«Сдадим культуру бизнесу — потеряем душу народа»

Как поднять качество российского кино

Исполнительный директор Фонда кино Антон Малышев (слева) и министр культуры России Владимир Мединский
Исполнительный директор Фонда кино Антон Малышев (слева) и министр культуры России Владимир Мединский
Фото: Антон Белицкий / «Коммерсантъ»

В последние годы доля российских кинокартин в отечественном кинопрокате повысилась, сборы в кинотеатрах выросли. Однако в Общественном совете при Минкульте уверены — качество многих фильмов, выходящих при поддержке Фонда кино, оставляет желать лучшего. 20 апреля в Большом зале Министерства культуры России состоялось заседание совета, на котором обсудили эту проблему.

Поначалу на мероприятии царила товарищеская атмосфера. На входе в зал деятели культуры и общественники приветствовали знакомых, вступали в беседу, смеялись дружеским шуткам. Многие приехали из других городов. Ничто не предвещало последовавшей жаркой дискуссии о судьбе российского кинематографа и Фонде кино в частности.

Открыл заседание исполнительный директор фонда Антон Малышев. Он сообщил, что на данный момент задача его организации — рост доли российского кино в национальном прокате и создание прозрачной системы распределения средств между представителями киноиндустрии.

По его словам, за три месяца 2017 года российские фильмы, в том числе и благодаря усилиям фонда, посмотрели в кинотеатрах страны более 20 миллионов человек. Проводится модернизация кинотеатров в малых городах — там, где большое кино стало недоступно из-за перехода с пленочных на цифровые проекторы. Малышев отметил, что фонд успешно проходит все инспекции проверяющих органов.

Если все хорошо, то в чем же проблема? Член Общественного совета Павел Пожигайло ее сформулировал: «отставание Фонда кино от той реальности, в которой мы сейчас существуем». Он отметил, что современное состояние российского кинематографа вызывает серьезную озабоченность как у деятелей искусства, так и у общественности. И вспомнил слова режиссера Никиты Михалкова, сказанные на закрытии Петербургского форума: «Мы можем наснимать еще больше фильмов, но вопрос состоит в том, зачем мы это делаем».

В качестве примера он привел еще не вышедший фильм «Матильда», трейлер которого вызвал широкий общественный резонанс и возмущение. Пожигайло напомнил, что министерство культуры, согласно федеральному законодательству, является субъектом общественного контроля и обязано реагировать на сложившуюся ситуацию.

В указе президента об основах государственной культурной политики России, отметил Пожигайло, говорится о формировании и гармоничном развитии личности граждан страны, укреплении единства общества, гражданской идентичности, а также передаче от поколения к поколению традиционных для российской цивилизации ценностей. Примерно такой же посыл несет и Стратегия национальной безопасности, и эти документы четко формируют цели, стоящие перед фондом. Единственный пункт в уставе организации, который согласуется с этими положениями, по словам Пожигайло, — это увеличение количества выпускаемых российских фильмов.

Ежегодно министерство культуры выделяет фонду три миллиарда рублей, из которых два не возвращаются. «Вот наиболее яркие примеры эффективности вложения средств, — сказал Пожигайло. — Фильм "Однажды" — 97 миллионов рублей вложено, 12 миллионов возвращено; "Невидимки" — 107 миллионов рублей вложено, 19 миллионов возвращено».

И еще один важный, с его точки зрения, момент: фонд формально выполняет свои задачи по увеличению доли российских фильмов в прокате, но не учитывает при этом национальные интересы страны. А публичную ответственность за его деятельность несет Министерство культуры, и именно этому ведомству общественность предъявляет претензии по качеству выпускаемой кинопродукции.

Пожигайло указал, что несмотря на все это, Минкульт никак не может контролировать деятельность Фонда кино. «Возникает вопрос: либо фонд заявляет о своей публичной ответственности за значительную часть кинопроизводства, либо министерство культуры получает возможность влиять на политику выделения средств на те или иные фильмы», — резюмировал он.

И внес три предложения. Во-первых, привести устав Фонда кино в соответствие с основами государственной культурной политики. Во-вторых, обеспечить прозрачность деятельности организации и формы ее публичной ответственности, В-третьих, если два предыдущих пункта будут выполнены, результаты работы фонда должны отражаться в ежегодном докладе министерства культуры.

Пожигайло считает необходимым провести ревизию состава экспертного и сценарного совета организации. «Что делает в сценарном совете сенатор, который никогда в жизни ничем в сфере культуры не занимался? — спросил он. — Мне кажется, там должны быть сценаристы». Пожигайло также посетовал на то, что и среди кинематографистов, состоящих в экспертном совете, большинство получает финансирование из Фонда кино, — а это уже похоже на конфликт интересов. Наконец, он предложил ввести в попечительский совет организации министра культуры, потому что именно он отвечает в конечном итоге за все, или наделить правом вето замминистра культуры, уже состоящего в этом органе ФК.

Организация финансирует много успешных и хороших фильмов, подчеркнул Пожигайло, но это не отменяет необходимости контроля со стороны министерства культуры и общественности.

Заместителя председателя Общественного совета при Минкульте Николая Бурляева не обрадовали последние новости о том, что сборы отечественных фильмов, финансируемых ФК, в прокате растут. «Один за другим выходят российские фильмы, наполненные эффектной компьютерной графикой, катастрофами, трюками, взрывами, страстями и обильным кровопролитием, они получают награды на фестивалях, но меня не покидает ощущение, что эти новоявленные режиссеры и драматурги не обучались профессии», — сказал он.

При всех технологических достижениях российского кинематографа Бурляев отметил духовную деградацию, превращение его в «доходный промысел, эффектную пустоту». «Служит ли он укреплению морально-этических норм и традиционных духовно-нравственных ценностей нашей культуры?» — задал он риторический вопрос, попутно отметив, что кино сильно влияет на общество в целом.

По словам Бурляева, за всю историю фонда кино было снято около 150 фильмов, многие из которых представляют собой ремейки и «вымученные кинокартины о войне». «Названия говорят сами за себя: "Крякнутые каникулы", "Дабл трабл", "День дурака", "Супербобровы", "Выкрутасы", "Диггеры", "Блогеры", "Дуэлянты"», — перечислил он.

Но отметил, что фонд выделял средства и на достойные произведения, такие как «Цитадель», «Брестская крепость», «Солнечный удар» и «Время первых», которые, однако, не становились лидерами проката. «Возникает вопрос: а правы ли мы в нашей коммерческой жажде успеха фильма в первый уик-энд?» — спросил Бурляев, заметив, что, скажем, великая кинокартина «Андрей Рублев» такого успеха не имела, однако и через 50 лет продолжает приносить прибыль, являясь вечной ценностью.

По его словам, сейчас в Фонде кино никто не отвечает за духовную составляющую кинематографа. Бурляев предложил ввести в экспертный совет представителей самых разных профессий: педагогов, медиков, правоохранителей, духовенство, «людей, которые могли бы внести реальный вклад в оздоровление экранной экологии». Бурляев считает, что это поможет фонду финансировать только социально значимые проекты, а антисоциальные оставить на откуп частного капитала. «Понятия "культура" и "бизнес" несовместимы. Сдадим культуру бизнесу — потеряем душу народа», — констатировал он.

Режиссер Юрий Кара отметил, что в фонде нет ротации продюсеров. Мейджоры, получившие преимущество в самом начале, не меняются, несмотря на финансовые результаты. «Когда выделяется миллиард и полмиллиарда не возвращаются, наверно, продюсер должен как-то отвечать за это, но, тем не менее, никакой ответственности они не несут», — посетовал Кара. А режиссер может получить финансирование только через этих привилегированных продюсеров.

Писатель и общественный деятель Святослав Рыбас согласился с тем, что Фонд кино должен заниматься нишевыми фильмами, тем, что американцы называют «вдохновляющим кино». «Можно сказать, мол, пусть расцветают все цветы, но тогда дайте полянку тем цветочкам, которые никогда не принесут никакого дохода», — сказал он. И призвал снимать фильмы о «человеке труда», поднявшем в последние годы страну, причем не повторять сюжеты западных патриотических картин, а делать свои. Писатель отметил необходимость создания не только фильмов о великом прошлом России, но и о настоящем.

Взял слово глава попечительского совета Фонда кино Владимир Толстой. «У нас получилась очень забавная история, — с усмешкой произнес он. — Мы собрались обсуждать деятельность фонда и услышать критические замечания. Со многими высказываниями я вполне солидарен, только это не имеет никакого отношения к тому, что делает наша организация». Толстой с горечью отметил, что члены Общественного совета, судя по всему, вообще не знают, как финансируется отечественный кинематограф, и в результате разговор получился ни о чем.

По его словам, Фонд кино лишь выполняет те задачи, которые перед ним ставит его учредитель, правительство: увеличить долю российского кино в прокате и сборы, быть экономически эффективным. «Если учредитель изменит задачи и скажет, мол, давайте заниматься чистым искусством и измерять успех картины вечностью, я буду самым счастливым человеком», — признался он.

Ему возразил Павел Пожигайло. Выступавшие, по его мнению, не предъявляли претензии к Фонду кино, а лишь обсуждали тот факт, что задачи и цели, прописанные в уставе организации, не соответствуют положениям национальной культурной политики страны. «Мы говорили о том, что организация, согласно своему уставу, не несет публичной ответственности перед обществом, — пояснил Пожигайло. — Проходные фильмы выходят на экран, и это не ваша вина». Он призвал выработать тот механизм, который позволит соотнести то, что ожидает от кинематографа общество, с тем, что прописано в уставных документах и помочь Фонду кино выработать четкие приоритеты.

Обсудить
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
«Мне довелось убивать русских»
Жажда крови, шепот смерти и грязная работа головорезов в Сирии
Смерть в песках
Зачем богатейшие страны мира устроили кровавую мясорубку в нищем Йемене
Дайкон и порядок
Безногий спортсмен, медсестра-вампир и другие герои книжных новинок
«Катится, катится голубой Мирон»
Чем закончилась схватка Оксимирона с огромным арабом в Америке
«Улицы пропитаны порохом и шлюхами»
Кавказские рэперы забивают косяки и кладут на легавых
«Огромный красный мужик лапает синюю тощую женщину»
Егор Кончаловский о разнице между сексом на экране и в жизни
Несите нейрализатор
Тест Citroen C3 Aircross: поможет ли бывшему компактвэну статус кроссовера
Офф-топчик
Какие кроссоверы и внедорожники в сентябре покупали лучше других
Редкие машины, которые вытащили с того света
Автомобили, возрожденные из пепла
Машины против всех
Автомобили против снегоходов, лошадей и других неожиданных противников
Технология обмана
Продающие права на неустойку участники долевого строительства серьезно рискуют
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
«Мы — не дойные коровы»
Почему москвичкам не стоит жить с приезжими