Новости партнеров

Кольский рубеж

Как новгородцы стали первыми исследователями Русского Севера

Фото: Gerald Zojer / Wikimedia

Кольский полуостров — первая заполярная территория, которую освоили русские поселенцы. Это случилось еще во времена Новгородской республики. «Лента.ру» рассказывает о том, зачем новгородцы пошли на Север.

Земля саамов

Норвежский мореход Отер в докладе королю Англии Альфреду Великому, у которого он состоял на службе, называл свою родину, Хельгеланн, «самой северной из всех норманнских земель». Лишь вскользь он упоминал сушу, простирающуюся дальше на север. По словам Отера, она «совершенно безлюдна», за исключением нескольких поселений терфиннов, занимающихся «зимой охотой, а летом рыбной ловлей».

Этот доклад был написан в 80-е годы IX века.

К финнам, проживающим на территории нынешней Финляндии, терфинны имели достаточно опосредованное отношение. Это были саамы — народ, возникший в результате смешения племен Волжско-Окского междуречья с финно-уграми, пришедшими в регион позже. Земля называлась Терь, или Тре. Сейчас на всех картах она значится как Кольский полуостров.

Русские первопроходцы, прибывшие в Терь, описали саамов более детально. Они отмечали, что живет этот народ «в расселинах каменных», не строя изб; не знает ни хлеба, ни овощей, а одежду шьют из оленьих шкур. Саамы не занимались животноводством и сельским хозяйством, предпочитая не вести оседлый образ жизни. Они охотились на диких оленей, но охота не была их главным промыслом. Саамы селились у озер и на морском берегу — их кормила прежде всего рыбная ловля. Они были язычниками, приносили своим божествам в жертву часть улова. Правили ими старейшины родов, по совместительству исполнявшие роль жрецов.

Колонизация

Кем же были эти первопроходцы и что они делали на Кольском полуострове?

Они происходили из Господина Великого Новгорода, то есть Новгородской республики. В XIII веке, когда это территориальное образование окончательно сложилось как политически самостоятельное государство, пахотные земли, имевшиеся в распоряжении новгородцев, уже не удовлетворяли их растущих запросов. Земля не отличалась плодородностью, а на подвоз зерна рассчитывать было сложно, поскольку южные и восточные князья не пропускали в Новгород ни одного воза.

Впрочем, не земледелие приносило основной доход новгородцам. В Новгородских пятинах был развит лесной и рыбный промысел, который не только кормил народ, но и позволял активно торговать. И все же земли быстро скудели, что и заставило приступить к исследованию новых территорий.

Руководили колонизацией Тери боярство и прочая новгородская знать. Для развития торговли их холопы продвигались в Поморье, где основывали промышленные поселки. Вслед за ними подтягивались промышленники (то есть те, кто управлял промыслом) и пахари, обживавшие Север. Места хватало всем — пришлые не враждовали с племенами саамов.

На таком расстоянии связь с Новгородом ослабевала. Многие двинские бояре в конце XIV века «задалися» за московского князя, и в результате мятежную область пришлось возвращать новгородской рати, которая одолела москвичей, стоявших гарнизоном в Орлеце. Двинянам пришлось платить контрибуцию, а их вожаков, воевод Ивана и Конона, казнили.

Торговать с саамами было очень выгодно. Они охотно обменивали дорогую пушнину на простейшие металлические орудия труда: ножи, топоры и прочее. Новгородские чиновники, появившиеся на Терском берегу вслед за промышленниками, обложили саамов данью, требуя с каждого охотника пять беличьих шкурок в год.

Против норвежцев

Новгородцы были не единственными претендентами на Кольский полуостров. Норвежцы, известные русским как мурманы, тоже хотели обложить саамов данью. Между норвежцами и новгородцами происходили стычки — до заключения Александром Невским в 1251 году договоров, определяющих правила сбора дани с коренного населения обеими сторонами.

Правда, его не особо соблюдали. Набеги на поселения конкурентов продолжались. В 1323 году русские, карелы и саамы не только выбили врага с северных земель, но пошли дальше на запад и сожгли дворец короля Магнуса.

В результате 3 июня 1326 года было заключено новое соглашение о мире между Новгородом и Норвегией. Посол короля Норвегии Магнуса и епископ новгородский Моисей, а также «посадник Олфромей, и тысяцкий Остафий, и новгородцы, все и каждый, как бывало прежде между нашими предшественниками», устанавливали мир между двумя державами на десять лет. Того же, кто нарушит договор, «пусть судит и накажет Бог».

Но, как говорится, «на бога надейся, да сам не плошай». Нестабильность в регионе сохранялась — норвежцы не хотели отдавать заполярные владения, которые считали своими. В летописях описывается поход мурман 1419 года, когда норвежцы напали на Карельский погост, разграбили его, а потом направились к Двине, но были разбиты поморами и обращены в бегство.

Новгородцы смогли защитить Терь и отстоять ее. В середине XV столетия были основаны первые прибрежные поселения поморов — Варзуга и Умба, но уже 1478 году Новгородская республика прекратила свое существование как отдельное государство. Великий князь Московский Иван III вместе со своим войском взял город с боем в 1471 году, а через семь лет включил в состав княжества Московского.

Поселения новгородских поморов, первых русских исследователей Севера, не сохранились до нашего времени. Но в середине XV века на месте их прибрежных стоянок, о которых писали норвежцы еще 1210 году, возникло постоянное поселение Кола — старейший российский город в Заполярье, расположенный в 10 километрах от Мурманска.