Новости партнеров

Время топать

Почему женщины снова натянули ботфорты

Фото: Mohamed Azakir / Reuters

Женские ботфорты в очередной раз вошли в моду после триумфального успеха фильма «Красотка» — и даже то, что они были, так сказать, профессиональной обувью героини Джулии Робертс, никого не смущало. Спустя несколько лет ажиотаж прошел, и сапоги выше колена вновь переместились в разряд аксессуаров девушек с пониженной социальной ответственностью. Но в конце 2010-х эта экстравагантная и, что уж скрывать, вызывающе сексуальная обувь вновь вернулась на подиумы и улицы.

Прикрыть колени

Удивительно, но ботфорты — один из немногих предметов одежды и обуви, чье традиционное русское название куда изящнее, скажем, английского. Англосаксы именуют эти сапоги довольно унылым термином thigh-high boots, калькой с французского cuissardes — звучит, как и все у галлов, благородно, но буквально переводится «победренники». У нас же — непременная аллюзия на мушкетеров, гардемаринов и прочих гусаров, да и само слово, заимствованное все у тех же французов, означает «сильные сапоги». Есть в нем и необходимая романтика, и сообразность современности — не зря же ботфорты всегда обожали БДСМ-доминатриксы.

Дело, вероятно, в культурных различиях. В Британии кавалерийские сапоги с защитой колена вот уже третье столетие именуются «гессенскими» (они были популярны у германских наемников XVIII века) — и ассоциации вызывают не самые романтические; скорее они воспринимаются как что-то солдафонское, грубое, грязное. Французы же при всей своей ставшей уже легендарной легкомысленностью на самом деле любят точность.

Поэтому, когда в 1963 году французский обувщик Роже Вивье создал узкие женские сапоги выше колена для новой коллекции Ива Сен-Лорана, они не получили архаичного имени bottes fortes. Хотя бы потому, что сапоги, которые мы привыкли называть «ботфортами», на самом деле ими не являются. Как не были ими, кстати, и сапоги времен мушкетеров. В первой половине XVII столетия в моду вошли сапоги из мягкой кожи с огромными раструбами на голенище выше колена (иногда их приходилось подворачивать).

В истории моды они известны как «кавалерские» — по самоназванию сторонников свергнутого английского короля Карла I. Именно их и носили мушкетеры Дюма, хотя на многих иллюстрациях XIX века их действительно «обували» в понятные тогдашнему читателю «гессенские» ботфорты. Которые, кстати, в конце XVIII века были известны в Европе и как сапоги a la Souwaroff — легко угадать, в честь кого. Классические ботфорты отличал от обычных сапог увеличенный спереди верх голенища, защищавший колено при верховой езде; подобный фасон встречается и у современных женских сапог, но достаточно редко. Более популярен именно вариант cuissardes, равномерно облегающий ногу, иногда чуть расширяющийся кверху для удобства надевания (такую обувь часто называют «сапоги-чулки»).

Мужское влияние

Но как же грубая солдатская обувь стала одним из символов сексуальности? Дело в том, что уже в начале XIX века ботфорты легализовались в «гражданской» мужской моде, став, помимо прочего, основой для «высоких» сапог (top boots), поднимавшихся чуть выше колена, но без характерной «надстройки». Их страстным пропагандистом был знаменитый Джордж Красавчик Браммелл, первый английский денди, законодатель мод и фактически изобретатель формулы современного мужского костюма-тройки (брюки, жилет и пиджак).

Браммелл первоначально рекомендовал «гессенские» или высокие сапоги под панталоны в качестве дополнения к утреннему костюму. Мода достаточно быстро распространилась на все слои английского общества. А менялась она 200 лет назад столь же быстро, как и в наши дни, так что уже в 1830 году анонимный автор «Полного искусства одеваться, или Трактата о костюме джентльмена» советовал выбирать обувь следующим образом: «Ботфорты — это сапоги, которые носят только с облегающими панталонами. Высокие же сапоги могут быть надеты джентльменом для охоты, но в целом предназначены для низших классов, как-то: жокеев, конюхов и дворецких».

Именно эти господа были любимыми персонажами британских комедий викторианской эпохи — наряду, конечно, и с их хозяевами-джентльменами. Фокус, однако, состоял в том, что мужские роли слуг часто исполнялись женщинами (это называлось breeches role, «роль в штанах»). Вместе с мужскими штанами актрисы надевали и высокие сапоги — для полноты образа. Публика, в массе своей из тех же «низших классов», воспринимала эту травестию на ура — и высокие сапоги внезапно обрели новый, сексуальный подтекст. До такой степени, что в середине XIX столетия их «приняли на вооружение» лондонские проститутки. «Ночные бабочки» обнаружили, что ботфорты не только нравятся клиентам, но и удобны в процессе оказания интимных услуг — можно не разуваться.

Впрочем, очень скоро высокие сапоги вышли из обихода — и мужского, и женского. На рубеже XIX — XX веков их надевали только для верховой езды. Вернуться в моду ботфортам, точнее, сапогам-чулкам, было суждено лишь в 1960-е годы — в эпоху мини-юбок, психоделики и сексуальной революции. Большая свобода в интимных отношениях и выборе сексуальных практик привела и к либерализации моды. Если еще в 1967 году Velvet Underground упоминали «блестящие кожаные сапоги» в своем гимне мазохизму Venus In Furs, то уже спустя пару лет те же ботфорты (для простоты можно употреблять привычный термин), да еще и виниловые (блеск придает дополнительной сексуальности), вышли из «гнезд порока» на подиумы и улицы западных мегаполисов.

Знак силы

Ботфорты продержались в моде до середины 1970-х, а затем тихо исчезли, вновь став уделом работниц индустрии платного секса. В начале 1990-х, впрочем, они ненадолго вернулись в моду — благодаря «Красотке» с Джулией Робертс и растиражированному плакату к фильму, где она демонстрировала гиперсексуальное сочетание черной облегающей мини-юбки, соединенного с ней кольцами предельно открытого топа и черных лакированных ботфорт на шпильке лондонской марки NaNa. Любопытно, впрочем, что героиня фильма, проститутка Вивьен, ни разу не появляется в таком наряде в кадре. Более того: не все знают, что для постера снималась дублерша актрисы Шелли Мишель; голову Робертс «примонтировали» к провокационно одетому и обутому телу позже (и, кстати, без всякого фотошопа!)

Но в 2010-х ботфорты — во всех возможных вариациях — опять появились и на модных показах, и на ногах модниц. Сначала превалировали привычные варианты ботфортов с отворотами. Например, в сезоне осень-зима 2013-2014 Том Форд показал сапоги с оп-артовским орнаментом из наборной замши ярких, как в психоделические 1960-е, оттенков, а также вариант с по-летнему открытым мыском и этническими узорами — то ли китайскими, то ли индейскими. В зимнем сезоне 2016 года воображение дизайнеров Fendi породило облегающие сапоги-чулки с игривыми рюшами на голенище и аппликациями, а Maison Margiela сделал ботфорты на танкетке, с голенищем, собранным в гармошку и словно сползшим ниже колена.

Последние коллекции Balenciaga и Vetements предлагают версии высоких сапог под углом зрения ерника Демны Гвасалия: в его исполнении они стали неотъемлемым элементом «колхозного шика», воспоминанием о провинциальной моде Восточной Европы 1990-х. У Givenchy, Raf Simons и Chanel менее радикальные по силуэту, но вызывающе-привлекательные модели. Сапоги Saint Laurent за 10 тысяч долларов, покрытые кристаллами Swarowski, носят Рианна и Ники Минадж. Не отстает и масс-маркет: копия «кристальных» ботфортов Saint Laurent за 35 долларов появилась спустя пару месяцев после презентации новинки на подиуме.

Впрочем, сегодня женщины надевают ботфорты, скорее всего, по совершенно иным причинам, нежели во времена «веселящихся 60-х» или начала 1990-х. Если тогда высокие лаковые сапоги служили девушке инструментом превращения в объект желания, простым и эффектным способом продемонстрировать свою сексуальность, то в наши дни «нового феминизма» они олицетворяют силу и самостоятельность — «суровые госпожи» выходят из БДСМ-клубов в большой мир.

Ценности00:0214 августа
Лиля Брик

Новые богини

Самые сексуальные, богатые и опасные женщины эпохи гангстеров и джаза
Ценности00:0926 июля

Дети улиц

Откуда взялись настоящие хипстеры и куда они исчезли