«Никто не собирается сносить все под одну гребенку»

Главный архитектор Москвы о программе ликвидации хрущевок

Сергей Кузнецов
Сергей Кузнецов
Фото: Алексей Тарханов / «Коммерсантъ»

Снос пятиэтажных «хрущевок», или, правильнее сказать, реновация районов первой волны индустриального домостроения, затронет более полутора миллионов москвичей. Кто-то ждет переселения с нетерпением, кто-то сомневается, а кто-то и вовсе не намерен покидать свой дом. У каждого свои сомнения и свои ожидания. О том, с чего начнется самая масштабная за последние 80 лет реконструкция и что появится на месте пятиэтажек, «Ленте.ру» рассказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

«Лента.ру»: Так ли нужна Москве реновация именно сейчас?

Сергей Кузнецов: Думаю, да. Есть определенное количество жилого фонда, устаревшего и морально, и физически. Износ этот разной степени, но надо признать, что есть большие территории, застроенные домами первой волны индустриального домостроения, которые сегодня уже не отвечают представлениям людей о комфортной среде.

Первая волна когда пришла?

Мы имеем в виду тот период, когда началось массовое строительство панельных пятиэтажек. Это конец 1950-х — начало 1960-х годов прошлого века.

Они действительно настолько плохи, что сегодня их проще снести?

Тут не надо драматизировать. Могу сказать, что я сам прожил в таком доме большую половину сознательной жизни. А мои родители до сих пор живут в этой пятиэтажке, поэтому ситуация мне хорошо знакома. Не скажу, что это был кошмар, но пока ты другого не видишь, ты нормально к этому относишься. К постоянным протечкам труб. К тому, что в любой ремонт водопровода вовлекаются все соседи по стояку, потому что он проходит внутри стены. Какое-то время сквозь этот пролом ты видишь чужую квартиру, а соседи видят тебя… И так далее. В те времена это жилье полностью отвечало своей задаче: индустриализация, рабочим нужна жилплощадь, ее нужно строить ударными темпами. То есть задача была создать условия для производства и роста производительности.

Сегодня совершенно другие условия, мы живем в другой реальности. Мегаполисы — это уже не центры производства машин и станков, а точки роста знаний, услуг, ценностей, и вся городская среда должна работать на это, способствовать этому. Мы говорим не только о Москве — это общемировая тенденция. Именно в столицах и миллионниках по всему миру задается стандарт качества жизни, который потом распространяется дальше. Сегодня в Москве есть просто аварийный жилой фонд, в котором просто-напросто опасно жить и который надо расселять независимо от каких-либо программ, а есть ветхий и морально устаревший, в котором, судя по обращениям жителей, жить тоже некомфортно, а местами и небезопасно. К тому же у нас есть территории, которые надо развивать и обновлять, потому что это крайне важно для развития мегаполиса. Это путь к их более рациональному и комфортному использованию, без которого город рано или поздно окажется в тупике.

Но в те далекие годы, зачастую в тех же районах строились и кирпичные дома. Некоторые уже подверглись капремонту. Что будет с ними?

Действительно, дома и районы находятся не в одинаковом состоянии. Поэтому, говоря о реновации конкретных территорий, надо помнить, что мнение людей, которые там проживают, очень важно. Если сообщество жильцов — люди, которые в этом доме живут — считает, что жилье соответствует их представлениям о комфорте, это мнение будет услышано. Никто не собирается сносить всех под одну гребенку.

Но бывает же так, что в квартале пять домов аварийные, а два вполне приличные, после капремонта. Спланировано все это так, что без сноса всех домов никакой реновации квартала не получится.

В этом и есть сложность программы. Первый этап как раз состоит в том, чтобы понять, что именно пускать в реновацию. Сюда входит и первичная оценка зданий, и первичный опрос жильцов. Именно этим мы сейчас занимаемся. Учитывая, что программа может затронуть жилой фонд, где проживает более полутора миллионов человек, работы предстоит очень много. Этот фонд неоднороден. Даже если определить районы, где люди однозначно хотят переселяться, все равно объем получится гигантский.

Снос начнете с чего? С тех кварталов, где больше согласных или с тех, которые прилегают к перспективным и уже обновленным территориям?

Начнем, конечно, с тех районов, где есть подавляющее одобрение идеи переселения и где квартал может делаться целиком. А по мере продвижения программы, я думаю, ситуация сама собой будет меняться, когда люди увидят результаты. Первые результаты наших опросов показывают, что большинство людей поддерживает программу, но есть кварталы, где люди пока еще сомневаются. Они в принципе согласны как-то изменить свою ситуацию, но хотели бы предметно ознакомится с проектами, увидеть все своими глазами. Наш прогноз таков, что по мере реализации программы вопросов у людей будет все меньше. А значит, те кто сегодня сомневаются, начнут менять свое мнение в пользу переселения.

Поговаривают, что под эту программу разрабатываются новые стандарты жилых домов.

Безусловно, это будет новый стандарт, опирающийся на передовой мировой опыт. Сейчас мы разрабатываем концепцию вовлечения большого количества специалистов и консультантов в эту работу, чтобы получить максимальное качество. Экспертиза проектных решений будет самой высокой. Архитекторов будем приглашать по процедуре международных конкурсов, которая уже хорошо у нас отработана. В Москве в последние годы задан очень высокий стандарт жизни — в частности, общественные пространства появились в городе, новые парки, улицы, пешеходные зоны. Важно не только сохранить, но и развить эту тенденцию, в том числе и в программе реновации.

Новое жилье должно быть концептуальным, практичным, комфортным, максимально удобным для жизни, обеспеченным всем необходимым внутри одного района, чтобы в нем хотелось жить, куда бы хотелось возвращаться. Такими должны быть квартиры самого разного метража, в том числе и небольшого, для этого требуется грамотная планировка и системный подход на уровне квартала. При этом мы не разделяем город на «хорошие» районы, где мы будем применять новые стандарты, и на все остальные. Все это разрабатывается в масштабах города.

Надо понимать, что есть десятилетиями накопленный опыт, не всегда позитивный, с которого на новую основу быстро не перепрыгнешь, поэтому процесс повышения качества больше эволюционный, чем революционный. Но я надеюсь, что программа реновации поможет нам эти стандарты хорошо обкатать, отработать и сделать более эффективными. Причем то жилье, которое может стать основой для проектирования, обязательно должно быть не только концептуальным, но и практичным, нересурсоемким, энергоэффективным.

Реновация будет идти кварталами, они появятся на месте давно сформировавшихся микрорайонов. Как будет выглядеть город с появлением этих пятен новой застройки?

Как будет выглядеть город — сейчас описать словами очень сложно, но как только появится проект, все это увидят. Я верю, что это будет выглядеть хорошо. Я уверен, что с точки зрения архитектуры это будет серьезный шаг вперед. Мы сейчас представляем Москву как локомотив строительной и архитектурной мысли. При этом мы отдаем себе отчет, что жилье, построенное в рамках программы, должно быть надежным, качественным, способным простоять хоть сто лет и не потерять своей актуальности. И здесь нужно смотреть дальше привычного, попробовать заглянуть в будущее, просчитать на десятилетия вперед, найти баланс. Это сложнейшая задача. В сталинские годы строились красивые, крепкие дома — с богатым декором и высоченными потолками. Монументально? Да. Но долго и дорого. Когда встала задача обеспечить жильем огромное число рабочих, ударились в другую крайность — строительство уродливых, но дешевых хрущевок. Найти баланс между красотой и практичностью — вот, пожалуй, самая сложная и едва ли не основная задача.

Есть зарубежный опыт такой масштабной реновации?

Мы внимательно смотрели на работу наших иностранных коллег в этом направлении и продолжаем его изучать. Конечно, будем привлекать ведущих мировых архитекторов, проектировщиков, урбанистов. Конкурс, о котором я говорил, обязательно будет международным — пригласим всех, кто имеет соответствующий опыт в лучших мегаполисах мира. Но важно при этом сохранить идентичность, не забыть о московской специфике, истории.

Почему именно квартальная застройка?

Принцип квартальной застройки позволяет эффективно использовать территорию, зонировать дворовую и общественную территорию не заборами, а самой постановкой домов. Позволяет делать город таким, каким он нам нравится: где есть улицы, бульвары, а есть дворы — спокойные, тихие, приватные территории. Это нельзя назвать чем-то новым, потому как принцип квартальной застройки родился задолго до микрорайонной. Просто она была забыта и массово не применялась, теперь мы к ней возвращаемся, но в несколько обновленном виде, с учетом современных городских реалий. А еще будут прозрачные входные группы, удобные подъезды без лестниц и пандусов, общественная функция первого этажа, разнообразные фасады, комфортная этажность и многое другое.

Комфортная этажность — это сколько?

Многое зависит от конкретного проекта, но из опыта применения возьмем, например, кварталы в районе Фрунзенской набережной — между Комсомольским проспектом и рекой. Это хороший пример квартальной застройки с этажностью в 8, 9 и 10 этажей. С учетом высоких потолков это можно визуально переложить на привычные 12 этажей. Но если мы понимаем, что нужно делать большую этажность в силу плотности конкретного участка или иных факторов, то можно пойти по пути строительства башни. Но тогда это уже будет не каре из нескольких высотных домов, а одно высотное строение с 2-3-этажной стилобатной частью, которая будет нести общественную функцию.

На месте пятиэтажек появятся дома по 8-10 этажей. Жильцов станет больше, а парковочного пространства — меньше. К чему готовиться автомобилистам?

Надо признать, что в этих районах и сейчас проблемы с парковкой. Там просто не было предусмотрено мест для автомобилей. Машины ставят в неприспособленных для этого местах, в том числе на газонах. Эту задачу, безусловно, надо прорабатывать. При этом спрос на машиноместа, как показывает практика, не так высок, так что решение обязательно будет найдено.

Хватит ли социальных объектов, учитывая, что в обновленных районах жителей станет больше?

Социальными объектами все жители будут обеспечены. Это даже не обсуждается. Замечу, что и сейчас в Москве нет дефицита школ или очередей в детсады. И, что важно, реновация предусматривает скорее перераспределение населения, чем его рост. Нельзя сказать, что нам потребуется много школ, детсадов и поликлиник. Другое дело, что предстоит хорошо подумать над оптимизацией этих объектов.

А что будет с улично-дорожной сетью?

Она будет уплотняться. Сегодня средняя площадь асфальтового покрытия в отдельном микрорайоне достаточно высокая, при этом улично-дорожной сети нет. Это червякообразные проезды, проходы, заставленные автомобилями разворотные площадки — но на практике проехать микрорайон насквозь практически невозможно. Мы считаем, что при том же проценте асфальтирования можно более эффективно использовать эти площади. Появится нормальная дорожная сеть с парковочными местами, освещенные тротуары и благоустроенные дворы. Наверное, общая площадь застроенной и заасфальтированной поверхности при этом увеличится, но совсем не драматично. Зато появится нормальный транспортный дренаж, а главное — это станет основой квартальной структуры микрорайона.

Обсудить
Россия00:02 6 декабря

Смеяться грешно

Кто надрывает животы на концертах Петросяна: беспощадный репортаж из преисподней
Они ушли
Русские покидают Сирию. Там остаются тысячи террористов, а войне не видно конца
«Этим проклятым американцам мы еще покажем!»
Афганцы полюбили русских и возненавидели США
Кровавый конвейер
На Гаити круглый год режут и свежуют скот
Реджеп Тайип ЭрдоганВ спину не больно
Россия забыла обиды и взахлеб дружит с Турцией
Дональд ТрампСвоих не бросаем
План Трампа: спасти богатых и сэкономить на бедных
Домашние заготовки
Почему российской строительной сфере не обойтись без отечественных алюминиевых панелей
Выплюнь бяку
Личинки, тараканы и ДНК человека — на что можно нарваться в батоне колбасы
Тест-драйв лучшей BMW M5
Знакомимся с первой полноприводной «эмкой» на серпантинах Португалии
Самые редкие версии BMW M5
Эксклюзивные M5 для пуристов, арабских шейхов и просто прогулок с ветерком
Невероятные стартапы, которые изменят жизнь водителей
Автомат по продаже машин, встроенный алкотестер и так далее
Самые необычные фары в истории
Головная оптика, от которой можно офонареть
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир