Новости партнеров

Эль джихадисто

Террористы подобрались вплотную к США

Fernando Aguirre, locally known as Osama Bin Laden, patrols a slum in Bogota January 17, 2008. Aguirre, who claims to be the son of al Qaeda leader Osama Bin Laden, patrols the most dangerous slums of Bogota and lives from the contributions received from those seeking his protection. Aguirre informs police on petty crimes being committed and is allowed by authorities to brandish his fake rifle. Picture taken on January 17.
Фото: Daniel Munoz / Reuters

Пока США и их союзники воюют с радикальным исламом на Ближнем Востоке, джихад пожаловал к ним домой. В «мягком подбрюшье» Штатов — Латинской Америке — коварные исламисты вьют гнезда и раскидывают сети, готовясь создать там новую базу для терактов против американской демократии. Так, по крайней мере, утверждают «ястребы» — политики и военные, а также поддерживающие их эксперты. «Лента.ру» разбиралась, много ли в этих заявлениях правды.

«Мы клянемся в верности халифу Абу Бакру аль-Багдади. Мы готовы стать шахидами. И мы предупреждаем полицейских, которые, как мы знаем, тренируются вместе с французами: французские спецслужбы не смогли предотвратить атаку ИГ в Батаклане, и вы ничего не сможете сделать против нас». Эта запись, размещенная в одном из Telegram-каналов за неделю до начала летней Олимпиады 2016 года в Рио-де-Жанейро, вызвала в обеих Америках страшный переполох. Авторство текста принадлежало группировке «Ансар аль-Халифа в Бразилии». Исламисты из Telegram обещали убивать неверных прямо во время Олимпийских игр. К тому моменту с атаки на театр «Батаклан» в Париже не прошло и года, в памяти были еще свежи мартовские взрывы в Брюсселе.

Несмотря на клятвенные заверения бразильских спецслужб и полиции, что все под контролем и беспокоиться не о чем, паника распространялась все шире. Заявление «телеграмных» исламистов перепечатывала пресса, сопровождая пугающими заголовками.

Волна пошла на спад только после того, как Олимпиада закончилась — безо всяких терактов и покушений на них. «Ансар аль-Халифа в Бразилии» так и осталась единственной латиноамериканской группой, поклявшейся в верности самозваному халифу Абу Бакру. Если, конечно, она вообще когда-либо существовала, а не была плодом воображения диванных муджахидов.

Несмотря на это тема исламского терроризма в Латинской Америке с повестки дня не сошла, наоборот — после победы Дональда Трампа на президентских выборах в США она приобретает все большее значение.

А давайте разбомбим Парагвай

Сразу после того как 11 сентября 2001 года самолеты, управляемые террористами «Аль-Каиды», врезались в башни-близнецы в Нью-Йорке, в Пентагоне начали разрабатывать планы ответной операции. Подавляющее большинство военных и политиков считало, что нужно бить по Афганистану — главному убежищу «Аль-Каиды». Но замглавы Пентагона Дуглас Фейт предложил поражающий своей оригинальностью план: повременить со вторжением в Афганистан, а вместо этого нанести бомбовые удары по региону на стыке границ Аргентины, Бразилии и Парагвая, где проживает большое число мигрантов из Ливана и Сирии.

Разведка, объяснил Фейт, доложила точно: там есть даже лагеря «Хезболлы». Если отбомбиться по ним, можно застать террористов врасплох: пока боевики ожидают атаки в Афганистане, они получат отвлекающий удар в другом месте.

Разница между шиитами и суннитами, равно как и между «Хезболлой» и «Аль-Каидой», от замглавы Пентагона, видимо, ускользнула. Предложение, к счастью, заблокировал Госдеп. Это не помешало Фейту оставаться на посту еще четыре года, с почетом уйти в отставку и стать крупным экспертом по вопросам региональной безопасности.

Тогда, 16 лет назад, многие разделяли опасения Фейта и готовы были видеть намеки на будущие теракты в любых, самых незначительных фактах. Когда бойцы антиталибского «Северного альянса» взяли афганскую столицу Кабул, в одном из домов, где жили боевики «Аль-Каиды», на стене обнаружили фотопостер с изображением знаменитых водопадов Игуасу на границе Бразилии и Аргентины.

Самые худшие опасения подтверждались: джихадисты свили гнездо в Латинской Америке и готовятся ударить по США с юга. Эксперты и политологи рисовали жуткие картины смычки исламистов, марксистов и наркоторговцев, которые совместными усилиями захотят стереть Америку с лица земли.

«Это новая Ливия, место, где террористы, придерживающиеся самых разных идеологий — марксистские колумбийские повстанцы, американские белые нацисты, ХАМАС, "Хезболла" и иные, — устроили огромный рынок, на котором обмениваются информацией и оружием», — рассказывала тогда известный эксперт по вопросам терроризма Джессика Стерн. Ей вторили коллеги, утверждавшие, что на стыке парагвайско-бразильско-аргентинских границ существуют тренировочные лагеря исламистов, где проходят подготовку боевики со всей Латинской Америки.

Кушать хочется

С тех пор прошло 16 лет. Ни одного теракта с участием радикальных исламистов в Латинской Америке так и не произошло, но любителей поговорить о джихадистской угрозе меньше не стало. Скорее наоборот: ультраправый новостной ресурс Breibart, которым владеет бывший советник президента Трампа и главный стратег Белого дома Стивен Бэннон, пишет об этом практически непрерывно теми же словами, что и Джессика Стерн (исключая, конечно, упоминания о белых нацистах). Более того, недавно в американских СМИ появилась информация о том, что на стыке границ Чили, Перу и Боливии находится еще одно гнездо «Хезболлы». Историк Грег Грандин в свое время язвительно заметил по этому поводу: «Это какое-то проклятие. Стоит только в одном месте сойтись границам трех стран, как там сразу возникает радикальный ислам».

В принципе, понятно, почему американские эксперты и чиновники настойчиво ищут исламистов в Латинской Америке: последние полтора десятилетия этому региону американские власти уделяют сравнительно мало внимания. Как следствие, чиновники-латиноамериканисты, разнообразные лоббисты и эксперты по региону оказались примерно в том же положении, в котором находились афганисты до 2001 года: нехватка внимания ведет к задержкам в карьере, урезанию финансирования и сокращению рабочих мест.

Естественно, в сложившейся ситуации возникает соблазн оседлать модную тему, тем более что почва для этого имеется. В Латинской Америке проживают, по официальным данным, около полутора миллионов мусульман, две трети из которых сунниты, остальные — шииты. Многие молодые мусульмане, как и их сверстники-христиане, втянуты в различные теневые схемы, вступают в банды и так или иначе участвуют в торговле наркотиками.

Проблема в том, что увязать эти социально-экономические проблемы с радикальным исламом в единую преступную сеть никак не получается, как ни пытаются американские эксперты. В свое время, например, бывший советник Трампа Майкл Флинн в своей книге «Поле битвы: как мы можем выиграть глобальную войну против радикального ислама и его союзников» заявил, что Венесуэла и Куба поддерживают контакты с исламистами. Никаких доказательств этого, однако, он так и не привел.

Стоит оговориться, что повод для реального беспокойства у американцев есть, но лежит он совсем в другой плоскости.

Иранская угроза

17 марта 1992 года груженный взрывчаткой грузовик протаранил ворота посольства Израиля в Буэнос-Айресе. После того как его водитель замкнул контакт на своем поясе смертника, раздался чудовищной силы взрыв. Погибли 29 человек, 250 были ранены. Двумя годами позже еще один теракт произошел в центре израильской взаимопомощи в Аргентине; его жертвами стали 87 человек, более 100 получили ранения. По данным спецслужб, обе акции были организованы группировками, связанными с шиитской «Хезболлой» и поддерживающим ее Ираном.

Иранское проникновение в регион не на шутку тревожит Вашингтон. Исламская Республика активно устанавливает контакты со всеми странами Латинской Америки — от Кубы, Эквадора и Никарагуа до Чили. Особое место занимает Венесуэла: президент Уго Чавес в свое время сошелся с Махмудом Ахмадинежадом на почве антиамериканизма. Один из соратников покойного венесуэльского лидера, нынешний вице-президент Тарек Эль-Айссами, сын сирийца и ливанки, по данным американских спецслужб, был в юности связан с «Хезболлой».

Проблема в том, что американские аналитики слишком часто бьют в набат почем зря. За последнее десятилетие СМИ и эксперты в США утверждали, что Иран начал разработку урановых рудников на берегах реки Ориноко в Венесуэле; что с благословения Чавеса на венесуэльском острове Маргарита открыт тренировочный лагерь «Хезболлы»; что на полуострове Парагуана размещены иранские ракеты «земля-воздух»; что Иран договорился с Кубой о лагерях для подготовки террористов, а «Хезболла» разместила на Острове свободы ракеты, способные достать до территории Штатов. Ни одно из этих обвинений не оправдалось.

Более того, оперативники ЦРУ и американские дипломаты чуть ли не с лупой исползали район на стыке границ Бразилии, Аргентины и Парагвая, но так и не нашли там ни лагерей подготовки, ни баз боевиков, ни складов с наркотиками — ничего из того, о чем так любят говорить алармисты. Единственное, что им удалось установить, — что в некоторых местных общинах собирают добровольные взносы на финансирование «Хезболлы», которые затем переправляются в Ливан. Маловато для того, чтобы устроить бомбардировки, как предлагал генерал Фейт.

В конце концов, в 2012 году американский аналитический Center for Strategic and International Studies (CSIS) подвел итог: да, Иран действительно стремится установить связи со странами в регионе — как демократическими, так и теми, которые в США числятся авторитарными, но делает это в основном с экономической целью. Деньги идут не на джихад и убийство неверных, а на производство тракторов и цемента, на молочные фермы и разработку полезных ископаемых. Далеко не всегда эти вложения оказываются удачными: в Венесуэле, как следует из доклада, многие из проектов так и не были реализованы из-за бюрократических проблем. История об урановых контрактах вообще оказалась чистым вымыслом: урановые месторождения Венесуэлы гораздо беднее и труднее для разработки, чем иранские, и для атомщиков Исламской Республики нет никакого смысла с ними возиться.

Возвращение дешевых джихадистов

Что же, радикальный ислам в Латинской Америке не представляет угрозы для США? Представляет.

«Ежегодно 100-150 человек из Латинской Америки отправляются в джихад на Ближний Восток и присоединяются к ИГ, — заявил в 2015 году на слушаниях в Конгрессе нынешний глава аппарата Белого дома Джон Келли, тогда — руководитель Южного командования США (Southcom), в сферу деятельности которого входили страны Южной и Центральной Америки. — И они могут вернуться оттуда».

Если Джон Келли прав, то США и странам Латинской Америки действительно угрожает серьезная опасность: вернувшиеся джихадисты вполне могут заняться привычным делом, тем более что попасть в Соединенные Штаты и не вызвать при этом подозрений жителям государств Центральной и Южной Америки куда легче, чем арабам из Сирии или Ирака. А распространившийся в последнее время «дешевый джихад», для которого не нужно никакого другого оборудования, кроме угнанного грузовика, делает теракты еще более вероятными.

Но в этом случае единственный путь предотвратить атаки — не демонизировать Кубу, Венесуэлу, Эквадор, Никарагуа и другие страны, власти которых не слишком любят Америку, а пойти на сотрудничество с ними, чтобы объединить усилия в предотвращении терактов. Не факт, однако, что администрация Трампа готова это сделать.

Мир00:0216 января

Хайль Кришна

Как греческая писательница шпионила на Германию, приняла индуизм и объявила Гитлера воплощением бога
Мир00:0113 января

Перерождение демократии

Скандальные выборы, мятеж в Вашингтоне и травля президента. Какой станет Америка после Трампа?