«Нельзя насиловать женщину, даже если она проститутка!»

Шурыгина и ее насильник вернулись на экраны. Ада и ора стало в два раза больше

Диана Шурыгина обращается к Сергею Семенову
Кадр: видео 1tv.ru

В России появилась традиция. Каждый год после новогодних каникул, когда сознание россиян после десятидневного анабиоза еще особенно мягко и податливо, о себе напоминает Диана Шурыгина. В этот раз телевизионщики не смогли обойти стороной условно-досрочное освобождение Сергея Семенова, который отсидел за изнасилование Шурыгиной год и один месяц вместо первоначально положенных трех лет колонии. Участников уголовного дела, ставшего главной телесенсацией минувшего года, вновь позвали на ТВ. 15 января Семенов выступил в «Прямом эфире» на «России 1», Шурыгину несколькими часами позже показали в «Пусть говорят» на Первом канале. «Лента.ру» посмотрела оба эфира и подивилась изобретательности телевизионщиков, способных выжать максимум из избитой темы.

«Почему морального урода встречают как героя?»

Семенов снялся в «Прямом эфире» на следующий день после выхода на свободу. Это было первое появление молодого человека в студии ток-шоу. До этого репортеры ездили к нему в колонию, а в многочисленных передачах о Шурыгиной транслировали одни и те же комментарии.

Молодой человек пропустил год неистового хайпа и только-только ступил на тропу медийности, но вел себя уверенно и мирно, чего не скажешь о гостях студии, которые на протяжении нескольких месяцев ходили к Малахову, как на работу. Первым делом у только что освободившегося Семенова спросили, не «ломало» ли его без интернета.

Семенов: Поначалу да, конечно, хочется кому-то позвонить, но потом ко всему привыкаешь.

Малахов: За время в тюрьме тебе не снилась Диана Шурыгина?

Семенов: Нет, не снилась (аплодисменты).

Зрителям показали кадры трогательной встречи Сергея с родными у бабушки, которая живет под Ульяновском. Посмотрев короткий ролик, Малахов вдруг осознал, что Семенова могли оклеветать.

Малахов: Только глядя на эти кадры, я понял, что ты не из Ульяновска. Вы живете под Ульяновском, и все очень скромно, действительно очень скромный дом. И, как я понимаю, наверное, этот скромный быт и стал причиной того, что ты оказался в тюрьме, — неожиданно заявляет ведущий, но тут же поправляется. — Потому что все-таки речь шла о том, что вы могли откупиться, если бы дали семье Дианы Шурыгиной миллион [рублей] (сторона Семенова утверждала, что Шурыгины требовали эту сумму за отзыв обвинений в изнасиловании — прим. «Ленты.ру»).

Семенов оказался небогатым на откровения собеседником: доброжелателен, но сдержан, и отвечает односложно, не в пример эмоциональным пассажам Шурыгиной, приносившей запредельные рейтинги программе Малахова в бытность работы на Первом канале. Он не хочет поносить ни Диану, ни еще одного участника событий — Александра Рухлина, который вступил в половой акт с Шурыгиной в тот же вечер, но избежал наказания. По версии Семеновых, Рухлин откупился от Шурыгиных.

Впрочем, красноречие Семенову не понадобилось. Всю грязную работу за него сделали гости студии, бросавшиеся друг на друга, как цепные псы, в попытке доказать свою правоту. Женщин раздражало, что из Семенова, вину которого признал суд, пытаются сделать жертву, мужчин — что девушка сама виновна в собственном изнасиловании, поскольку провоцировала молодого человека.

К середине программы возгласы гостей слились в трудноразличимый гам, который ведущий был не в силах контролировать.

Александра Холошина (внучка актера Олега Стриженова): Почему морального урода, который отсидел за изнасилование, встречают как героя?

Блогер Илья Анищенко: Диана после того как вышла из комнаты, продолжила бухать, пить, ее никто там не бил. Ее избил папа, это видели три человека!

Модель Диана Пегас: Ей было плохо, потому что она пила водку!

Чтобы разбавить гвалт, Малахов время от времени переключал внимание «экспертов» на картины «шикарной жизни» Шурыгиной, которая обрушилась на девушку после его телеэфиров. Нарезку кадров, на которых Шурыгина примеряет платья, кружится на балу и упражняется с пилоном, чередуют с фрагментами из тюремной жизни Семенова.

Малахов: Как изнасилованная спустя месяц может ехать в машине с мужиками, показывать язык и «массировать свое тело»? Как изнасилованная может спустя три месяца после произошедшего танцевать у пилона?

Блогер из зала: От лица всех адекватных парней я говорю: то, что сейчас имеет Диана Шурыгина, это грязный, вонючий хайп, которого она недостойна. Она сама ничего не сделала. Она просто подло обманула всех и оклеветала семью. А Сергею я желаю удачи.

Отар Кушанашвили: Насилие над женщиной, которая не может оказать сопротивления, — расстрельная статья. Но мир сошел с ума. Жалко обоих: жалко парня, которому чуть не сломали судьбу. Но вот на что я обратил внимание. Подозрительно быстро в новой форме освоилась Диана Шурыгина. Подозрительно быстро она стала человеком, который ждет звонков с предложением где-то выступить.

Зал: А он [Семенов] подозрительно быстро вышел [из тюрьмы] и оказался в студии!

Особенно блистал лидер движения «Гражданское право» Павел Пятницкий. Пламенный трибун и защитник Семенова внезапно заговорил по фене и быстро рассудил ситуацию по законам зоны, чем сорвал овации.

Пятницкий: В армии и на зоне лучше любого адвоката и психолога вскрывают людей. И если бы он был мразью и действительно был бы виноват, его бы там загнобили, потому что педофилов, насильников там гнобят.

Блогер Олег Хамов: Я знаю, как сидел Сергей. С ним сидели мои знакомые. Я их знаю, ребят. Его никто не опустил на зоне! А Диану мы забирали с Арбата пьяную ночью. Я ни за кого сегодня, но я больше чем уверен, что вся правда на стороне Сергея.

Голосом здравого смысла могла бы выступить многодетная мать и правозащитница Надежда Юшкина, которая попыталась отделить мух от котлет. «Никакое примерное поведение не оправдывает мерзкого поступка, что он совершил, — надрываясь, пыталась прорваться она сквозь непрекращающийся поток выкриков. — Какая бы ни была женщина, никто не дает права ее насиловать, даже если она валютная проститутка! С кем она спала до этого, как она себя ведет — это никому не дает права пользоваться ее пьяным состоянием!»

Юшкину поддержали женщины в студии и один адвокат, однако в конце концов ее голос потонул в океане перекрестного крика.

Вступиться за Шурыгину попыталась журналистка «Комсомольской правды» Наталья Варсегова.

Варсегова (обращаясь к Семенову): Я так рада сказать тебе в глаза, что ты сломал девочке жизнь (студия улюлюкает). Ты не только девочке жизнь сломал, ты сломал жизнь ее семье, себе. Непонятно, как эта история отразится на всех ваших судьбах. Катком прошлась по вам, по всем эта история. Почему-то до сих пор ты сидишь здесь ангелочком! Кстати, защитнички! Вы не понимаете, что, защищая, вы толкаете его дальше на подобные преступления.

Пятницкий: Вас бы взять и толкнуть к психоневрологу. Его никто не защищает. Когда начали чморить семью Шурыгиной, когда начали за ними следить, резать отцу колеса, я открыто призывал всех остановиться!

Журналистка попыталась направить разговор в конструктивное русло.

Варсегова: Я читала уголовное дело. Я читала допросы, которые там есть. В уголовном деле есть одно очень существенное обстоятельство — самый первый допрос второго парня, Саши Рухлина, который говорит, что Сергей, сделав свое дело, спустился в сауну, сел рядом с ним и сказал: «Там лежит легкодоступная девица, можешь к ней сходить». После этого Рухлин поднялся.

Попытка поговорить на языке фактов тут же захлебнулась в красноречивых пассажах Пятницкого.

Малахов: Давайте все успокоимся! Сейчас еще одна короткая реклама, а сразу после нее будет жарко! Мама Сергея Семенова и Диана Шурыгина. Оставайтесь с нами.

«Участие в такой мерзкой программе недопустимо»

После рекламной паузы редакторы программы пустили тяжелую артиллерию. На шоу приехала руководитель детского православного приюта «Дом милосердия» матушка Евгения Ватейчкина. Семенов пожертвовал приюту гонорар за съемки, который команда Малахова предлагала ему, когда тот отбывал наказание. Матушка попыталась быть объективной, но в итоге все равно оказалась пристрастной.

Матушка: В церкви это называется блудный грех. Но я вижу и Диану, которая далеко не отличается целомудрием, к сожалению. И в общем-то я верю в то, что действительно это было по обоюдному согласию. Вообще, я вижу Сережу как хорошего человека, и он внушает мне доверие. Я вот сегодня приехала сюда, чтобы поблагодарить его за помощь, которую он оказал детям нашего приюта. Благодаря ему, детки наши пошли в сентябре в школу в новой школьной форме.

Ватейчкину то и дело пытается прервать Пятницкий, но его останавливает Кушанашвили. «Дайте ей сказать. Это другого уровня человек», — взывает он.

Варсегова: Мать Шурыгиной, Наталья, говорит, что весь год они прожили, как в аду, и только-только начали дышать свободно. Я думаю, что в аду прожила и семья Сергея Семенова. Как в аду прожили все те, кто хоть как-то был вовлечен в эту историю. И хоть бы этой программы не было, потому что так хочется, чтобы этот хайп поскорее закончился. Я была бы очень признательна Сергею, если бы этот хайп прекратил именно он. Даже если он невиновен, участие в такой мерзкой программе недопустимо. То, что здесь сейчас происходит, — это очень стыдно.

Пятницкий: А знаете, почему стыдно? Потому что мы все друг друга перекрикиваем и орем.

Варсегова: Так вы громче всех и орете.

Пятницкий Я пытаюсь докричаться до вас!

Матушка: Я бы хотела сказать и родителям Дианы, и всем родителям, чтобы побольше обращали внимания на духовно-нравственное воспитание своих детей, и с детства воспитывали их целомудренными. И тогда мы не будем свидетелями таких неприглядных историй.

«Мне очень повезло. Она офигенный человек»

Значительно меньший накал царил на Первом канале, где обсуждали ту же самую тему, но уже с Шурыгиной, которая пришла на программу с температурой. На первый взгляд показалось, что редакторы «Пусть говорят» постарались насытить передачу хоть какой-то новой информацией и избежать досужих обсуждений и без того затертой темы.

В рукаве авторов шоу были припасены две сенсации. Так, адвокат Шурыгиной Наталья Глухова заявила, что освобождение Семенова было незаконным, поскольку Шурыгиных об этом не известили несмотря на то, что это положено по закону. Кроме того, семья обидчика не выплатила жертве компенсацию. Конструктива, однако, не вышло с самого начала.

Адвокат Евгений Черноусов: Нет-нет-нет. Я не согласен! Была завышена квалификация. О чем это говорит: а все сомнительно. Суд наконец-то понял, что все сомнительно, и, слава богу, освободил молодого человека (срывается на крик). А я вообще считаю, он должен быть оправдан.

Адвокат Роман Ардыкуца: А почему не спросили мнение Шурыгиной?

Черноусов: Не надо ничьего мнения там спрашивать!

Заслуженная артистка России Галина Коньшина: Она уже свое мнение высказала, когда его заключили под стражу. Еще теперь надо ее мнение, чтобы его освободили. Не много ли это для нее?

После очередной порции общественного порицания на сцену ввели саму Диану Шурыгину, которую, как сообщили Борисову редакторы, воспоминания о той истории «опять доводят до слез». Диана предстала перед зрителями остепенившейся.

Ведущий Дмитрий Борисов: Как ты восприняла досрочное освобождение Семенова?

Шурыгина: Я бы сказала, это был легкий шок. Сразу, конечно же, возник вопрос, почему так рано. То есть даже не три года (первоначально суд назначил Семенову наказание в виде восьми лет колонии, а затем снизил до трех лет и трех месяцев — прим. «Ленты.ру»).

Борисов: Каково тебе слышать обвинения в том, что ты чуть ли не покалечила жизнь парню?

Шурыгина: Если честно, я уже забила, извините за выражение. Не знаю, как выразиться мягче. Мне уже все равно, что говорят люди. Они это делают, потому что всем скучно, я уже это поняла. Люди не изменят своего мнения обо мне, иначе они будут выглядеть глупо. Это уже просто прикол.

Голос из студии: Чувак год отсидел. Это прикол?

Шурыгина Я говорю, что для людей прикол. Они мне в любом случае не поверят, что бы я ни сказала, хоть убейся.

Борисов: Ты бы хотела сказать что-то Сергею?

Шурыгина: А что ты тут скажешь человеку, который сам поверил в то, что невиновен. Что скажешь человеку, который сидит, как король (изображает Семенова). «Диана, я тебя прощаю. Я такой благородный».

Борисов: Твоя жизнь изменилась после славы?

Шурыгина: Конечно, изменилась. Ну во-первых, я повзрослела. В любом случае, время идет и я меняюсь. Я не осталась той 16-летней девочкой.

На нападки со стороны гостей телешоу девушка старалась не реагировать. Девушку обвиняли в лицемерии, настаивая на том, что настоящие жертвы изнасилования не ведут себя подобно Шурыгиной. Ей вновь припомнили видео с мужчинами, снятое вскоре после произошедшего на «вписке». На видео девушка, сидя на переднем сидении автомобиля, подпевает песне «Все, что мы любим — секс, наркотики», эротично открывает рот и трогает себя руками.

Борисов: Глядя на этого парня сейчас, можешь сказать, тебе его не жалко? Какой ход истории для тебя идеальный? Чтобы он вернулся в тюрьму?

Шурыгина: Я просто хочу, чтобы он все осознал. Он же ничего не понял. Он же считает себя героем (горячится). Люди говорят, что я считаю себя героиней. Это все они установили норму, что жертва должна прийти (изображает плачущего человека), вены себе резать и сидеть в уголочке. Они установили такие нормы, как я должна страдать. Но каждая девочка реагирует на ситуацию по-разному. Откуда вы знаете, может, я по ночам в подушку плачу! Как вы можете говорить, что я бесчувственная тварь. Но это ваше дело, говорите, что хотите, мне уже плевать.

Борисов: Ну ты расскажи: плакала в подушку?

Шурыгина: Плакала, конечно, как же без этого. И не хотелось жить. И к психологу ходила. Я просто такой человек, что не буду это выставлять.

Вторым эксклюзивом, по всей видимости, должно было стать заявление матери Дианы — Натальи. Женщина объявила, что нашла в уголовном деле доказательство того, что изнасилование было спланированным. «Это новые громкие новые обвинения, которые звучат сегодня в этой студии», — воодушевился было Борисов.

Наталья Шурыгина: Я ознакомилась с делом и считаю, что изнасилование было спланировано. Потому что на одежде Дианы были слюна и сперма Сергея. А на одежде Семенова ничего не было, а всем известно, что она его, извините за выражение, облевала. Значит, он сразу ушел из того дома и все постирал.

Голос из студии: Знаете, если бы меня облевали, я тоже пошел постирать одежду.

Голос из студии: А где умысел?

На этот вопрос женщина ответить не смогла. Диана в недоумении повернулась к матери: « Я не понимаю, зачем ты это сказала. Ты не так выразилась, наверное». «Да, я не так выразилась. Просто он после преступления делал все с умом», — согласилась Шурыгина-старшая.

Диалога с Дианой не вышло. Участники шоу то и дело задавали ей вопросы, на которые она неоднократно отвечала.

Диана Шурыгина: Стоп. Мне это уже все надоело. Я уже все это проходила недавно. На все эти вопросы я уже отвечала. Не вижу смысла в этом копаться. Поэтому я ухожу. Все рассказано, все доказано. Дальше обсуждать — это тупо, нет смысла об этом больше разговаривать.

Блогер Андрей Борисов: Ты сказала, что Сергей не должен быть царем. Но мы тут все сидели и два часа ждали, потому что ты выбирала одежду.

Шурыгина: Да меня с температурой сюда вытащили. Я что, должна была в пижаме идти? Все, я пошла спать.

Главная героиня действительно ушла, но уже через несколько минут вернулась в студию, за руку с мужем Андреем Шлягиным. Девушка вышла замуж за оператора Первого канала в октябре 2017 года. Шлягин говорит, что знал ее по «мемкам», но ни одной программы с ней не видел.

Борисов: Андрей, каково это — быть мужем Дианы Шурыгиной?

Шлягин: Мне великолепно. Я ее очень сильно люблю и считаю, что мне очень повезло. Она офигенный человек.

Под занавес шоу студия решила, что Шурыгиным необходимо встретиться с Семеновым, чтобы спокойно все обсудить.

Наталья Шурыгина: (после уговоров) Я готова с ним встретиться.

В финале Шурыгину попросили обратиться к Семенову.

Шурыгина: Я? Так, где у нас камера? Волнительный такой момент — обращаться к своему насильнику. Поздравляю, что сказать. Я надеюсь, ты все поймешь и осознаешь хотя бы внутри себя. И больше никогда, даже если знаешь, что девушка никому об этом не расскажет, не полезешь к ней, и отступишь после отказа. Потому что это кошмар. То, что я пережила, это жесть. Я просто этого не показывала. А ты, конечно, козел.

Борисов: По-твоему, он может остаться на свободе?

Шурыгина: Пусть живет, пусть идет в священники, как он и хотел.