Новости партнеров

Эль джихадисто

Террористы подобрались вплотную к США

Фото: Daniel Munoz / Reuters

Пока США и их союзники воюют с радикальным исламом на Ближнем Востоке, джихад пожаловал к ним домой. В «мягком подбрюшье» Штатов — Латинской Америке — коварные исламисты вьют гнезда и раскидывают сети, готовясь создать там новую базу для терактов против американской демократии. Так, по крайней мере, утверждают «ястребы» — политики и военные, а также поддерживающие их эксперты. «Лента.ру» разбиралась, много ли в этих заявлениях правды.

«Мы клянемся в верности халифу Абу Бакру аль-Багдади. Мы готовы стать шахидами. И мы предупреждаем полицейских, которые, как мы знаем, тренируются вместе с французами: французские спецслужбы не смогли предотвратить атаку ИГ в Батаклане, и вы ничего не сможете сделать против нас». Эта запись, размещенная в одном из Telegram-каналов за неделю до начала летней Олимпиады 2016 года в Рио-де-Жанейро, вызвала в обеих Америках страшный переполох. Авторство текста принадлежало группировке «Ансар аль-Халифа в Бразилии». Исламисты из Telegram обещали убивать неверных прямо во время Олимпийских игр. К тому моменту с атаки на театр «Батаклан» в Париже не прошло и года, в памяти были еще свежи мартовские взрывы в Брюсселе.

Несмотря на клятвенные заверения бразильских спецслужб и полиции, что все под контролем и беспокоиться не о чем, паника распространялась все шире. Заявление «телеграмных» исламистов перепечатывала пресса, сопровождая пугающими заголовками.

Волна пошла на спад только после того, как Олимпиада закончилась — безо всяких терактов и покушений на них. «Ансар аль-Халифа в Бразилии» так и осталась единственной латиноамериканской группой, поклявшейся в верности самозваному халифу Абу Бакру. Если, конечно, она вообще когда-либо существовала, а не была плодом воображения диванных муджахидов.

Несмотря на это тема исламского терроризма в Латинской Америке с повестки дня не сошла, наоборот — после победы Дональда Трампа на президентских выборах в США она приобретает все большее значение.

А давайте разбомбим Парагвай

Сразу после того как 11 сентября 2001 года самолеты, управляемые террористами «Аль-Каиды», врезались в башни-близнецы в Нью-Йорке, в Пентагоне начали разрабатывать планы ответной операции. Подавляющее большинство военных и политиков считало, что нужно бить по Афганистану — главному убежищу «Аль-Каиды». Но замглавы Пентагона Дуглас Фейт предложил поражающий своей оригинальностью план: повременить со вторжением в Афганистан, а вместо этого нанести бомбовые удары по региону на стыке границ Аргентины, Бразилии и Парагвая, где проживает большое число мигрантов из Ливана и Сирии.

Разведка, объяснил Фейт, доложила точно: там есть даже лагеря «Хезболлы». Если отбомбиться по ним, можно застать террористов врасплох: пока боевики ожидают атаки в Афганистане, они получат отвлекающий удар в другом месте.

Разница между шиитами и суннитами, равно как и между «Хезболлой» и «Аль-Каидой», от замглавы Пентагона, видимо, ускользнула. Предложение, к счастью, заблокировал Госдеп. Это не помешало Фейту оставаться на посту еще четыре года, с почетом уйти в отставку и стать крупным экспертом по вопросам региональной безопасности.

Тогда, 16 лет назад, многие разделяли опасения Фейта и готовы были видеть намеки на будущие теракты в любых, самых незначительных фактах. Когда бойцы антиталибского «Северного альянса» взяли афганскую столицу Кабул, в одном из домов, где жили боевики «Аль-Каиды», на стене обнаружили фотопостер с изображением знаменитых водопадов Игуасу на границе Бразилии и Аргентины.

Самые худшие опасения подтверждались: джихадисты свили гнездо в Латинской Америке и готовятся ударить по США с юга. Эксперты и политологи рисовали жуткие картины смычки исламистов, марксистов и наркоторговцев, которые совместными усилиями захотят стереть Америку с лица земли.

«Это новая Ливия, место, где террористы, придерживающиеся самых разных идеологий — марксистские колумбийские повстанцы, американские белые нацисты, ХАМАС, "Хезболла" и иные, — устроили огромный рынок, на котором обмениваются информацией и оружием», — рассказывала тогда известный эксперт по вопросам терроризма Джессика Стерн. Ей вторили коллеги, утверждавшие, что на стыке парагвайско-бразильско-аргентинских границ существуют тренировочные лагеря исламистов, где проходят подготовку боевики со всей Латинской Америки.

Кушать хочется

С тех пор прошло 16 лет. Ни одного теракта с участием радикальных исламистов в Латинской Америке так и не произошло, но любителей поговорить о джихадистской угрозе меньше не стало. Скорее наоборот: ультраправый новостной ресурс Breibart, которым владеет бывший советник президента Трампа и главный стратег Белого дома Стивен Бэннон, пишет об этом практически непрерывно теми же словами, что и Джессика Стерн (исключая, конечно, упоминания о белых нацистах). Более того, недавно в американских СМИ появилась информация о том, что на стыке границ Чили, Перу и Боливии находится еще одно гнездо «Хезболлы». Историк Грег Грандин в свое время язвительно заметил по этому поводу: «Это какое-то проклятие. Стоит только в одном месте сойтись границам трех стран, как там сразу возникает радикальный ислам».

В принципе, понятно, почему американские эксперты и чиновники настойчиво ищут исламистов в Латинской Америке: последние полтора десятилетия этому региону американские власти уделяют сравнительно мало внимания. Как следствие, чиновники-латиноамериканисты, разнообразные лоббисты и эксперты по региону оказались примерно в том же положении, в котором находились афганисты до 2001 года: нехватка внимания ведет к задержкам в карьере, урезанию финансирования и сокращению рабочих мест.

Естественно, в сложившейся ситуации возникает соблазн оседлать модную тему, тем более что почва для этого имеется. В Латинской Америке проживают, по официальным данным, около полутора миллионов мусульман, две трети из которых сунниты, остальные — шииты. Многие молодые мусульмане, как и их сверстники-христиане, втянуты в различные теневые схемы, вступают в банды и так или иначе участвуют в торговле наркотиками.

Проблема в том, что увязать эти социально-экономические проблемы с радикальным исламом в единую преступную сеть никак не получается, как ни пытаются американские эксперты. В свое время, например, бывший советник Трампа Майкл Флинн в своей книге «Поле битвы: как мы можем выиграть глобальную войну против радикального ислама и его союзников» заявил, что Венесуэла и Куба поддерживают контакты с исламистами. Никаких доказательств этого, однако, он так и не привел.

Стоит оговориться, что повод для реального беспокойства у американцев есть, но лежит он совсем в другой плоскости.

Иранская угроза

17 марта 1992 года груженный взрывчаткой грузовик протаранил ворота посольства Израиля в Буэнос-Айресе. После того как его водитель замкнул контакт на своем поясе смертника, раздался чудовищной силы взрыв. Погибли 29 человек, 250 были ранены. Двумя годами позже еще один теракт произошел в центре израильской взаимопомощи в Аргентине; его жертвами стали 87 человек, более 100 получили ранения. По данным спецслужб, обе акции были организованы группировками, связанными с шиитской «Хезболлой» и поддерживающим ее Ираном.

Иранское проникновение в регион не на шутку тревожит Вашингтон. Исламская Республика активно устанавливает контакты со всеми странами Латинской Америки — от Кубы, Эквадора и Никарагуа до Чили. Особое место занимает Венесуэла: президент Уго Чавес в свое время сошелся с Махмудом Ахмадинежадом на почве антиамериканизма. Один из соратников покойного венесуэльского лидера, нынешний вице-президент Тарек Эль-Айссами, сын сирийца и ливанки, по данным американских спецслужб, был в юности связан с «Хезболлой».

Проблема в том, что американские аналитики слишком часто бьют в набат почем зря. За последнее десятилетие СМИ и эксперты в США утверждали, что Иран начал разработку урановых рудников на берегах реки Ориноко в Венесуэле; что с благословения Чавеса на венесуэльском острове Маргарита открыт тренировочный лагерь «Хезболлы»; что на полуострове Парагуана размещены иранские ракеты «земля-воздух»; что Иран договорился с Кубой о лагерях для подготовки террористов, а «Хезболла» разместила на Острове свободы ракеты, способные достать до территории Штатов. Ни одно из этих обвинений не оправдалось.

Более того, оперативники ЦРУ и американские дипломаты чуть ли не с лупой исползали район на стыке границ Бразилии, Аргентины и Парагвая, но так и не нашли там ни лагерей подготовки, ни баз боевиков, ни складов с наркотиками — ничего из того, о чем так любят говорить алармисты. Единственное, что им удалось установить, — что в некоторых местных общинах собирают добровольные взносы на финансирование «Хезболлы», которые затем переправляются в Ливан. Маловато для того, чтобы устроить бомбардировки, как предлагал генерал Фейт.

В конце концов, в 2012 году американский аналитический Center for Strategic and International Studies (CSIS) подвел итог: да, Иран действительно стремится установить связи со странами в регионе — как демократическими, так и теми, которые в США числятся авторитарными, но делает это в основном с экономической целью. Деньги идут не на джихад и убийство неверных, а на производство тракторов и цемента, на молочные фермы и разработку полезных ископаемых. Далеко не всегда эти вложения оказываются удачными: в Венесуэле, как следует из доклада, многие из проектов так и не были реализованы из-за бюрократических проблем. История об урановых контрактах вообще оказалась чистым вымыслом: урановые месторождения Венесуэлы гораздо беднее и труднее для разработки, чем иранские, и для атомщиков Исламской Республики нет никакого смысла с ними возиться.

Возвращение дешевых джихадистов

Что же, радикальный ислам в Латинской Америке не представляет угрозы для США? Представляет.

«Ежегодно 100-150 человек из Латинской Америки отправляются в джихад на Ближний Восток и присоединяются к ИГ, — заявил в 2015 году на слушаниях в Конгрессе нынешний глава аппарата Белого дома Джон Келли, тогда — руководитель Южного командования США (Southcom), в сферу деятельности которого входили страны Южной и Центральной Америки. — И они могут вернуться оттуда».

Если Джон Келли прав, то США и странам Латинской Америки действительно угрожает серьезная опасность: вернувшиеся джихадисты вполне могут заняться привычным делом, тем более что попасть в Соединенные Штаты и не вызвать при этом подозрений жителям государств Центральной и Южной Америки куда легче, чем арабам из Сирии или Ирака. А распространившийся в последнее время «дешевый джихад», для которого не нужно никакого другого оборудования, кроме угнанного грузовика, делает теракты еще более вероятными.

Но в этом случае единственный путь предотвратить атаки — не демонизировать Кубу, Венесуэлу, Эквадор, Никарагуа и другие страны, власти которых не слишком любят Америку, а пойти на сотрудничество с ними, чтобы объединить усилия в предотвращении терактов. Не факт, однако, что администрация Трампа готова это сделать.

Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли
Мир00:0312 сентября

Красный дед

Зачем Ким Ир Сена забрали в Советский Союз, а потом вернули обратно