Любовь и угги

Самая уродливая обувь на свете вновь захватила женские ноги

Фото: David M. Benett / Dave Benett / Getty Images

Как это нередко бывает в моде, в нее иногда входят (и даже надолго там остаются) вещи не только неожиданные, но порой, на первый взгляд, антимодные. Так произошло с ужасными для несведущего в моде человека «кроксами». Так же случилось и с сапожками из овчины, похожими на валенки и придуманными для калифорнийских и австралийских виндсерферов.

Здравый смысл vs. Модный дух

По большому счету и строго говоря, угги (так их назвали по имени самого, пожалуй, раскрученного из многочисленных производителей, бренда Ugg) — не сапоги и даже не валенки (хотя жителям суровой российской лесополосы кажутся именно таковыми), а что-то вроде толстых теплых носков. При этом, как ни смешно звучит, это пляжная обувь: ее надевали серферы на замерзшие ноги, стянув гидрокостюмы после тренировки в прохладной океанской воде. Ходить в уггах в городе изначально не предполагалось, у них даже подошва была хлипкая, под мелкий песочек.

Угги — закономерное порождение спортивной культуры, которая сделала модным очень многое. Тридцать пять лет назад из каждого утюга в советской стране неслось, что кроссовки (особенно, конечно, заграничные) — обувь вредная для ног, которую, так и быть, можно носить на стадионе, но не более того, ибо они порождают плоскостопие, потливость ног и чуть ли не родильную горячку. Однако советские модники следом за западными пренебрегали этими сомнительными советами и добывали кроссовки всеми правдами и неправдами, а потом носили и в пир, и в мир, и в добрые люди. В какой-то момент обычные «кроссы» превратились не просто в дорогой, а в запредельно дорогой дизайнерский объект. То же произошло и с уггами: сугубо практичную и далекую от всякого даже намека на изящество вещь причуды fashion-постмодерна превратили в хит и мастхэв.

Пришествие уггов с австралийских и калифорнийских пляжей в массовую моду случилось на Западе в середине нулевых, а в России, где (по причине неповоротливости ли отечественных вкусов, по вине ли таможенных препон) все происходит с небольшим запозданием — на их излете. Можно сказать, что угги стали одним из первых предметов гардероба, введенных в моду почти исключительно таблоидами с их любовью к публикации заснятых папарацци знаменитостей в частной жизни, а также, чуть позже, социальными сетями. Угги не рекламировались как модная обувь их производителями, но сначала звезды, а позже блогеры и инфлюенсеры научили обычных пользователей носить их не только на пляже, но постоянно.

Главное — удобно

В объективы папарацци в уггах попадались, пожалуй, все завсегдатайки красных дорожек (конечно, не на красных дорожках, а в частной жизни). Дженнифер Лопес и Рита Ора, Жасмин Сандерс и Ева Лонгория, Рене Зельвеггер и Бритни Спирс, Эмма Уотсон и Джессика Альба — все эти дамы, по которым старательно калибруют свой внешний вид, гардероб, длину волос и высоту каблуков обычные девушки всего мира, время от времени позволяют себе надеть это мягкое, теплое, удобное уродство. Мужчины, кстати, тоже не чужды этой маленькой слабости: в уггах были замечены дизайнер Джереми Скотт, актеры Бен Аффлек и Орландо Блум, да и другие прочие тоже. Сначала звезды сопротивлялись, возмущались, что их сняли без спроса, а потом угги, как ни странно, стали едва ли не инструментом феминистской повестки: «Да, это уродливо. Но это удобно и не калечит мне ноги, в отличие от "блаников". Я женщина, а не субъект вожделений и притязаний мужчин, я имею право одеваться, как мне удобно».

В российских широтах, впрочем, это «удобно» порой выглядело «рассудку вопреки, наперекор стихиям». Причем в самом буквальном смысле. Нет ничего странного в том, что в сухой и солнечный денек калифорнийской зимы или прохладным нью-йоркским ноябрем какая-нибудь условная Ума Турман или Сара Джессика Паркер (кстати, судя по обилию фото от папарацци — большая любительница овчинных сапожек, у нее их едва ли не больше, чем "блаников" у ее героини Кэрри Брэдшоу) в уггах пройдутся в свой законный выходной по улицам. Однако в наших широтах ситуация в корне иная: угги в России носят зимой. И ладно бы за городом, где снег чист и свеж как поцелуй младенца. Нет: зимой в России эту обувь, в оригинале ничем не защищенную от влаги и реагентов, упорно таскают по грязе-соле-снеговой каше. Сначала на уггах появляются разводы, потом они «скукоживаются, как старый рваный башмак», причем в буквальном смысле.

Искренняя преданность жителей холодных стран вроде бы пляжным сапожкам не могла не найти отклика в отзывчивых (и чутких к возможному профиту) дизайнерских сердцах. Как только селебритис буквально на собственных ногах вынесли угги в модный топ, модные дома и бренды сразу обратили на них внимание и стали активно с уггами разных марок (в основном, конечно, с заглавными Ugg) коллаборировать. А сами производители — всячески их разнообразить и совершенствовать.

Угги в алмазах

Первым шагом на этом пути стало логичное — снабдить гигроскопичные овчинные сапожки водооталкивающим покрытием на манер популярных в небогатые 1990-е «обливных дубленок». Красивее обувь от этого не стала, но зато и метаморфозы, производимые над нею зимними городскими реагентами, грязью и солями, выглядели уже не столь разительными и ужасающими. Кроме того, такие брутализированные угги стали носить традиционно консервативные российские мужчины — конечно, главным образом те, кого в конце нулевых и начале 2010-х называли хипстерами, но все-таки.

Надо сказать, что нынешнюю, внезапно вновь обострившуюся в 2017 году моду на угги (как простые, так и дизайнерские) можно считать уже второй волной. В первую волну приведением бесформенных и — будем честны — визуально «никаких» сапожек к чему-то хотя бы отдаленно приближенному к fashion-идеалу занимались, как правило, сами их производители. Особенно лихо разгуливались они в детской коллекции: были там и стразики, и бантики, и тиснение а-ля кордовская кожа, и пайетки сплошняком. Впрочем, буквально сразу все это великолепие переползло и в коллекцию для женщин, которые были в детском восторге — по крайней мере те из них, у кого в принципе не наблюдалось аллергии на пайетки.

В конце 2010-х за многообещающее дело коренной трансформации простых как мычание уггов взялись профессионалы. Так, летом 2017 года креативный директор Moschino (и большой фанат овчинной обуви в частной жизни) Джереми Скотт выпустил вместе с Ugg расписанную красными языками пламени модель (за 1195 долларов, раз в десять дороже базового варианта). Кроме «огненного» варианта, в коллекции от Скотта появились варианты с кристаллами, принтами и прочими излишествами. По уверению производителя, с сапожками работают вручную неделю (хотя по ним и не скажешь), потому они так дороги.

В ассортименте Ugg появились для кого-то умилительные, для кого-то пугающие сандалии мехом наружу, с глазами-аппликациями Fluff Squad и Ugg Punki. Бренд Y/Project показал на Неделе мужской моды в Париже сезона осень-зима 2018-2019 не только угги-шлепанцы, но и совершенно ужасающие любого неподготовленного человека угги-рыбацкие ботфорты, закрывающие ноги своего владельца практически до паха. Выглядит несколько жутко, но в России должно пользоваться спросом. В этаких монстрах можно провалиться в снег по самое не балуйся, но в сапоги он не попадет.

Примеру коллег последовал и дизайнер тайского происхождения Филлип Лим. По его словам, он нагляделся на молодежь в такой обуви и вдохновился этим зрелищем. В совместную линейку Ugg x 3.1 Phillip Lim вошли четыре пары обуви разной высоты с принтами и надписями. На одной из моделей спереди, как у советских войлочных бот «прощай, молодость» на резиновом ходу, красуется металлическая молния. «Я дизайнер, поэтому всюду ищу неожиданные элементы для создания необычных и новых вещей», — пояснил Лим. Что же, это оптимистическое дизайнерское видение позволяет предположить, что и у «прощай, молодости» может случиться большое модное будущее.