Владычица морей

Как и где строят яхты для российской элиты

Фото: Princess Yachts

Обзавестись собственной белоснежной яхтой мечтают многие, но по карману это, увы, не всем. Все же количество счастливцев, имеющих «дачу с мотором» на воде где-нибудь на подмосковном водохранилище или в черногорской марине продолжает расти. Корреспондент «Ленты.ру» отправился в британский портовый город Плимут на верфь Princess, чтобы своими глазами увидеть, как выглядит производство люксовых моторных яхт.

Город принял

Плимут испокон века связан с морем. Отсюда отправлялся в свои лихие походы знаменитый адмирал Дрейк, здесь забирались на борт «Мэйфлауэра» пилигримы, заложившие основы американских колоний, а военно-морская база и по сей день служит одним из главных объектов королевского флота. Когда-то здесь вовсю строили и военные корабли; сегодня, впрочем, крупнейшая верфь Плимута занимается сугубо гражданским флотом — люксовыми моторными яхтами. Вот уже более полувека Princess спускает на воду свои лодки, признаваемые экспертами отрасли одними из лучших в классе.

Работа идет на пяти объектах, раскиданных по всему городу. В одном огромном цехе штампуют детали пластиковых корпусов, в другом — собирают флайбриджи; отдельное помещение отведено под установку разнообразной проводки (ее в средней яхте несколько километров). Особая гордость компании — собственное мебельное производство. Над интерьерами, кстати, работают многие дизайнеры известных брендов — верфь принадлежит ведущему люксовому холдингу LVMH, что сказывается и на ценах, и на клиентуре. Яхта Princess обойдется заказчику минимум в полмиллиона фунтов стерлингов. Кто-то, возможно, предпочтет более дешевые предложения агрессивных новичков из Турции и Китая, но в случае с покупкой одного из самых роскошных средств передвижения в мире экономия излишня. «Турецкие и китайские верфи для нас не конкуренты. Когда клиент хочет получить настоящее качество, он обращается к нам или к итальянцам », — комментирует проводящий экскурсию по цехам менеджер по продажам Саймон Колбрук.

Собственная яхта — это абсолютное, непревзойденное воплощение роскоши, считает директор по маркетингу Princess Yachts Киран Хаслам — и с ним трудно не согласиться. Поэтому и отношение к созданию каждой яхты трепетное: несмотря на широкое использование передовых технологий, очень многое делается вручную, с точной подгонкой до микрона. В год Princess Yachts спускает на воду около 300 корпусов, но постройка каждой яхты занимает не менее трех месяцев (для самых большой, 40-метровой Princess 40М — до двух лет). Разумеется, за свои деньги — и время ожидания — клиенты рассчитывают только на самое лучшее. И на выполнение своих капризов относительно внешнего вида: по словам Колбрука, «клиент может заказать любую окраску корпуса. Кажется, самой экстравагантной была цвета морской волны, а вот розовую яхту пока почему-то никто не заказывал».

По желанию клиента верфь устанавливает и стороннее оборудование: от освещения, заказываемого у ведущих европейских фирм до медиацентров. «Аудио- и видеосистема, устанавливаемая на наших яхтах, — обычно Naim, Harman Kardon или JL Audio. Последнее слово, конечно, за клиентом — на больших лодках стоимость кастомного развлекательного центра может зашкаливать за полмиллиона фунтов», — поясняет Колбрук. Можно сразу заказать и «водные игрушки» вроде популярного подводного аппарата Seabob, напоминающего гаджет из арсенала Джеймса Бонда.

Индустрия и природа

Яхты Princess покупают клиенты по всему миру, но российский рынок всегда был одним из наиболее важных для верфи. В прошлом году россияне приобрели несколько десятков яхт разной длины, особой популярностью пользуются флайбриджные модели. Для удобства клиентов официальный российский дилер верфи компания Nordmarine работает не только в Москве, но и в княжестве Монако — по понятным причинам (в первую очередь климатическим) многие предпочитают держать яхту на стоянке в Средиземноморье. Кстати, в отличие от других сегментов люксовой индустрии яхты остаются бастионом сильного пола. «Большинство клиентов это по-прежнему мужчины. Но мнение женщины часто бывает решающим при выборе опций», — рассказывает Колбрук.

Предмет особой гордости верфи — специальное помещение, где строятся полноразмерные макеты интерьеров яхт. «Здесь мы можем реально опробовать, удобно ли сидеть за штурвалом на флайбридже, не мешает ли что-то проходу к кровати в каюте хозяина, удобные ли лестницы», — поясняет Колбрук. По словам руководства компании, такое «опытное производство» может позволить себе не всякая верфь — занимает оно немалую площадь. Кстати, и здание, в котором размещается макетная, тоже не совсем обычное. Это старинный военный форт, некогда защищавший подступы к городу с моря. В нем же находились казармы и тюрьма для моряков флота его величества. Верфь выкупила у государства здания, но, поскольку они отнесены к памятникам культурного наследия, обязана сохранять их в первозданном виде. И не только снаружи — за маленькой дверью по соседству с макетной скрывается камера, в которой приводились в исполнение смертные приговоры. Эшафот до сих пор на месте, как и перекладина, на которой закреплялась петля палача. «Мы здесь утренние совещания иногда проводим», — шутит Колбрук, показывая мрачное наследие прошлого.

Впрочем, Princess заботится не только о прошлом, но и о будущем. Верфь активно сотрудничает с британским Обществом охраны морской природы. В частности, фирма финансирует исследования и работы по сохранению уникальной морской фауны и флоры в районе маяка Эддистоун, расположенного в 20 километрах от Плимута в открытом море. Маяк был построен три столетия назад, чтобы предупреждать суда об опасном рифе, на котором он и покоится. «Мы очень гордимся тем, что стали первым яхтенным брендом, начавшим сотрудничество с Обществом охраны морской среды, и мы на 100 процентов преданы этому проекту. Океан — это наша игровая площадка и предмет заботы всего сообщества Princess. Вовлечены не только сама компания и наши клиенты, но и дистрибьюторы. Особенно хочу отметить финансовую помощь со стороны компании Nordmarine, нашего дистрибьютора в России», — подчеркивает Киран Хаслам.

Кроме того, верфь выделила средства на кольцевание морских черепах в Карибском бассейне — это позволяет отслеживать миграции животных и нередко спасает их от попадания в тарелки туристов в качестве местного деликатеса. «Кому-то может показаться странным, что мы озабочены проблемой черепах на каких-то далеких островах. Но именно там проводят много времени наши клиенты на наших яхтах — и мы не можем оставаться в стороне», — говорит Хаслам.

Финальная часть экскурсии по верфи (растянувшейся, кстати, на два дня — общая площадь составляет почти три гектара) посвящена новинке — флайбриджной Princess 55 с огромными иллюминаторами и просторной мастер-каютой, а также готовящимся к спуску на воду яхтам. Они стоят на передвижных стапелях, с огромными колесами в рост человека, и кажутся пока гигантскими морскими чудовищами, выброшенными на сушу по воле волн. Но стоит яхтам соскользнуть к причальной стенке и очутиться в своей естественной стихии, как они словно преображаются, принимая привычный каждому поклоннику яхтинга гордый вид независимых красавиц. Впрочем, впереди у них еще окончательная отделка внутренних помещений и кают, после чего их отправят в путешествие к месту приписки.

Ценности00:08Сегодня

Хозяева витрин

Они воровали одежду из магазинов. Теперь им подражает весь мир