Новости партнеров

Плацкарта в Таиланд

Путешествие из Москвы до Бангкока на поездах за 55 дней

Фото: Лена Гитт и Паша Котиков

Чаще всего россияне добираются в Бангкок — перевалочный пункт на пути к таиландским пляжам — прямым авиарейсом из Москвы. Некоторые летят с пересадкой в одной из соседних стран, но, пожалуй, мало кто отваживался ехать в Бангкок на поезде. А россияне Лена Гитт и Паша Котиков за 55 дней добрались таким образом из Москвы в Таиланд. Путешественники рассказали «Ленте.ру», как им это удалось и зачем вообще ехать в Бангкок поездом.

Поездка в Таиланд на поезде подходит лишь самым терпеливым путешественникам. Из Москвы мы выехали 5 января, а на вокзале Бангкока оказались спустя 55 дней. Впрочем, непосредственно в дороге мы провели всего 10 дней, остальные 45 дней посвятили изучению городов на пути следования. Конечно, можно было сесть на самолет и спустя несколько часов гулять по Бангкоку, но настоящее путешествие — оно ведь по земле: можно проследить, как меняются страны, города, люди, как меняешься ты сам.

Чтобы добраться на поезде в Таиланд, россиянам нужно пересечь пять границ — между Россией, Монголией, Китаем, Вьетнамом, Камбоджей и Таиландом. В Монголии и Таиланде без визы россияне могут провести до месяца, во Вьетнаме — до 15 дней, в Камбодже визу можно оформить на границе.

Первой нашей остановкой стал Улан-Удэ — столица буддийской Бурятии, до которой четыре дня пути на плацкарте. За это время многие мифы о длительных поездках, которые были у нас в головах, улетучились. Никто из наших соседей не пил и не буянил (почти все время большинство пассажиров спали), мы не умерли со скуки и нашли, чем себя занять: читали, фотографировали жизнь вокруг, на подъезде к очередной станции заказывали доставку еды прямо к вагону.

А еще мы поняли, какая героическая работа — проводник поезда дальнего следования. Это вам не поезд Москва — Санкт-Петербург, где роль проводника сводится по сути к раздаче белья с чаем и проверке билетов. Во всероссийском поезде Москва — Владивосток остановок просто тьма, причем в любое время дня и ночи. На каждой заходит и выходит десяток пассажиров: одних нужно разбудить, других разместить, никого не обидеть.

Поезд нужно поддерживать в чистоте, а на стоянках помимо проверки билетов в обязанности проводницы входит очистка от снега тамбура и откалывание ломом ледяных отложений с подвижных частей вагона. А ведь еще могут попасться пассажиры со сложным характером, капризные дети, люди, возвращающиеся с мест не столь отдаленных, и просто любители выпить, не знающие меры. В общем, низко кланяемся проводникам и проводницам за их тяжкий труд.

После знакомства с Бурятией мы сели на поезд до Наушек — последней станции перед границей с Монголией. Эти 200 километров мы проехали в сидячем вагоне. Среди сотен военных мы были единственными людьми, одетыми не по форме. Как только отъехали из Улан-Удэ, поезд дружно захрапел. На станции Наушки прямо с поезда нас встретил сотрудник спецслужб — для проверки паспортов. Очень заинтересовала иранская виза: кто его, этот Иран, разберет — на Ближнем Востоке ведь, зачем туда ездили? Несколько минут задавал вопросы о причинах визита в Иран, но вскоре убедился, что в показаниях не путаемся, и отпустил с миром.

В Наушках пересели на поезд до Улан-Батора, Монголии, на этот раз в купе. Удивительно, но в целом вагоне кроме нас и проводников не было вообще никого. Проводники при этом вели себя так, как будто нас тоже нет: никогда вовремя не открывали туалеты, не хотели выпускать нас из вагона на станциях («Что, ради вас одних двери открывать»?), ранним утром забыли разбудить — пришли в купе за минуту до прибытия в Улан-Батор.

В Монголию мы приехали 11 января, спустя шесть дней после выезда из Москвы. Удивительно, но когда мы приехали в Улан-Батор, поезд Москва — Владивосток, на котором мы ехали, еще не достиг конечного пункта. В Улан-Баторе мы пожили и погуляли с местными ребятами: посмотрели стремительно исчезающие из города юрты, самую большую в мире конную статую (конечно, Чингисхана) и один из крупнейших азиатских рынков. Распространено мнение, что монголы говорят по-русски, так вот: это не так. В большинстве своем они не говорят ни по-русски, ни по-английски, разве что молодежь немного знает языки. Но объясниться несложно — люди в Монголии добрые, язык жестов понимают и готовы помочь.

Через три дня отправились в сторону Китая, однако из-за празднования китайского нового года билетов на прямой поезд до Пекина не осталось. Решено было ехать частями: сначала до приграничного города — Эрляня, затем уже до Пекина. Но что-то пошло не так — в Эрляне билеты на поезд нам не продали, причем никто так и не смог объяснить почему. И в Пекине сложно найти китайца, владеющего английским языком, а в небольшом городе — это просто mission impossible, объясниться языком жестов тоже не вышло.

В общем, нам не оставалось ничего другого, кроме как ехать до Пекина в китайском «автобусном плацкарте» — так называемом sleeping bus, где спать было невозможно, поскольку полки в полтора раза короче роста среднего европейца.

Самым сложным переездом за все путешествие стал сидячий вагон из Пекина в Гуанчжоу, в котором мы провели 21 час. Хотели взять билеты в спальный вагон, но во время китайского нового года мест не было, поэтому купили, что дают. Переезд оказался тем еще испытанием: сидения в китайских поездах жесткие и не откидываются, места мало. К тому же, над сидячими пассажирами всю дорогу висят стоячие — да-да, в китайские поезда официально продают билеты на стоячие места!

Этот переезд подорвал наше здоровье, пришлось протестировать китайские клиники и действие страховки путешественника. В Гуанчжоу существенно потеплело, после монгольских минус 35 градусов и пекинского ноля мы, наконец, отогрелись при плюс 20. Гуанчжоу понравился — город очень зеленый, и здесь очень крутой квартал небоскребов. Всем рекомендуем.

Правда, в Китае у нас возникли проблемы с кухней: столько еды, сколько в Поднебесной, мы, наверное, не видели за всю свою жизнь. Поскольку языки китайцы не понимают, обычно выбираешь блюдо методом тыка: понравилось на картинке — заказал. Но в половине случаев это не работает: вместо креветок — свинина, вместо мяса — субпродукты и так далее. Причем если в Пекине мы еще могли общаться с местными с помощью гугл-переводчика, то в Гуанчжоу этот канал связи закрылся — у южных китайцев свой диалект.

Из Гуанчжоу до Наньнина — города в 200 километрах от границы с Вьетнамом — мы добирались на скоростном поезде. 600 километров поезд проехал меньше чем за четыре часа. Из Наньнина в приграничный Пинсян нас доставила обычная китайская электричка. Хоть электричка и обычная, посадка по торжественности не уступает посадке на самолет: в Китае шататься по перронам запрещено, «гейты» открывают в определенное время, и пассажиры дружной толпой следуют к своим вагонам.

Границу с Вьетнамом мы перешли пешком, после чего отправились покупать билеты до Ханоя на небольшую региональную станцию Донг Данг. На вьетнамском вокзале мы пережили потрясение: там работал быстрый незапароленный Wi-Fi, с которого можно было проверить все сайты, которые мы хотели. Дело в том, что «великий китайский файервол» блокирует и Facebook, и Instagram, и отнюдь не все VPN способны с ним совладать. Даже если удается обойти блокировки, скорость интернета будет примерно как в России в начале нулевых.

В поезде до Ханоя были необычайно жесткие сидения и решетки на окнах вместо стекол. Ханой стал последним городом, где стояла относительно прохладная погода — около плюс 25 градусов. Курортный Нячанг встретил нас тропической жарой, и с тех пор погода уже не менялась.

Нячанг оказался островком России в Юго-Восточной Азии: в городе проще найти вкусные щи и пельмени, чем спринг-роллы и фо. Да и «пакетных» туристов из России здесь больше, чем самих вьетнамцев. Хотя пляж хороший. В Нячанге на завтрак предлагают пивка, а палочки нужно просить, поскольку по умолчанию приносят только вилку.

Самым комфортным поездом за все путешествие в Таиланд стал тот, на котором мы добирались из Нячанга в Хошимин. Это был вагон с кондиционером и мягкими сидениями. А еще этот поезд запомнился самым дешевым обедом за все переезды: местная сосиска, огромная порция риса и тушеная капуста стоили около 50 рублей. Предлагали за эти деньги еще какой-то бульон налить, но мы отказались.

Хошимин — красивый азиатский город с богатым колониальным наследием. Здесь даже есть Собор Сайгонской Богоматери. Кстати, большинство вьетнамцев — атеисты, в храм ходят скорее поглазеть, чем помолиться. Странная ситуация на фоне соседних очень религиозных Камбоджи и Таиланда.

В Хошимине мы познакомились с двумя парнями, которые целый день возили нас на мотобайках по всяким нетуристическим местам города. Наши новые приятели поведали нам несколько вьетнамских примет. Например, если с утра встретишь женщину (жена не считается) — день не удастся. Или вот: если черный кот перепрыгнет через покойника — он встанет. А еще наши вьетнамские друзья рассказали, что время от времени едят мышей. Здесь это обычная практика, и мышей выращивают специально, как кур.

Чтобы попасть в Таиланд из Вьетнама, нужно пересечь Камбоджу, в которой, к сожалению, большинство железных дорог заброшено. Мы проехали эту страну на автобусах, хоть и протестировали единственный работающий пассажирский поезд страны — из столичного Пномпеня в курортный Сиануквиль. Кажется, железная дорога выглядела так лет 150 назад, только вместо паровозов в Камбодже — дизельный тепловоз. Средняя скорость поезда составляет всего 25 километров в час.

Большинство пассажиров — пожилые западные секс-туристы с сопровождающими их девушками. В Камбодже такой эскорт считается непыльной и хорошо оплачиваемой работой: зарплаты в стране низкие, а белые секс-туристы помимо платы за услуги и заботу покупают своим пассиям подарки и оплачивают красивую жизнь.

Границу с Камбоджей перешли пешком, после чего сели в поезд до небольшого таиландского городка Са Каео — мы хотели посмотреть, как живет провинциальный Таиланд. Передохнув в Са Каео, отправились в Бангкок.

Переезды на поездах и автобусах обошлись нам в 26 тысяч рублей на каждого, что вдвое дороже перелета до Бангкока, зато сколько всего мы увидели! В плане цен неприятно удивила Камбоджа — страна давно не такая дешевая, как до сих пор пишут во многих путеводителях: например, в простом кафе омлет стоит 3,5 доллара, а тук-тукер рассмеется вам в лицо, если за двухкилометровую поездку вы предложите ему меньше двух долларов. Да, будете в Камбодже — обязательно попробуйте местный карри, объедение!

За 55 дней мы проехали 14,5 тысячи километров, побывали в шести странах и пересекли пять часовых поясов. А могли бы потратить на тот же путь всего восемь часов — правда, тогда в нашей жизни не было бы ни Монголии, ни единственного на всю Камбоджу поезда, ни новых знакомств. Мы уже снова в пути. В наших планах посмотреть 12 азиатских стран за два месяца. Обо всем этом можно почитать в нашем блоге, который обновляется ежедневно.