Поскользнулся на мосту

Почему задержан и уволен глава Удмуртии

Александр Соловьев
Фото: Владимир Трефилов / РИА Новости

Президент Владимир Путин уволил главу Удмуртии Александра Соловьева в связи с утратой доверия. Против высокопоставленного чиновника возбуждено уголовное дело, он подозревается в получении взятки в особо крупном размере. По мнению экспертов, у Соловьева не было ни хороших отношений с основными группами влияния, ни заметных хозяйственных успехов. Источники утверждают, что разработка дела ведется не первый год. Что именно довело главу региона до уголовного дела, попыталась выяснить «Лента.ру».

Ждали команды

О возбуждении уголовного дела в отношении главы Удмуртии Следственный комитет России (СКР) сообщил спустя несколько часов после того, как информация появилась в СМИ. В ведомстве отметили, что расследование ведется по части 6 статьи 290 УК РФ («Получение взятки должностным лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации, в особо крупном размере»).

По версии следствия, в период с 2014 по 2016 год Соловьев получил от представителей организаций, занимающихся строительством мостов через реки Кама и Буй, взятки, общая сумма которых составила 139 миллионов рублей. Кроме того, ему было предоставлено вознаграждение «в виде доли участия в коммерческой организации стоимостью 2,7 миллиона рублей». Предполагалось, что за это глава Удмуртии «должен был обеспечить внеочередную и незамедлительную оплату выполняемых работ из федерального и регионального бюджетов, а также выделение лицензий для геологического изучения участка недр и на разведку, а также добычу песка и песчано-гравийной смеси».

В СКР отметили, что чиновник уже доставлен в Москву для проведения следственных действий. В ближайшее время ему будет предъявлено обвинение.

Уголовное дело в отношении Соловьева, как и операция по его задержанию, было инициировано не на региональном уровне, а из Москвы. Ее проводили следователи СКР и сотрудники ФСБ.

«Первая информация об его участии в коррупционных схемах появилась еще в 2012 году. Однако его не привлекали к уголовной ответственности, поскольку задержание Соловьева могло "раскачать" и без того непростую ситуацию в Удмуртии, а также привести к потрясениям, связанным с оружейным производством. Оперативная разработка Соловьева велась с 2012 года, однако команда на его задержание поступила лишь в конце минувшего марта», — сообщил «Ленте.ру» источник, знакомый с ситуацией.

Успехи в долг

Сама Республика Удмуртия выглядела довольно уверенно в рейтинге социально-экономической и политической напряженности, составленном Комитетом гражданских инициатив (КГИ) в минувшем марте. Эксперты отметили, в частности, улучшение административной устойчивости в регионе.

Но общей картины это не изменило — субъект, хотя и не входит в число самых проблемных, продолжает получать дотации. В феврале в республиканский бюджет направлены дополнительные вливания, таким образом его расходы увеличились почти на 800 миллионов рублей.

Накопившиеся хозяйственные сложности в прошлом году привели местных чиновников к правоохранителям — следователи интересовались работой властей в рамках подготовки к отопительному сезону. Управление СКР по Удмуртии даже возбудило уголовное дело и допросило главу правительства региона Виктора Савельева и мэра Ижевска Юрия Тюрина. Следствие отмечало, что в 2015 году на теплосетях Ижевска произошло около 3,5 тысячи прорывов. Кроме того, более чем 500 многоквартирных домов лишились отопления, а массовые аварии с отключением отопления и горячей воды привели к введению режима чрезвычайной ситуации в городе.

Республика остается в списке самых закредитованных — долг региона по-прежнему превышает доходы собственного бюджета Удмуртии.

И все же территория не обделена ресурсами. В регионе несколько крупных федеральных предприятий, которые могут рассчитывать на вливания из Москвы и более или менее уверенно держатся на плаву. Так, в конце 2015 года дилеры продавали в сутки по тысяче автомобилей Lada Vesta, выпускаемых в Ижевске. А в 2016-м Воткинский завод, где производят ракеты «Булава» и «Тополь-М», наращивал выпуск продукции на десятки процентов.

Большинство республиканских и местных предприятий развиваются не так успешно. По мнению экспертов, плотная увязка с ресурсами федерального происхождения плохо влияет на прозрачность управленческих практик. «Большая часть федеральных средств и функций переданы регионам — управление имуществом, землей, распределение финансов по многим соцпрограммам. Поэтому потенциальная коррупциогенность региона возрастает», — отмечает руководитель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

В Удмуртии, похоже, этот потенциал был реализован успешно. В докладе Генпрокуратуры, который попал в СМИ в августе 2016-го, говорилось, что Удмуртия вместе с несколькими другими регионами побила антирекорд по числу зарегистрированных преступлений, связанных со взяточничеством. В первом полугодии их число выросло на 113 процентов.

Переходная глава

Александр Соловьев, дело которого теперь тоже может войти в нерадостную удмуртсткую статистику, был выходцем из автодорожных структур, отмечает руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев. Он действительно перешел в «Удмуртавтодор» в 1979 году, где преодолел карьерный путь от рядового специалиста до начальника управления. В 2003-м получил мандат в Госсовете, а через четыре года стал его председателем.

В 2012-м году, с которого, по мнению источника, ведется разработка Соловьева, он был переизбран на должность главы Госсовета. Спустя еще пару лет занял кресло главы региона в статусе временно исполняющего, но избавился от этой приставки на выборах. «Соловьев явно назначался как глава на переходный период, — говорит политолог Константин Калачев, напоминая, что чиновнику скоро исполняется 67 лет. — За любого человека, который пришел на смену [предыдущему главе региона Александру] Волкову, проголосовали бы на ура».

По его словам, политическую карьеру задержанный сделал не без помощи Волкова. «А став главой республики, подверг наследство своего предшественника ревизии», — добавляет Калачев.

Тем временем в регионе прогнозируют, что группы влияния, связанные с Волковым, могут усилиться. Звучат даже отдельные версии, что «этот мост придумали» выходцы из окружения предыдущего руководителя. Эксперты приводят многочисленные свидетельства внутриэлитных конфликтов. К примеру, в Ижевске местная дума две недели не могла провести заседание, чтобы избрать главу города. В то же время, по данным Калачева, предложенная Соловьевым кандидатура на пост главы Ижевска «не нашла понимания» в Москве.

Бесконечный запрос

Влияние удмуртского руководителя в столице вообще было невелико, полагают источники. К тому же политические позиции Соловьева ослабил отказ от должности секретаря регионального отделения «Единой России». Он добровольно сложил с себя эти полномочия в конце 2015-го, но подчеркнул, что никуда не уходит, и пообещал работать с партийцами «в одной упряжке».

Хороших же отношений у Соловьева не было практически ни с кем, подмечают близкие к его окружению эксперты.

Многие указывают, что с Удмуртией хорошо знаком новый первый замглавы АП Сергей Кириенко, под руководством которого разрабатывали новую систему оценки губернаторов. В этой системе конфликт интересов был «отсекающим фактором», который неизбежно должен привести к утрате доверия. И именно с такой формулировкой Соловьева отправил в отставку президент.

«Информация [по коррупционным эпизодам в Удмуртии] поступала, и она типична для региона, где губернаторы выстраивают аффилированный с ними бизнес», — говорит Кирилл Кабанов из антикоррупционного комитета.

Он полагает, что начало дела Соловьева — «это ориентировочно 2015-2016 годы». Тем более что в январе 2015 года президент развернул в стране яркую антикоррупционную кампанию, которая стартовала с «последнего предупреждения» для губернаторов.

После митингов, прошедших по России в конце марта, многие эксперты шутили, что задержания чиновников могли бы стать ответом на требования протестующих пресечь коррупцию. Но вряд ли дело достали «из рукава» после протестов, полагает политолог Глеб Кузнецов. «Запрос на антикоррупционную борьбу никуда не исчезал ни на секундочку, — говорит он. — Да и к тому же это процесс бесконечный, у нас губернаторов достаточно регулярно задерживают за коррупцию».