурманск и другие северные города, будут там обслуживаться. Им нужно пополнять запасы топлива, провизию, менять экипаж. Значит, в этих портах сложится новый вид экономической деятельности.

Имеет значение и обслуживание грузов, перевалка, выстраивание логистических цепочек. Скажем, из Европы груз приходит в Мурманск, где он переваливается, а дальше его уже берут суда ледового класса. Все это может быть серьезным подспорьем для Севера.

А если говорить о добыче нефти?

С таянием льдов действительно повышается безопасность добычи углеводородных ресурсов, и Мурманск — это идеальная база освоения Арктики с точки зрения длины причалов и залива (на втором месте Архангельск). Сюда могут заходить многотоннажные суда. Это позволяет строить здесь базы по обслуживанию нефтегазовых проектов, что и происходит сейчас с буровой платформой «Приразломная» — в основном ее снабжение ведется через Мурманск. Компания «Новатэк» должна начать строительство двух крупных сухих доков для обслуживания своих проектов на полуострове Ямал.

Что такое перевалка нефти?

Например, в Новопортовском месторождении на юге Ямала был установлен морской нефтяной терминал. К нему подходят танкеры, доставляют сырье в Мурманск, а оттуда оно переваливается в Европу.

Подстегнет ли увеличение судоходства развитие заброшенных участков Северного морского пути?

Важно не забывать, что эти небольшие поселки находятся в зоне особого пограничного контроля. Это серьезная проблема. Чтобы иностранному судну, скажем, зайти в порт Тикси, необходима куча разрешений, и этот процесс затягивается на несколько месяцев.

Что уж говорить о круизном туризме! Экипаж на круизном судне существенно многочисленнее, чем на танкере. Чтобы зайти в такой небольшой порт и увидеть замороженную историю советского освоения Севера, круизному лайнеру потребуется неимоверное количество разрешений. Реализовывать такие туристические проекты пока нереально, хотя они были бы очень интересны.

Сейчас туристы могут посмотреть на берег с борта круизного судна в бинокль, и все. Считаю, перспективы есть, но предстоит долгая бюрократическая процедура по упрощению правил захода в порты этих населенных пунктов.

Если преграды будут устранены, могут ли прибрежные северные населенные пункты превратиться в туристические центры?

Посмотрите на наших соседей, на Норвегию. Там нет режима пограничного контроля, и все поселки стараются заполучить круизные суда. Возьмем хотя бы пресловутый город Киркенес, находящийся недалеко от Мурманска. Туда заходит множество судов с туристами из Европы, Китая, Японии. И зимой, и летом. Летом, конечно, больше. Туристы обеспечивают стране крупные денежные вливания из-за рубежа.

Знаете, сколько эти люди платят только за то, чтобы на подходе к Киркенесу только посмотреть в сторону России? Порядка 25-30 евро каждый. Десятки тысяч туристов посещают за три летних месяца город с населением 5,5 тысячи человек.

У наших прибрежных поселков огромные перспективы. Но нам необходимо поменять свое национальное сознание. Мы пока стараемся больше защищать свою границу, береговую линию.

Может, это оправданно?

Пусть решают те, кто отвечает за безопасность в стране. С экономической точки зрения это неоправданно.

Влияют ли санкции на Северный морской путь?

Когда они только вступили в силу в 2014 году, был легкий мандраж: а что дальше? Возник большой вопрос о том, следует ли добывать нефть в Арктике, поскольку дело это дорогостоящее и, учитывая упавшую цену на сырье, рентабельность добычи либо становится недостаточной, либо вообще исчезает. К тому же важно, будет ли потребление углеводородов расти или падать — здесь мнения экспертов разделяются.

За годы, прошедшие после падения СССР, у нас было внедрено очень много западных технологий. Когда они стали нам недоступны, возник вопрос, откуда их брать. Ответ — нужно заниматься импортозамещением. Насколько у нас это получилось на данный момент, я говорить не могу. Но мое личное ощущение подсказывает мне, что пока это не очень получается.

В результате глобального потепления прибрежные города могут оказаться затопленными. Это как-то учитывается?

Я считаю, что угрозы конкретно для Мурманска нет — город достаточно высоко расположен. Про другие города говорить не могу, но это важный вопрос, требующий изучения.