Новости партнеров

Полный фейк

Кто стоит за скандалом со стюардессами «Аэрофлота»

Фото: Руслан Кривобок / РИА Новости

В середине июня на американском сайте Change.Org появилась петиция в защиту стюардесс «Аэрофлота» Евгении Магуриной и Ирины Иерусалимской, якобы отстраненных от зарубежных полетов из-за веса и ранее безуспешно пытавшихся доказать этот факт в суде. «Лента.ру» выяснила, кто и зачем создал петицию и как она умудрилась набрать 39 тысяч подписей.

Иск за полноту

В феврале стюардессы «Аэрофлота» Евгения Магурина и Ирина Иерусалимская обвинили авиакомпанию в дискриминации по весу — руководство якобы сняло их с международных рейсов и лишило соответствующих надбавок к зарплате из-за размера одежды.

Женщины подали на авиакомпанию в суд: Магурина оценила моральный ущерб в 500 тысяч рублей, а Иерусалимская — в миллион. Однако в апреле Тушинский и Пресненский суды единогласно встали на сторону «Аэрофлота». В компании объяснили, что стюардессы обслуживают пассажиров в ограниченном пространстве салона самолета и поэтому к ним предъявляются специфические требования.

В частности, женщины должны быть ростом 160–175 сантиметров и носить размер одежды 42-48, а мужчины не могут быть выше 185 сантиметров, и обязаны носить 46–54 размер одежды.

От роста и веса зависит индекс массы тела (ИМТ) — ключевой параметр при оценке безопасности полетов и расхода топлива. У «Аэрофлота» ИМТ бортпроводников составляет 16-25 пунктов. У большинства мировых авиакомпаний, в том числе British Airways, Emirates и Etihad, этот показатель колеблется в пределах 19-24.9 пунктов. Air India в 2015 году установила верхнюю границу ИМТ в 22 пункта для стюардесс и 25 пунктов для стюардов, потребовав от них в течение полугода прийти в форму под угрозой отмены полетов.

Кроме того, во внутренних документах «Аэрофлота» четко прописано, что бортпроводники любого пола не должны задевать пассажиров при движении между креслами и иметь возможность свободно разминуться с ними в проходе, а также быть в надлежащей физической форме на случай экстремальных ситуаций.

Сетевая кампания

В середине июня конфликт между стюардессами и «Аэрофлотом» неожиданно разгорелся с новой силой. На зарегистрированном в Сан-Франциско, штат Калифорния, сайте Change.Org, известном своими петициями, не имеющими реальной юридической силы, появилось требование прекратить дискриминацию персонала компании по внешности и возрасту. От лица Магуриной и Иерусалимской петицию завела Алена Попова — гражданский активист и экс-помощница бывшего депутата Госдумы Ильи Пономарева. Для раскрутки петиции на сайте Les Media вышло интервью с Иерусалимской и Магуриной, которое взяла давняя подруга Поповой, заместитель главного редактора журнала «Русский репортер» Марина Ахмедова. Она же делает материалы для основанного совместно с Поповой «проекта W», призванного помогать женщинам в трудных жизненных ситуациях.

В интервью бортпроводницы благодарили за поддержку членов Шереметьевского профсоюза летного состава (ШПЛС), представителя которого Магурина в апреле пыталась вызвать в качестве свидетеля в суде. У ШПЛС давняя история противостояния с «Аэрофлотом», которая в 2013 году вылилась в арест исполнительного директора профсоюза Алексея Шляпникова, вице-президента Валерия Пимошенко и бывшего пилота компании Сергея Кнышова. Их задержали в банке, когда они доставали из ячейки 10 миллионов рублей.

Все трое были признаны виновными в шантаже руководства «Аэрофлота» и вымогательстве денежных средств, в противном случае угрожая устроить массовую забастовку пилотов. Сегодня ШПЛС работает под руководством нового президента — бывшего пилота Игоря Дельдюжова. Он утверждает, что в профсоюз регулярно поступают жалобы на дискриминацию из-за возраста и внешности, но стюардессы боятся обращаться в суд.

Правда, ведущую роль в распространении петиции стюардесс, набравшей уже более 39 тысяч подписей, сыграла вовсе не поддержка ШПЛС, а сетевая активность Ахмедовой и Поповой. Активистки призывали активно репостить историю и устроили массовую рассылку по электронной почте, где сообщали, что в похожей ситуации оказались еще 600 стюардесс.

Тем не менее, судя по данным системы Brand Analytics, обращение бортпроводниц набрало лишь 1974 упоминания в соцсетях, причем ссылки на петицию были только в 80 процентах постов.

Более того, с момента запуска петиция пережила три пика упоминаний. Первый случился после того, как Попова 18 июня опубликовала запись о ней в Facebook, а на следующий день ссылкой на нее поделился известный активист Дмитрий Петров.

Следующие валы упоминания объяснить уже куда сложнее. 6 июля ссылку на петицию опубликовали в сообществе «Тупая простата» во «ВКонтакте» (4,9 тысяч подписчиков) , где она набрала полторы тысячи просмотров, 10 репостов и 134 комментария, а также в группе «Куны не нужны» (28,9 тысяч подписчиков), где она не набрала ни одного репоста, 5 тысяч просмотров и 26 комментариев. Еще 33 тысячи просмотров собрала статья про стюардесс на портале Life, правда, ссылки на петицию в тексте материала не было.

Во время второго пика 9 июля ссылку на петицию опубликовали в сообществе «Злобные TERF» (1412 подписчиков). Запись набрала тысячу просмотров, 14 комментариев и семь репостов. Еще 17 репостов и 20 лайков петиции принес твит главного редактора The New Times Евгении Альбац , а 65 лайков и шесть репостов — новый пост Поповой.

Тем не менее все эти репосты и 1974 упоминания вряд ли принесли петиции те самые 39 тысяч подписей. Даже если учитывать, что у некоторых поддержавших стюардесс пользователей Facebook появилось сразу по несколько уведомлений о том, что они стали участниками кампании.

Крутанули

Подобные истории, взывающие к жалости, часто набирают популярность в сети благодаря эмоциональной подаче. Тем не менее в контексте внутреннего административного спора в довольно специфической профессии играть на человеческих чувствах как минимум странно.

К тому же вполне возможно, что большая часть подписей могла быть получена неорганическим методом. В сети работает множество сервисов по набору подписчиков на Change.Org. Представители нескольких из них рассказали «Ленте.ру», что среди желающих поднять популярность петиции существует два вида услуг: накрутка с помощью ботов или живых людей.

В первом случае петицию за сутки могут подписать более 20 тысяч фейковых пользователей, но администрация Change.Org обычно отслеживает подозрительную активность и может не засчитать их голоса. В таких случаях голоса могут стоить около трех рублей, а привлечение более 10 тысяч подписчиков обойдется в 24 тысячи рублей.

Во втором случае сервис готов предоставить реальных людей, которые также оставляют под петицией комментарии и лайки. Цены на такие услуги обговариваются индивидуально, но 10 тысяч подписей в среднем обойдутся в 140 тысяч рублей.

Примечательно, что Change.Org уже критиковали за накрутки петиций, которые нередко становятся лишь одним из пунктов масштабных информационных кампаний. Например, так случилось с опубликованной в июне 2015 года петицией о выдаче оппозиционеру Михаилу Касьянову американского гражданства. Она набрала 17 тысяч подписей, но 15 тысяч в итоге не были засчитаны из-за накруток.

Так или иначе, петиция стала основным драйвером для попадания истории в крупные СМИ.
Но и это достижение может быть заслугой не только громкого и значимого события, но и заслуги PR-агентств. К примеру, представители подобных организаций рассказывали РБК, что для развития подобной стратегии также существуют свои алгоритмы действий.

По их словам, часто для популяризации петиции ей необходимо попасть в топ сайта Change.Org или «засветиться» в социальных сетях проекта. Для этого авторы используют «посев» информации в соцсетях. Публикации с петициями ориентируют на определенную аудиторию с помощью таргетинга или размещения в тематических сообществах, а после этого ее подхватывают так называемые «лидеры мнений».

При этом в СМИ инфоповод, подкрепленный петицией, может появляться как на коммерческой основе, так и на волне общего интереса к теме.