У нас тут стояло

ДК, кинотеатры и офисы: что еще может потребовать церковь в рамках реституции

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Разногласия и споры, то и дело возникающие в отношениях церкви и светского общества, все чаще выходят за рамки идей, традиций и ценностей, перемещаясь в мирскую сферу недвижимости. Церковная реституция уже не ограничивается сохранившимися церквами, а распространяется на здания, построенные на месте некогда разрушенных храмов. Корпуса московского НИИ рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) вот-вот перейдут РПЦ на том основании, что в одном из них обнаружился фундамент ранее снесенного Крестовоздвиженского храма. В Ростове-на-Дону местной епархии достался Государственный театр кукол, при строительстве которого использовались несущие конструкции Благовещенской греческой церкви. Эти прецеденты дают повод задуматься о появлении нового механизма сравнительно честного отъема собственности. «Лента.ру» составила примерный список наиболее интересных зданий в центре Москвы, которые РПЦ вполне может затребовать в ходе кампании возвращения церковной собственности.

В одной только Москве в советские годы было снесено более 400 церквей и часовен, не считая иных объектов религиозного назначения, таких как монастырские трапезные, келейные корпуса и прочие. Большинство из них располагались в пределах Садового кольца, и на их месте сейчас стоят самые разные постройки, от школ и ДК до жилых и административных зданий. Какие-то построены с нуля, а в каких-то еще просматриваются формы прежних строений. Цена этой недвижимости, учитывая ее расположение, достаточно высока, в ряде случаев — огромна. Значит, игра стоит свеч. А если вспомнить слова главы юридической службы РПЦ игуменьи Ксении Чернеги о том, что в рамках реституции пришло время получить что-нибудь получше, игра предстоит интересная.

Недвижимые призраки

Перечисленные ниже храмы стали жертвами сталинской реконструкции 1930-1940-х годов, самой масштабной перестройки столицы в истории, изменившей облик города настолько, что нарком водного транспорта Николай Ежов предложил переименовать «обновленную» Москву в Сталинодар.

Возведение новых зданий на церковных фундаментах не было распространенной практикой в те годы, рассказал «Ленте.ру» руководитель проекта «СовАрх» архитектор Денис Ромодин. Постройки были другие и по форме, и по масштабу. За редкими исключениями, как в случае с ВНИРО, строительство начиналось с нового котлована.

«Следы храмовых построек оставались, если они непосредственно примыкали к месту нового строительства — например, в виде куска лестницы храма, как на месте церкви Успения Пресвятой Богородицы на Покровке», — говорит Ромодин.

По его словам, таких случаев немного. Гораздо больше перестроенных храмов, но многие из них, как, например, бывшее здание «Союзмультфильма» на месте Храма Святителя Николая, уже переданы РПЦ.

Однако в перспективе церковь вполне может апеллировать не к древним камням, а к самим земельным участкам, на которых стояли уничтоженные церкви. По сути эта земля, как и стоявшее на ней здание, тоже имела религиозное назначение, а значит, по закону ее следует вернуть для использования по назначению.

«В законодательстве о реституции нет четких границ того, можно ли новую постройку считать новым объектом недвижимости, — объясняет юрист Родион Юрьев. — Спору о том, что такое недвижимость, около трех тысяч лет». В гражданском праве сейчас возобладала точка зрения, что недвижимость — скорее земельный участок, а не то, что на нем строится и перестраивается.

«Наше законодательство идет к пониманию того, что земельный участок — основа недвижимости, — говорит Юрьев. — Допустим, у вас есть здание, и вы перенесли его с одного земельного участка на другой. У вас сохранилось право собственности на него? Нет. В момент переноса прекращается существование объекта недвижимости. Если подходить с этих позиций, то церковь будет права, требуя в рамках реституции земельные участки».

Его слова подтверждает председатель Арбитражного третейского суда Москвы Алексей Кравцов. Право вернуть земли, по его словам, прописано в законе. Реституция — возвращение в первоначальное состояние: возвращается все, что было отобрано в разные периоды истории. «Но РПЦ не может просто так прийти туда, где раньше был храм, и забрать землю себе, — пояснил Кравцов. — Сперва церковь должна доказать, что земля ушла из ее пользования по независящим от нее причинам. Тогда земля возвращается, и государство берет на себя обязанность компенсировать нынешнему владельцу эту процедуру в денежном или земельно-недвижимом виде».

Впрочем, заметил эксперт, эти компенсации нельзя назвать щедрыми. В частности, в расчет не берутся дополнительные вложения собственника — например, затраты на ремонт и реконструкцию (здания-то, как правило, старые) не учитываются судом при назначении компенсации.

После получения сжечь

Гостиница «Славянка», построена на месте церкви Иоанна Воина на Убогом дому

Убогие дома — место своза мертвых бродяг, чужеземцев и неопознанных покойников. Их тоже надлежало хоронить по всем обрядовым правилам, поэтому в XVII веке в Убогом дому на Старой Божедомке (ныне улице Дурова) появился православный храм.

В 1935 году он был разрушен, его территорию передали Красной Армии. Возведенная к 1937 году гостиница существует сейчас под названием «Славянка» и принадлежит Министерству обороны.

Плюсы (для РПЦ): французские балконы, евроремонт; при проведении работ у здания год назад проступал остов стены из красного камня, сообщали очевидцы.

Минусы (для РПЦ): Минобороны — не Росрыболовство, в ведении которого находится ВНИРО.

«Я не могу никак оценивать эту ситуацию, — заявила в беседе с «Лентой.ру» юрист «Славянки». — Я думаю, этот вопрос надо решать с высшим руководством. Но я сомневаюсь, что Министерство обороны просто так отдаст свое здание. Я бы с радостью подискутировала с вами об этой проблеме, но мы очень много работаем».

Кадастровая стоимость участка: более 450 миллионов рублей.

Дворец творчества детей и молодежи «На Миуссах», построен на месте собора Александра Невского

Второй по величине исторический храм Москвы после храма Христа Спасителя был заложен к 50-летию указа Александра II об отмене крепостного права, в 1913 году. Но началась Первая мировая война, и собор так и не достроили. К 1917 году здание уже освятили, в нем велись службы, но внутренняя отделка отсутствовала. После революции храм медленно ветшал, его использовали как склад, а в 1950-е снесли и возвели Дом пионеров Фрунзенского района — сейчас Дворец творчества детей и молодежи «На Миуссах».

Плюсы: по уверениям некоторых историков, при строительстве Дома пионеров использовались кирпичи, стены и даже фундамент собора.

Минусы: имиджевые — дети лишатся места творческого развития и хорошего бассейна, это будет уже второй бассейн, отнятый РПЦ у москвичей.

«Мы даже и не думали о такой возможности, — говорит и.о. директора Дворца творчества Ольга Коровацкая. — Здание действительно построено на месте собора, но тут от него ничего не осталось. У нас нет даже минимальных остатков собора. Едва ли какие-то элементы храма могли использоваться при строительстве, если храм снесли в 1950-е, а наше здание построено в 1960-е. Мне кажется, это абсурд. Нас этот абсурд не касается».

Кадастровая стоимость: более 230 миллионов рублей.

Театр «Россия», памятник Пушкину и сквер его имени, построенные на месте Страстного женского монастыря. Сохранилось прилегающее в театру здание монастырской гостиницы, в которой сейчас располагаются караоке-бар и ночные клубы.

Не самый старый монастырь Старой Москвы, но точно один из самых значимых: в нем хранилась чудотворная Страстная икона Божьей Матери, и расположен он был прямо на Тверской улице, по которой цари и знатные иностранные гости с XVII века торжественно въезжали и выезжали из Кремля. К 1917 году монастырь включал в себя три храма, часовню и большую гостиницу для паломников.

После революции коммунисты разместили в комплексе Военный комиссариат, а затем Центральный антирелигиозный музей Союза безбожников СССР. Но в 1937 году все монастырские постройки (кроме гостиницы) снесли в ходе реконструкции Тверской.

Плюсы: существует массовое движение горожан за восстановление монастыря, к концу 2016 года собравшее 125 тысяч подписей, «систематически направляемых в патриархию и мэрию»; театр при этом православная общественность предлагает не трогать, просто поменять в нем репертуар на мюзиклы «исторического и духовного» содержания.

Минусы: мюзиклов «исторического и духовного» содержания пока не существует, а если их и напишут, кассу для РПЦ они едва ли сделают; использование театра под эгидой РПЦ, но в прежнем репертуарном формате может оскорбить чувства верующих.

Комментируя возможность передачи здания, представитель театральной компании Stage Entertainment заявил, что этот вопрос для них не актуален. Учитывая, что кадастровая стоимость исторической территории монастыря — около 2 миллиардов рублей, нельзя исключить, что этот вопрос может неожиданно стать актуальным.

Дворец культуры ЗиЛ, построенный на месте Успенского собора и других храмовых построек частично восстановленного Симонова мужского монастыря

Одно из самых крупных зданий сталинской постройки, самый большой ДК советской Москвы, памятник архитектуры в стиле конструктивизма в 1930-1937 году строили на монастырском кладбище, где хоронили представителей знатных династий — Аксаковых, Веневитиновых, Костылевых, Дельвигов и других. Попутно была взорвана большая часть монастыря, включая Успенский собор и две церкви.

В начале 1990-х сохранившаяся часть монастыря вернулась в лоно церкви: церковь Тихвинской иконы Божьей матери, трапезная палата, сушило, казначейство и южная часть стены. В ДК ЗиЛ (в конце 2000-х его передали городу) ежедневно проводят кинопоказы, литературные дискуссии, спектакли и другие массовые мероприятия.

Плюсы: расположение на кладбище, где среди прочих покоились игумены монастыря.

Минусы: статус памятника архитектуры, к тому же в коридорах ДК нет «подозрительной тишины», как в здании ВНИРО — напротив, кипит культурная жизнь.

«Мы не распоряжаемся данным зданием без согласования с департаментом культуры, — рассказал юрист Дворца культуры. — Мнения на это счет, как у наемного работника, у меня нет, я могу рассматривать какие-либо возможности по защите интересов Дворца культуры ЗиЛ только в пределах организации. Если поручения по этому поводу и давались, мне об этом неизвестно».

Кадастровая стоимость участка: более 1 миллиарда рублей.

Административное здание в стиле конструктивизма на Гончарной, 20, переделано из здания церкви Космы и Дамиана Нового в Таганной слободе

Согласно древней городской легенде, в Старой Москве (XVII век) два брата решили построить храм в честь святых бессребреников Космы и Дамиана. В процессе стройки они поссорились, и младший брат заложил неподалеку другую церковь, в честь тех же святых. В итоге на нынешней Гончарной улице в 50 метрах друг от друга стояли два очень похожих храма.

В 1930-е сталинские «реконструкторы» не пожалели ни «младшую», ни «старшую» церковь. Но ту, что выше по Гончарной, не стали сносить, а отдали госучреждению, которое перестроило его настолько, что снаружи о его истории напоминают только полукруглые выступы на месте храмовых апсид. Сейчас там находится АО «Концерн Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ), разрабатывающий бортовое оборудование для российской военной авиации.

Плюсы: сохранившиеся церковные стены — заявка на успех.

Минусы: КРЭТ — подразделение Ростеха — это, опять же, не рыбаки.

Кадастровая стоимость участка: более 200 миллионов рублей.

Театр киноактера, построен на месте церкви Рождества Христова в Кудрине

В XVII веке стрельцы, охранявшие границы города, скинулись и построили на свои сбережения небольшую деревянную посадскую церковь у Земляного Вала. Она дважды разрушалась и восстанавливалась, но была снесена в 1931 году. На ее месте начали стройку Дома Общества политкаторжан, но жертвы царских репрессий вскоре попали под сталинские репрессии, и почти готовое здание быстро переделали в кинотеатр.

Плюсы: лицедейство на месте с такой богатой и драматичной духовной историей — как минимум неподобающее занятие: общественная поддержка гарантирована.

Минусы: актеры — люди громкие.

Кадастровая стоимость участка: более 250 миллионов рублей.

«Васин дом» — жилой дом на месте церкви Спаса Всемилостивого Спасского мужского монастыря

В этом доме, построенном в 1938 году, жили высшие офицеры и генералы Красной армии, в том числе офицер авиации Василий Иосифович Сталин.

Строился дом на месте каменного храма мужского Спасского монастыря, датируемого еще XIV веком. Сохранился только дом причта церкви Спаса Всемилостивого, прямо через дорогу от жилого дома — сейчас там офисы.

Плюсы: очевидных нет, но место и объект замечательные и с хорошей историей.

Минусы: с жилыми домами все сложно, потому что собственников там много, и разбираться придется с каждым.

Кадастровая стоимость участка дома: более 120 миллионов рублей.

Обсудить
Афганский груз
Американцев убивают в Афганистане уже 16 лет, и Трамп хочет продолжения
На кровавых каруселях
Перестрелять недовольных — переизбравшийся президент Кении оказался обидчивым
Гуд-бай, Америка: США перестанут выдавать визы россиянам
Все собеседования отменены до начала осени
Всюду Гитлер
Беспощадная война с нацистами в Германии набирает абсурдные обороты
Демократия подъехала
США влияют на политику других стран, не привлекая внимания
Тест: угадай машину по ключу
Простой тест на знание... ключей зажигания
Все конкуренты Lada Vesta SW Cross
С кем новый универсал Lada поборется за кошельки прижимистых покупателей
8 неудачных примеров самостоятельного ремонта
Самые курьезные попытки сэкономить на визите в автосервис
Тест Mitsubishi Pajero Sport против Renault Duster
Два крутых вседорожника: бесчеловечное, но не бессмысленное противостояние