В комнате стало радушно

Действительно ли договорились между собой Путин и Эрдоган

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган
Фото: Михаил Метцель / ТАСС

В среду, 3 мая, президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган показали, как надо договариваться. Пусть даже эти договоренности воплотятся в жизнь лишь годы спустя. В сочинской резиденции турецкий лидер продемонстрировал знание русских пословиц, но российский лидер научил его еще одной: обещанного три года ждут. О том, как поладили Путин и Эрдоган, предпочтя худой мир доброй войне, — в материале «Ленты.ру».

«Не хотят твои работать?» — заметил Владимир Путин на опоздание одного из членов турецкой делегации на протокольное приветствие лидеров. И обратился к переводчику: «Ты переведи, переведи». Замешкавшийся помощник пулей влетел в зал и наконец занял свое место. А российский президент продолжил приветствовать своего турецкого коллегу. Эрдоган в это время с интересом перебирал бумажки, которые уже успел разложить на столике, и деловито поправлял пиджак. Сутки назад на его месте аккуратно сидела канцлер ФРГ Ангеля Меркель: минимум движений и легкие улыбки на камеру.

Прошедшие переговоры Путина и Меркель сложно назвать теплыми. Главы государств и не пытались продемонстрировать радушие на публике. В случае с визитом турецкого лидера внешне все выглядело иначе. Президенты тепло приветствовали друг друга, но за закрытыми дверями обсуждали внушительный список противоречий. Озвучивать свое недовольство Эрдоган начал еще перед вылетом в Сочи, призывая Москву не терять ни секунды из-за бюрократических проволочек и отменить ограничительные меры.

Встреча, обида и снова встреча

Предыдущая встреча Путина и Эрдогана состоялась 10 марта в Кремле. Итоги саммита оказались скромными: запрет на наем турецких рабочих в России обещали снять, но продэмбарго не отменили. «Нам эти помидоры вообще неважны», — объяснял турецкий журналист коллегам. Куда важнее рабочие визы для строителей и предпринимателей. И со вздохом вспоминал времена большой стройки для сочинской Олимпиады: «Вот тогда многие наши приезжали».

Турецкие СМИ, до поры воздерживавшиеся от нападок на Россию, сразу после мартовских переговоров обрушились на Москву с критикой. Свою разочарованность не замедлил продемонстрировать и Эрдоган. Прекратилось паромное сообщение с Крымом, восстановленное в октябре прошлого года. Анкара вновь подчеркнула, что никогда не признает присоединение полуострова к России. И самое болезненное — разразился зерновой скандал.

Если российские шаги по приостановке ввоза товаров из Турции были ответом на сбитый Су-24, то повышение пошлины на российское зерно 15 марта больше похоже на шантаж. Ущерб для Москвы, по некоторым оценкам, уже составил 1,3-1,5 миллиарда долларов.

Впрочем, в Кремле основной темой предстоящих переговоров называли отнюдь не взаимные санкции, а военно-техническое сотрудничество. Еще в марте гендиректор госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов рассказал, что Москва и Анкара ведут переговоры о предоставлении Турции кредита на закупку российского вооружения, в том числе новейших систем ПВО С-400 «Триумф».

Однако закупки боевых авиационных комплексов и систем ПВО большой дальности — это всегда прежде всего политика, а только потом военные, технологические и финансовые соображения — так, во всяком случае, рассказывал в интервью «Ленте.ру» директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. По его мнению, коммерческие и политические выгоды от сделки, если она состоится, перевесят риски.

Состоится или нет, но непривычно радостный настрой министра обороны Сергея Шойгу, шутившего с журналистами, позволяет говорить о том, что в военной сфере переговоры пошли успешно. «А ну не обижайте девчонок!» — строго наказал он другим членам делегации, не желавшим отвечать на вопросы прессы.

Зоны безопасности

Выйдя к журналистам после трехчасовых переговоров, президенты России и Турции также выглядели довольными. Обсуждая сирийскую проблему, они старательно обходили острые углы. В том числе судьбу Башара Асада. Путин также предпочел ничего не отвечать на слова Эрдогана о химической атаке в провинции Идлиб, ответственность за которую турецкий лидер однозначно возложил на правительственные силы республики.

«Есть одна русская пословица, которая мне очень нравится: у кого что болит, тот о том и говорит», — процитировал Эрдоган. И назвал Сирию кровоточащей раной. «Мы из одного теста. Как мы можем закрыть глаза на страдания детей и стариков, на убийства химическим газом?» — напирал турецкий лидер. При этих словах Путин поднял глаза к потолку и что-то долго там рассматривал.

Впрочем, уже через несколько секунд Эрдоган сменил тему и отметил усилия «доброго друга Владимира» для окончания сирийской драмы.

Другая болезненная для Москвы и Анкары тема — курдский вопрос — публично затрагивалась лишь по касательной. Эрдоган, очевидно, имея в виду курдские силы самообороны, пригрозил, что не допустит на границе с Турцией формирований, угрожающих ее безопасности. Лидеры предпочли рассказать о совместном соглашении, к которому пришли, — создании зон деэскалации.

Ранее сообщалось, что Россия выступила с предложением создать на территории Сирии четыре зоны снижения напряженности: в провинции Идлиб, к северу от города Хомс, в Восточной Гуте и на юге страны. Для избежания огневого контакта между сторонами сирийского кризиса предлагается сформировать оборудованные блокпостами линии безопасности по всей длине границ зон снижения напряженности.

«Как контролировать соблюдение соответствующего режима — это вопрос еще отдельных переговоров», — не стал вдаваться в детали Путин. По его словам, страны-гаранты перемирия в САР (Россия, Турция и Иран) сделают все возможное для деэскалации ситуации. Кроме того, Путин обсуждал этот вопрос и в телефонном разговоре с президентом США Дональдом Трампом, состоявшемся накануне. «Насколько я понял, американская администрация поддерживает эти идеи», — подчеркнул российский президент.

Все, кроме помидоров

Как информационная бомба прозвучали слова Путина о том, что они с Эрдоганом договорились о «комплексном решении всех проблем, связанных с ограничениями». Но как выяснилось, случится это не в одночасье.

Неспешность диктуется заботой о российских производителях, подчеркнул Путин. В момент введения эмбарго они «взяли значительные объемы кредитов», — напомнил он. В наших климатических условиях цикл производства овощей длителен, и фермеры не скоро отобьют свои вложения. Поэтому туркам придется подождать.

«Кроме помидоров, мы пришли к согласию по всем вопросам», — улыбался Эрдоган, демонстрируя, что ему нечего добавить к сказанному.

Подробности журналистам раскрыл российский вице-премьер Аркадий Дворкович. По его словам, механизм снятия санкций не выработан, нужны некие гибкие схемы, выгодные всем участникам. В частности, ограничения на поставки томатов в России могут сохраняться еще три-пять лет. Договоренности с Турцией подразумевают и снятие Анкарой ограничений по зерну. «Надеемся, что это займет несколько дней», — назвал сроки Дворкович.

Более того, по словам вице-премьера, Росавиация отзовет свое уведомление о возможном ограничении чартеров в Турцию. «По этому вопросу прозвучала команда от президентов сделать быстро», — заметил Дворкович.

Однако визовый вопрос, столь волновавший и строителей, и предпринимателей, и даже журналистов, также быстро решить не получится. Для этого предстоит согласовать действия спецслужб. Визовый режим будет частично либерализован лишь для специалистов, которые по делам службы постоянно бывают в России, — списки обсудят внешнеполитические ведомства.