Расчленяй и властвуй

Самая опасная банда Татарстана закопала врагов живьем и спрятала свои миллиарды

Кадр: фильм «Большой куш»

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных организованных преступных группировках 1990-х. В предыдущей статье речь шла об ОПГ «Уралмаш»: безжалостно устранив конкурентов, она стала главной в столице Урала Екатеринбурге — но совершила роковую ошибку, вступив в конфликт с «патриархом» воровского мира Асланом Усояном (Дед Хасан). Впрочем, в то темное время были банды, куда более жестокие, чем уральская группировка: одним из самых «отмороженных» считалось организованное преступное сообщество (ОПС) «29-й комплекс» из Набережных Челнов. Закапывать заживо и расчленять жертв для ее членов было обычным делом, а могильщики и чистильщики входили в банду на постоянной основе...

Родом из подворотен

В 70-е годы в Набережных Челнах начался настоящий «демографический бум»: со стартом возведения предприятия-гиганта «КамАЗ» (годом начала постройки знаменитого Камского автомобильного завода принято считать 1969-й) в населенный пункт в поисках работы потянулся народ со всех уголков Советского Союза. Из-за увеличения населения (ежегодно прибывало около 40 тысяч человек) меняться стали и сами Набережные Челны. В городе, как грибы после дождя, росли жилые микрорайоны, которые назывались комплексами.

Город не был уникален: в середине 80-х годов в нем, как и по всей стране, стали возникать преступные группировки — ими мог «похвастаться» каждый микрорайон Набережных Челнов. Со временем среди местечковых банд выявился лидер — крепкие парни из 29-го комплекса. Во главе группировки стоял некто Мансур Сафин, человек, который, по воспоминаниям других членов банды, отличался крайней амбициозностью и жестокостью, но за счет явных лидерских качеств умел сплотить вокруг себя мощную бригаду.

Отбор в ряды «29-го комплекса» был суровым: боец должен был быть сторонником здорового образа жизни — не пить, не курить и, само собой, не употреблять наркотики. И если по первым двум пунктам допускалось легкое послабление — например, во время каких-либо застолий не возбранялось пропустить рюмку-другую и затянуться сигаретой, то рискнувших попробовать «дурь» ждало как минимум исключение из рядов группировки. А если боец под «зельем» успел еще и набедокурить, его могли сурово избить и даже убить.

Вскоре Сафину в своем комплексе стало тесно, и он пошел войной на соседние микрорайоны. Хорошо натренированные им самим отморозки, вооруженные, как правило, кусками арматуры, цепями и камнями, с особым остервенением расправлялись с теми, кто посмел оказать сопротивление и не подчинился воле бандитов. После каждого подобного набега в городскую больницу неизменно поступали пациенты: кто с переломанными ребрами, кто с отбитыми почками, а кто и с проломленной головой. Такими событиями не могла не заинтересоваться местная милиция. Сыщикам понадобилось совсем немного времени, чтобы понять, чьих это рук дело. И вскоре Сафин и несколько приближенных ему головорезов оказались на скамье подсудимых, откуда отправились прямиком по этапу.

Мансур был сильно раздосадован таким поворотом событий, но за судьбу своего детища не опасался: будучи у руля, он успел воспитать достойную замену — Адыгана Саляхова по кличке Алик. Саляхов влился в ряды группировки в 1987 году, когда ему уже исполнилось 25 лет. Несмотря на возраст и неплохой социальный статус, Адыган являлся директором одной из местных спортивных школ, начинал он с низов: был простой «шестеркой» на службе у босса, но быстро пошел на повышение. В ретивом новичке Сафин разглядел черты, которые были присущи ему самому, и вскоре Саляхов стал правой рукой лидера ОПГ. Мансур полагал, что во время его отсутствия Адыган станет врио главы ОПГ и присмотрит за подчиненными, но вышло иначе: Саляхов воспользовался случаем и провозгласил себя новым главой «29-го комплекса».

Штатные могильщики

Оказавшись во главе группировки, которая к этому времени благодаря успехам в побоищах с соседями расширила свое территориальное влияние и превратилась в организованное преступное сообщество, Саляхов прежде всего начал демонстрировать своим молодчикам собственное могущество. В отличие от толерантного к критике Сафина, новый начальник калечил за любое замечание в свою сторону. Помощь ему не требовалась: Алик обладал мощным телосложением и одним ударом мог вырубить любого. Как-то, уже будучи матерым главарем, в одном из столичных ресторанов он из-за брошенного в его адрес неуважительного слова выстрелил в голову сидящему за соседним столиком офицеру запаса. Тот чудом выжил, а Саляхову пришлось отдать большую часть общака, чтобы откупиться. Зато слава о непотопляемости лидера быстро разошлась, прибавив Алику уважения в глазах подчиненных.

Мансур Сафин вернулся в родной город в начале 90-х и сразу понял: здесь ему не рады. Уступать своих позиций Алик не собирался, и его поддерживало большинство членов группировки. Большинство, но не все: некоторым бойцам агрессивная философия нового лидера так и осталась чужда, и они были бы отнюдь не против возвращения к власти предыдущего главаря. Саляхов это понимал и поэтому принял решение, которое казалось ему единственно верным: устранить ненужного конкурента. Приспешники Адыгана подстерегли Мансура в момент, когда тот приехал в свой строящийся особняк, чтобы обсудить с прорабом дальнейшие работы. Едва он вошел во двор, раздалась автоматная очередь, и изрешеченный пулями Сафин упал замертво.

Понимая, что в самобытном виде его «организация» долго не просуществует, Саляхов решил провести внутреннюю реформу. Первым делом он назначил себе двух замов — Юрия Еременко (Ерема) и Александра (по другим данным — Алексея) Власова (Шурин): в отличие от предшественника, выбирал Саляхов исходя из других качеств характера, главным из которых было отсутствие у парочки излишней амбициозности. Так во всяком случае казалось самому Алику. Появился у «29-го комплекса» и штатный киллер, Михаил Беленко (Беляныч). С оружием проблем не было: ОПС обзавелось целым арсеналом, где, среди прочего, были автоматы Калашникова, пистолеты ТТ, обрезы, охотничьи ружья и гранатометы. По одним данным, поставки банде шли прямиком из Чечни, по другим — ОПС удалось наладить прочные связи с оружейной мафией Ижевска.

Своеобразным ноу-хау от Саляхова была «должность» главного могильщика группировки, которую занял Вячеслав Федоров по кличке Парасоль. Миссия того была предельна ясна: присылать подчиненных по первому же вызову, дабы те ликвидировали последствия деятельности своих товарищей и избавлялись от трупов. Чистильщики, у которых в багажниках авто всегда лежал необходимый в работе инвентарь, топоры и лопаты, подходили к делу крайне ответственно: в рекордно короткие сроки прибывали на место, частично расчленяли труп (отрубали голову и кисти, чтобы тело было сложно опознать) и закапывали «детали» в разных местах. Вскоре это стало считаться фирменным знаком «29-го комплекса».

Из показаний одного из могильщиков ОПС «29-й комплекс» Наиля Зинатуллина, данных в мае 2002 года:

«Я голову отрубил топором с двух-трех ударов. А кисти рук с одного удара топором. Лопатами углубили межу-канаву, которая разделяет поле от посадки молодых сосен. Сбросили туда труп Н. (местного предпринимателя, который был неугоден бандитам — прим. «Ленты.ру») и закопали».

Заживо погребенные

К слову, работы у бригады чистильщиков всегда было достаточно. Например, в момент, когда «29-й комплекс» активно «прогибал» под себя торговцев рынка «Автозаводский», расположенного в ранее порабощенном бандитами 53-м комплексе. Отказ любого коммерсанта платить дань Саляхов воспринимал как личную обиду и сразу давал отмашку карательному отряду. Вскоре на рынке один за другим стали пропадать владельцы палаток, и среди предпринимателей поползли слухи: мол, в лучшем случае коммерсанты были убиты и расчленены, а в худшем — погребены заживо, что подтвердили результаты судмедэкспертизы обнаруженных трупов. Такая «слава» сломила все сопротивление, и рынок оказался во власти ребят Саляхова.

Не обошли бандиты своим вниманием и завод «КамАЗ»: ловко подвинув всех стремящихся к кормушке конкурентов, бандиты стали взимать дань как с сотрудников и руководителей завода, так и с обычных покупателей. Дошло до того, что приобрести знаменитый грузовик можно было только через договор с членами ОПС: продавцы так и говорили прибывшим за машиной гражданам — мол, идите сначала с ребятами пообщайтесь, а потом уже к нам. Все магазины автозапчастей «крышевались» теми же молодчиками. Под контроль попала вся развлекательная сфера Набережных Челнов: директора кафе и ресторанов, руководители ночных клубов и, конечно, сутенеры с наркодилерами — все несли свою дань в общак ОПС.

Впрочем, деятельность «29-го комплекса» не ограничивалась одними лишь Набережными Челнами: бандиты стремились взять под контроль и бизнес в близлежащих городах. А особо прибыльные предприятия, такие как расположенный в Елабуге мясокомбинат «Модуль», молодчики и вовсе забирали себе при помощи рейдерских захватов, ставя во главе своих наместников. Но с ними не всегда все было гладко.

Например, в той же Елабуге у бандитов возник конфликт с руководителем двух ликеро-водочных заводов, которые базировались при агрофирме «Петровская», Рафисом Лукмановым. Тот считался членом ОПС — но не спешил четко следовать правилам банды и отдавать «наверх» большую часть нажитого непосильным трудом, да и вообще, с точки зрения некоторых участников «29-го комплекса», иногда поступал не по «понятиям». К тому же мнительный Саляхов подозревал, что активный и пользующийся авторитетом у «братвы» Лукманов метит на его место. Поэтому Аликом было принято решение коммерсанта ликвидировать. Но первая атака киллеров во главе с наемным убийцей по кличке Чарли закончилась позором для них самих. Ворвавшись в дом жертвы, киллеры открыли огонь по ничего не подозревающему Рафису, который спал в своей постели. Однако цели почему-то достигла только одна пуля, да и та угодила в ногу. Лукманов, поджав под себя конечность, упал на живот и замер. Когда один из киллеров перевернул его на спину, вся грудь жертвы была в крови. Решив, что Рафис мертв, наемники пожалели пули для контрольного выстрела и спешно скрылись. А коммерсант, кое-как доковыляв до телефона, вызвал скорую. Ранение оказалось несерьезным, и, покинув больницу, Рафис и его приближенные одного за другим уничтожили всех киллеров.

Но бандиты тут же предприняли вторую попытку расправы над неугодным. В 1996 году новая группа ликвидаторов, которую самолично возглавил главный киллер «двадцатидевяточников» Беляныч, прибыла в жилище Лукманова и устроила там кровавую бойню. Штурмом дом брать не пришлось: хозяин, который в этот день принимал гостей, знал троицу, поэтому спокойно впустил молодчиков внутрь и пригласил к столу. Выпив по положенной за опоздание штрафной рюмке, отморозки достали пистолеты и открыли огонь по присутствующим. Не пожалели никого: ни самого Рафиса, ни его сына-подростка, ни участвовавших в застолье людей, среди которых были три женщины. Расправившись с жертвами, бандиты поставили в микроволновку граненый стакан, доверху наполненный бензином, с расчетом на то, что произойдет взрыв и все жилище загорится. Однако их план не сработал, и окровавленные тела нашла вернувшаяся домой мать Рафиса.

Столичные гастроли

К моменту расправы над Лукмановым Саляхов уже года три как обитал в Москве, куда, прихватив всех своих приближенных, отправился в конце 1993 года. Незадолго до отъезда Алик решил осуществить давнишнюю мечту и расправиться с недругом — лидером ОПГ «26-й комплекс» Василием Лысых (Вася Рыжий). По приказу босса отморозки расстреляли авторитета прямо в машине. И после этого Саляхов, Еременко и Власов с чувством выполненного долга отправились покорять столицу. Они быстро влились в ряды активно действовавшей в городе казанской ОПГ.

В деньгах гастролеры особо не нуждались: ставленник Адыгана в Набережных Челнах Рузаль Асадуллин (Рузалик) исправно отсылал боссу несколько миллионов рублей в месяц. Деньги доставлялись адресату прямо в мешках, которые бандиты самолично грузили в багажный отсек пассажирских самолетов. На эти барыши Саляхов и его приспешники купили элитное жилье и подались в бизнесмены. Сообразив, как можно легализовать ношение оружия, бандиты создали частное охранное предприятие «Барс». Детище приносило весомый доход: все заинтересованные вскоре прознали, что на работу в «Барс» поступают сплошь бывшие сотрудники различных силовых структур, и отбоя от клиентов не было.

Тем временем в Набережных Челнах как мог правил Рузалик. Нового лидера многие члены ОПС недолюбливали из-за мелочности и мстительности — но из-за тех же качеств Асадуллина и опасались. Помимо выполнения своей главной функции — сбора дани, Рузалик мечтал завоевать в преступном мире непререкаемый авторитет и потому действовал очень жестко. Так, при нем одним из членов «29-го комплекса» было совершено дерзкое убийство лидера ОПГ поселка ГЭС Наиля Хабибуллина, всколыхнувшее общественность. Киллер расправился с мужчиной около одной из городских школ в момент, когда во дворе учебного заведения находились дети. Вместе с учениками там присутствовал физрук, который, рискуя жизнью, попытался задержать убийцу. Бесстрашного сотрудника школы спасло лишь то, что у ликвидатора заклинил пистолет. Наемнику в итоге удалось скрыться.

Но вскоре Рузалик переключился с отработки имиджа вначале на алкоголь, а затем и на наркотики. Четко выстроенная еще при Сафине система дала сбой: вслед за шефом к «зелью» пристрастились и подчиненные. Вскоре Асадуллин, которому постоянно требовались деньги на дозу, стал хитрить и утаивать часть общака. Уменьшение «дани» тут же заметил Саляхов. Неизвестно, чем бы тогда закончилось это противостояние, если бы Рузалик в 1998 году не угодил в тюрьму: находясь «под кайфом», он до полусмерти избил одного из посетителей ночного клуба. Откупиться у Асадуллина не получилось, и он попал на нары.

Подобный расклад вполне устроил Алика, и новым наместником стал его родственник Рамиль Валеев (Рамушкин). Тот оказался практически идеальным лидером: быстренько почистил свои ряды от наркоманов и алкоголиков (в отличие от столичных коллег, Рамушкин предпочитал лишней крови на душу не брать и просто выгонял таких из группировки) и наметил курс на легализацию деятельности ОПС. Мастер диалога Валеев все конфликты с подчиненными и конкурентами старался перевести в дипломатическую плоскость и решать вопросы без применения оружия. Однако недолго Саляхов радовался своему удачному выбору. Вернувшийся в 2001 году с зоны Рузалик тут же предъявил свои права на преступный «трон» Набережных Челнов — и, получив жесткий отпор, затаил обиду.

Игры престолов

Идея расправиться с Рамушкиным посетила Рузалика в момент, когда его обидчик, ко всему прочему, напомнил Рузалю о долге: в 1997 году Валеев занял Асадуллину 40 тысяч долларов. Учитывая дефолт 1998 года, на деле эта сумма преобразовалась в огромное бремя, которое Рузалик потянуть никак не мог. И тогда беспощадный бандит решил убивать. Но не своими руками: он дал задание своему водителю и телохранителю Ильшату Галиеву (Плохиш), который был безумно предан хозяину. Кроме того, Плохиш был профессионалом своего дела: бывший спецназовец являлся великолепным стрелком, что не раз демонстрировал и на тренировках, и в бою.

Верный Галиев ждал отмашки, но Рузалик никак не мог решиться на такой шаг. И вовсе не из-за жалости к бывшему другу: Асадуллин знал, что после этого ему с большой долей вероятности придется пуститься в бега. Саляхов сразу поймет, чьих рук это дело, и организует «ответку». К слову, Адыган уже пытался устранить Рузалика, но тот вовремя об этом прознал и силами своих приближенных успел устранить отправленного по его душу ликвидатора.

Помощь пришла, откуда не ждали: с Рузаликом связались главные приближенные Алика — Ерема и Шурин. Те самые, которых Саляхов назначил своими помощниками, полагая, что у бандитов отсутствуют амбиции. Главарь ОПС ошибся. Переехав вместе с шефом в Москву, и Еременко, и Власов мечтали о лидерстве. Но лидерстве теневом: становиться во главе сообщества и рисковать своими жизнями они не хотели, в планах у криминального дуэта было заполучить главаря-марионетку, которым можно было бы управлять. С твердохарактерным Саляховым такой номер не проходил: как-то Ерема вздумал сойтись с начальником в споре и в итоге был жестоко избит. При этом бандиты понимали, что любой прокол в попытке расправиться с Адыганом будет означать могильный крест для них самих. Поэтому они и решили действовать руками Рузалика, пообещав ему безоговорочную поддержку. Серые кардиналы «29-го комплекса» рассудили, что стать «кукловодами» при Асадуллине будет вполне возможно.

Воодушевленный поддержкой весомых участников ОПС, Рузалик наконец отдал приказ Галиеву, и тот 30 августа 2001 года отправился на дело. До этого Плохиш успел основательно повертеться во дворе многоэтажки 45-го комплекса, где жил Рамушкин, и приметить себе идеальное для «работы» место — окно подвального помещения. Затаившись в своем укрытии, киллер дождался, пока Валеев в окружении двух телохранителей выйдет из подъезда и направится к машине, после чего выстрелил из автомата всего один раз. Этого хватило: пуля угодила Рамушкину в печень, шансов выжить у того не было.

Узнав о смерти ставленника, Саляхов почувствовал, что следующим на очереди будет он. И не ошибся. С момента убийства Рамушкина прошло всего несколько дней, как было совершено покушение на Алика. Тот остался жив только благодаря исключительному везению: у киллера заклинило пистолет, и Саляхов успел скрыться. После этого Адыган подался в бега. О своем маршруте он известил Ерему и Шурина: Алик даже подумать не мог, что те являются «крысами». А раздосадованные живучестью врага Еременко и Власов решили пойти другим путем: они сообщили о передвижении босса сотрудникам правоохранительных органов.

Саляхова задержали 11 сентября 2001 года на станции Брянск: не ожидавшего такого поворота событий главу ОПС попросту сняли с поезда. Впрочем, Алик продолжал руководить своими бандитами и из СИЗО. На место покойного Валеева он решил поставить его правую руку, 33-летнего Сергея Андрейченко. Это оказалось фатальной ошибкой: впечатленный убийством шефа, Андрейченко жутко боялся за свою жизнь. По Набережным Челнам он передвигался исключительно в бронежилете и в окружении многочисленных телохранителей. Но, даже используя такие меры, новый ставленник в безопасности себя не чувствовал. В итоге, не продержавшись на посту криминального главы даже месяца, Андрейченко решил оставить преступную деятельность и начать сотрудничать с УБОП.

Подарок для силовиков

Решение Андрейченко было как нельзя кстати для борцов с оргпреступностью: к тому времени у них было в разработке заявление от местного коммерсанта, которого члены «29-го комплекса» принуждали переписать свою долю на предприятии, и для этого даже посадили на наркотики сына бизнесмена. Кроме того, с повинной к ним пришел один из ликвидаторов бригады киллера Беляныча, который во время устранения целей работал на подстраховке у «коллег». В итоге показаний Андрейченко хватило с лихвой, чтобы открыть охоту на активных членов ОПС.

Ерема и Шурин, прихватив с собой Беляныча, кинулись искать спасения в Одессе: этот город наравне со столицей был хорошо знаком банде. Впрочем, знали это и стражи порядка. Организованная на Украину командировка была успешной: оперативники задержали Ерему и Беляныча, но хитрый Шурин тогда успел скрыться. Впрочем, его поимка была делом времени: Власова нашли в 2007 году в Раменском районе Подмосковья. Дольше всех удавалось скрываться Рузалику. Он умудрился обзавестись поддельным паспортом и, став гражданином Греции по имени Янис, обосновался в Киеве, где его и задержали сыщики.

Первый суд над участниками ОПС «29-й комплекс» состоялся в 2004 году. На скамье подсудимых во главе с лидером Адыганом Саляховым оказалось 33 человека. Специально для этого события в зал заседаний было преобразовано спортивное помещение УВД Советского района Набережных Челнов. Там вдоль одной из стен пришлось соорудить несколько клеток для многочисленных подсудимых. В процессе были заслушаны показания 500 граждан, к которым была применена уже удачно использованная в суде над ОПГ «Хади Такташ» программа защиты свидетелей.

Юрия Еременко обвиняли по девяти статьям Уголовного кодекса. Он стал единственным членом банды, получившим пожизненное заключение. Алик и Беляныч отделались 25 годами в колонии строгого режима, а остальные участники получили сроки от 6 до 20 лет лишения свободы. Власов предстал перед судом в мае 2010 года и получил 15 лет лишения свободы, Асадуллин — в марте 2017 года: он, как и Саляхов, получил 25 лет колонии. Именно приговор Рузалику означал окончательный разгром некогда грозного и всемогущего преступного сообщества. Вместе с тем неизвестной осталась судьба бандитского общака, который к моменту ареста главаря ОПС насчитывал десятки миллиардов рублей. В чьих руках оказались огромные деньги, по сей день остается загадкой. Поговаривают, что тщательно припрятанный капитал ждет возвращения с зоны своего хозяина Адыгана Саляхова.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайся!


Звери с Чумного озера
Щелковская ОПГ не знала пощады и отправляла жертв на корм рыбам
Земля и доля
Подмосковные крестьяне бьются с Грудининым за свои гектары
Огонь, вода и бандитские трупы
На работе он стреляет в боевиков, а по выходным людей спасает
Темные времена
Лихие 90-е: спецпроект «Ленты.ру»
Восстание зануд
Первый тест самой странной Audi нашего времени – лифтбека A7 нового поколения
Тест: Made in USSR? Точно?
Угадай машину, придуманную в СССР
Самая лучшая Audi наших дней. Или нет?
Видео: первый тест Audi A7
Сегодня ничего не произошло
Длительный тест Hyundai Sonata: итоги, конкуренты, стоимость владения
Abandoned Howey MansionИ тишина
Прекрасные заброшенные уголки мира
В комнате пыток
Сколько стоит самое дешевое и страшное жилье в Москве
Он же памятник
Угадай полководца: хитрый военный тест «Ленты.ру»
Соседи из ада
Интеллигентные жильцы превратили жизнь москвички в кошмар