Залог свободы

В России предлагают создать фонд для вызволения арестованных предпринимателей

Фото: Василий Дерюгин / «Коммерсантъ»

В России нужен фонд, средства которого будут использоваться для освобождения под залог предпринимателей, арестованных по экономическим статьям Уголовного кодекса РФ. С такой инициативой на днях выступил уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов. Зачем нужен такой фонд? Почему введенный 15 лет назад запрет на арест предпринимателей игнорируется правоохранителями и судебной системой? В этих нюансах разбиралась «Лента.ру».

Идею — в массы

«Содержание под стражей для бизнесменов критично. У многих предпринимателей деньги находятся в обороте, и найти суммы для внесения залога очень трудно. В 60 процентах случаев их бизнес закрывается», — цитирует Титова ТАСС.

Поэтому, убежден он, сегодня назрела необходимость ввести залоговую систему, создав специальный фонд. Сейчас прорабатываются вопросы, связанные с тем, как этот новый инструмент должен работать, кто его будет контролировать, из каких источников финансироваться.

По словам Титова, предприниматели должны сами выбрать доверенное лицо, которое займется распределением вверенных средств. Омбудсмен считает, что его предложение поддержат не только предприниматели.

«Конечно, в первую очередь это коллективная взаимовыручка, но, возможно, и банки присоединятся. Мы считаем, что банки заинтересованы в том, чтобы сохранять своих клиентов», — подчеркнул Титов.

Пугающая статистика

Ежегодно в России более 100 тысяч компаний прекращают предпринимательскую деятельность из-за уголовного преследования руководителей. В 2014 году было возбуждено около 200 тысяч уголовных дел по экономическим статьям, в 2015-м — уже 235 тысяч. Это максимум с 2010 года — тогда было более 234 тысяч «экономических» дел.

При этом в 2015-м следственные органы до суда довели не более 60 тысяч уголовных дел. Еще более удручающая для правоохранителей статистика обвинительных приговоров — всего 35 тысяч. В 2016-м правоохранители усилили нажим: на 1 февраля в СИЗО находились более 6,5 тысячи бизнесменов и под домашним арестом — 2,8 тысячи. А в июле 2015-го — только около 1,5 тысячи обвиняемых и подозреваемых в экономических преступлениях.

«Должен сказать, что, наверное, самой важной на сегодня проблемой остается уголовное преследование предпринимателей, о чем вы говорили в своем послании на 2016 год: что возбудили уголовное дело, "попрессовали" и отпустили», — сообщил Титов президенту Владимиру Путину на встрече, состоявшейся в мае 2017 года. По его оценке, всего 15 процентов уголовных дел в отношении предпринимателей доходят до суда.

Черный след белого рейдерства

Согласно статье 108 УПК РФ, в отношении предпринимателей введен запрет на избрание меры пресечения в виде заключения под стражу, говорит профессор Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Александр Костанянц. Однако СИЗО буквально заполнены подозреваемыми и обвиняемыми бизнесменами.

«Такой вид преступления, как мошенничество, прижился в отечественном уголовном судопроизводстве, приобретая универсальность с точки зрения его применения к любому иному составу преступлений, предусмотренных действующим УК РФ», — подчеркнул Костанянц.

Таким образом, статья 159 УК РФ подчас используется как инструмент заказных дел, констатировал собеседник «Ленты.ру». Фактически речь идет о так называемом «белом рейдерстве», когда кто-то таким способом устраняет неугодных коллег, партнеров и конкурентов.

Органы предварительного следствия годами расследуют уголовные дела, избрав и продлевая арест — жестокую меру пресечения, поскольку бизнесмены фактически отбывают наказание без признания судом вины, до вступления в силу приговора, подчеркнул Костанянц.

«Нахождение в СИЗО приравнено к отбыванию наказания в тюрьме, предусмотренное в отношении лиц, признанных рецидивистами, за особо опасные виды преступления», — напомнил он.

По его словам, обращает на себя внимание то, что наряду с арестом законодатель сконструировал иные меры пресечения — домашний арест и залог. Причем ни суд, ни орган уголовного преследования не имеют права влиять на сумму залога, которая объявляется либо самим фигурантом дела, либо его близкими людьми в ходе судебного рассмотрения данного вопроса, по результатам которого суд выносит соответствующее постановление.

Учет и контроль

Инициатива в целом разумная. Предприниматели имеют право создать инструмент для защиты своих интересов в виде залогового фонда, что особенно актуально для малого бизнеса, прокомментировал «Ленте.ру» предложение Титова член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Михаил Щапов.

«В малом бизнесе люди далеко не богатые, у них часто нет средств на залог», — пояснил депутат. При этом он считает, что важно определиться с целевым использованием средств фонда. В частности, должны быть заложены ограничения на использование денег, указал Щапов.

Иначе может возникнуть соблазн направить их, например, для давления на судебную систему. «Для этого стоит выбрать максимально открытую форму фонда. Например, форму НКО, которые достаточно хорошо контролируются обществом и государством», — резюмировал Щапов.

По законам рынка

В настоящее время у российского бизнеса, в первую очередь малого, много проблем. Пожалуй, одна из самых острых — низкая правовая защищенность, говорит старший аналитик «Альпари» Роман Ткачук.

В частности, в законодательстве предусмотрен запрет на арест предпринимателей, проходящих по статье 159 («Мошенничество») Уголовного кодекса РФ, однако эта норма, введенная 15 лет назад, зачастую игнорируется, отметил он. В результате бизнесмены на долгие месяцы, если не на годы, попадают за решетку, либо, в лучшем случае, под домашний арест.

«В то же время для многих видов бизнеса отсутствие оперативного руководства в течение нескольких месяцев чревато ослаблением позиций на рынке и финансовыми сложностями, зачастую это равносильно закрытию бизнеса. Внесение залога видится рыночным и справедливым решением в подобных случаях», — считают аналитики.

По мнению Ткачука, важно, как будет организована технология работы фонда, как будет рассчитываться сумма залога под арестованный бизнес. «Если арест предпринимателя не связан с его бизнесом, то сумма залога и передача поручений доверенному лицу могут быть облегчены», — предположил эксперт.

«Пройтись по Европе маршем, девок пощупать и вернуться»
Ямальский депутат называет бундестаг городом, ищет заговоры и запрещает книги
«Молодые люди не помнят, что происходило в 90-х»
Главные цитаты из большой пресс-конференции Путина
Смеяться грешно
Кто надрывает животы на концертах Петросяна: беспощадный репортаж из преисподней
«У них дурацкие стереотипы о КГБ»
Россиянин приехал в Корею гастарбайтером, выпил пива и стал учителем
Петух — любовник Сатаны
Самые невероятные казни животных от Средневековья до наших дней
«Просто закопать тело в яму — этого мало»
Австралиец завещал свои останки ферме тел, где разлагаются непогребенные трупы
«Зачем помогаете черным?»
Ее обвиняют в торговле наркотиками, а она просто лечит индейцев
Чёрт-те что!
Если бы спорткары вдруг превратились во внедорожники — как бы они выглядели
Чудо-Judo
Вспоминаем молодежный трансформер Nissan Judo, о котором все забыли
Poloвинка
Поездка на передней части будущего седана VW Polo для России
8 лимузинов, появление на свет которых сложно оправдать
Большие, длинные и чрезвычайно бесполезные
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей