Новости партнеров

Война на выживание

Москва и Минск продолжают выяснять отношения на продовольственном рынке

Фото: Кирилл Брага / РИА Новости

Департамент ветеринарного и продовольственного надзора Минсельхозпрода Белоруссии с 8 марта ввел временный запрет на ввоз из Подмосковья живой птицы, инкубационного яйца, мяса птицы, яичного порошка, меланжа, альбумина и других пищевых продуктов переработки куриного яйца, пуха и пера. Причина — случаи заболевания птиц высокопатогенным гриппом на птицефабриках в столичном регионе, что подтвердил Роспотребнадзор

Торг уместен

Эмбарго распространяется на корма и кормовые добавки как из птицы, так и растительного происхождения, также на охотничьи трофеи и бывшее в эксплуатации оборудование для перевозки, содержания, убоя и разделки птицы. Кроме того, нельзя ввозить в Белоруссию диких, зоопарковых и цирковых животных, восприимчивых к птичьему гриппу.

Ситуация стандартная: ранее Минск на том же основании вводил аналогичные запреты для отдельных регионов стран США, Евросюза, Украины. Так же поступает и Москва. Однако многие решения, связанные с двусторонними экономическими связями, последнее время Россия и Белоруссия рассматривают почти исключительно через призму необъявленной торговой войны, распространившейся и на рынок продовольствия.

А объем этого рынка внушительный — на начало 2016 года он оценивался на уровне почти 5 миллиардов долларов, из которых на белорусский экспорт приходилось около 4 миллиарда долларов — 80 процентов от внешнеторговых поставок продукции республиканского АПК.

По данным посольства Белоруссии в РФ, в 2016 году экспорт в Россию товаров, произведенных на территории Белоруссии, достиг 10,8 миллиарда долларов, а российский импорт — 15,3 миллиарда долларов. В структуре белорусского экспорта преобладает продукция АПК. Среди основных товарных позиций: сыры и творог, молоко (цельное и сухое), масло сливочное, говядина, мясо птицы. В российском импорте традиционно преобладает углеводородное сырье и нефтепродукты, объемы поставок которых по итогам прошлого года превысили 7 миллиардов долларов.

Бои без правил

Летом 2016 года Минсельхоз РФ потребовал от Россельхознадзора усилить контроль за ввозом в Россию польских яблок, обратив особое внимание на поставки из Белоруссии. По данным Федеральной таможенной службы, импорт яблок в 2014 году из республики вырос на 104 процента до 175 тысяч тонн, а в 2015-м составил 411 тысяч тонн.

Яблоками дело не ограничилось — в сентябре Россельхознадзор запретил реэкспорт в Россию через Белоруссию персиков, нектаринов, винограда, абрикосов, клубники и груш из Африки. Для этого российским чиновникам пришлось провести встречную проверку. Фитосанитарные сертификаты оказались поддельными.

«Была получена информация об отсутствии промышленного производства, а также экспорта (реэкспорта) с территории Центральной Африканской Республики персиков, нектаринов и винограда, а с территории Буркина-Фасо — абрикосов, клубники и груш», — сообщили в ведомстве.

Впрочем, белорусский транзит запретным плодам это не закрыло. В феврале 2017 года глава Россельхознадзора Сергей Данкверт объявил о запрете ввоза через Белоруссию продукции уже из 24 африканских стран. Вновь было установлено, что под видом реэкспорта в Россию ввозилась санкционная продукция.

Данкверт подчеркнул, что именно это послужило причиной ограничений на поставки в нашу страну говядины и говяжьих субпродуктов с ряда предприятий Минской области. Глава Россельхознадзора пояснил, что белорусские коллеги не расследовали случаи мошенничества при поставках говядины в Россию. «Эти поставки представляли угрозу биологической безопасности, поскольку мы не знаем, откуда происходила эта продукция», — признался российский чиновник.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко назвал претензии к мясу безосновательными и потребовал от своих правоохранителей возбудить против главы Россельхознадзора Данкверта уголовное дело за «нанесение ущерба» белорусскому государству.

Гамбургский счет

«Для Белоруссии ограничения на поставки в Россию весьма болезненны, так как почти весь сельскохозяйственный экспорт ориентирован именно на нашу страну», — говорит ведущий аналитик Amarkets Артем Деев. Ущерб наносится обеим сторонам, но белорусские производители, конечно, в большем проигрыше. Россия может найти новых поставщиков, считает эксперт. А вот выйти на новые рынки сбыта для Белоруссии крайне сложно — что в Европе, что в Азии. «Альтернатив российскому рынку для белорусских производителей просто нет, по крайней мере в ближайшей перспективе», — убежден Деев.

Что касается ввоза санкционных продуктов, то эта тема болезненна как для Москвы, так и для Минска, признает он. Белоруссия не может согласно действующим правилам заниматься реэкспортом европейских товаров, но она это делает с самого ввода контрсанкций. «На это долго не обращали внимания, хотя было ясно, что рано или поздно регуляторы постараются закрыть это направление. Так сейчас и происходит», — полагает Деев.

Первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал согласен с тем, что в этой торговой войне Белоруссия теряет значительно больше. «Поставки сельскохозяйственной продукции из Белоруссии в целом ориентированы именно на российский рынок, а заменить его будет крайне сложно, даже спустя некоторое время», — говорит он.

Альтернативной для Белоруссии мог бы быть европейский рынок, но ЕС не ждет эти товары, им потребуется дополнительная сертификация, соблюдение норм, а это весьма сложный технологический процесс, к которому большинство белорусских предприятий просто не готовы, отмечает Сигал. Он также выразил сомнение, что белорусские производители смогут выдержать ценовую конкуренцию с европейскими.

Если Минск попытается выйти со своей сельхозпродукцией на рынок Китая, то это, скорее всего, не получится. «Цепочки поставок не отлажены, их необходимо создавать заново, а доставка молочной продукции, например, на такие расстояния, почти не имеет смысла — она быстро портится», — напомнил Сигал.

Ввоз санкционных продуктов выгоден для Минска, так как позволяет зарабатывать на реэкспорте, получать дополнительные средства в бюджет. Но Россию такое положение вещей не устраивает, поэтому если политическая воля проявлена, то белорусский транзит будет закрыт. Это только вопрос времени, резюмировал Сигал.