Всемирный жиголо

Он пролетел мимо «Оскара», но соблазнил не одно поколение женщин

Ричард Гир
Кадр: фильм «На последнем дыхании»

Лучшим подарочком к 8 марта для российских женщин на протяжении вот уже без малого трех десятилетий был и остается Ричард Гир — прекрасный принц из фильма «Красотка» про Золушку с пониженной социальной ответственностью. Экранному Гиру там чуть-чуть за сорок, но благородная ранняя седина сделала его кумиром не только ровесниц, но и дам 50+. «Лента.ру» попыталась разобраться в сексуально-стилевом феномене по имени Ричард.

Молодой, но очень опасный

Звездой 28-летнего Гира, хорошо сложенного, но не сказать чтоб конвенционально красивого (небольшие, глубоко посаженные «медвежьи» глазки, широкие скулы, массивный нос), сделали счастливый актерский случай и модельер Джорджио Армани. Обычный парень из нью-йоркского пригорода, попавший в колледж благодаря своим спортивным достижениям (он занимался гимнастикой, которой обязан не только образованием, но и гармонично развитой мускулатурой и мужской грацией), университет бросил, не закончив, и решил отдаться творчеству. Сначала хотел играть на трубе, да что-то не заладилось, и он подался в актеры — благо, еще в школе ходил в драмкружок.

Первые несколько ролей начинающего актера оказались проходными. В конфликтных ситуациях, как, например, в 1974 году на съемках малобюджетной картины про уличную банду «Лорды из Флэтбуша», Ричард Гир поссорился и даже подрался с таким же малоизвестным парнем — будущим Рокки и Рэмбо, Сильвестром Сталлоне. Очевидно, что в те времена дрался Слай хуже Рокки Бальбоа, но со съемочной площадки пришлось уйти не ему, а Гиру.

В итоге первый сколько-нибудь известный фильм с участием будущей звезды появился на экранах в 1977 году, затем последовала еще пара-тройка картин второго ряда, и во всех них режиссеры с почти маниакальным упорством навязывали Ричарду Гиру роли добрых внутри, но хулиганствующих и этически незрелых юношей, действующих по всем канонам «романа взросления». Красивый парень бегал в кадре, его любили девушки, время от времени он даже обнажался ко всеобщему удовольствию (но, конечно, не так, как Слай в начале его карьеры, когда он снимался в кино для взрослых). В общем и целом не сказать, что прорыв и революция.

Чем-то в подобном роде обещал сначала стать и фильм «Американский жиголо». Красивый растленный паренек берет с женщин деньги за интим-услуги, его подставляют, и спасает его своею любовью и выводит на широкий и светлый путь морального перерождения одна из клиенток (по счастью для жиголо, сравнительно молодая и привлекательная). Но тут вмешался счастливый случай. Играть молодого проститута пригласили Джона Траволту (что и говорить — внешность у него была для этого дела самая подходящая, в меру хитрая, в меру сальная, в меру «латинско-любовническая»), а его спасительницу — Джули Кристи.

Помешал — или помог — случай. Траволта, уже «словивший звезду» после «Бриолина» и «Лихорадки субботнего вечера», от роли отказался: видимо, счел ее слишком прямолинейной для своего актерского дарования. Следом за ним отказалась и Кристи, которой хотелось работать с Траволтой. Режиссер Пол Шредер остался в недоумении, но пребывал в нем недолго. Он вспомнил о Гире, подходившем на роль жиголо по возрасту и амплуа, и пригласил его, а в пару к нему — Лорен Хаттон. Для экс-модели Хаттон картина стала самым, пожалуй, известным фильмом с ее участием. Гира «Американский жиголо» сделал быстро восходящей звездой.

Главное — чтобы костюмчик сидел

Траволте, а точнее, его импресарио, Гир должен быть признателен не только за доставшуюся ему роль, но и за то, что «по наследству» от звезды «Бриолина» по договору на фильм его герою перешел и дизайнер одежды, которую «Американский жиголо» должен был носить в кадре. Пункт о том, что главного героя картины одевает малоизвестный на тот момент в США модельер Джорджио Армани, внес в контракт именно агент Джона Траволты.

Кстати, повезло и Армани. Итальянец выпустил первую коллекцию в 1974-м, создал свою марку в 1975 году и логично стремился быстро завоевать американский рынок. Его выверенные, классически элегантные и очень дорогие даже для Штатов вещи висели в Barneys New York, но практичные американцы не торопились их раскупать. После «Американского жиголо» у Armani стала одеваться вся Уолл-стрит: днем в безупречные деловые костюмы, вечерами — в твидовые пиджаки и глубоко расстегнутые, открывающие грудь сорочки из тонкого хлопка. Начиналась эра Армани, самого, пожалуй, популярного дизайнера мужской (и не только) одежды 1980-х годов.

В большой степени заслуга в этом стремительном взлете принадлежит модели: Гир был создан для костюмов Giorgio Armani, а они — для Гира. Гармоничная фигура, походка слегка вразвалочку, но, как говорилось совсем в другом кино и по другому поводу, с «раскованной грацией пантеры перед прыжком», хорошо развитая, но не «перекачанная» мускулатура. Прекрасные густые волосы, чуть капризный, но твердый рот, не слишком тяжелый, но явно мужской подбородок — как говорится, все при нем. Хорош, однозначно маскулинен, но без приторности и явных признаков альтернативной ориентации (ее, впрочем, у Гира и не было: недаром он четыре года был женат на одном из женских секс-символов эпохи, супермодели из «большой шестерки» 1990-х Синди Кроуфорд). И ничего слишком, ничего избыточно карикатурного, характерного, комического (как у того же Траволты, например: для актера это прекрасно, для модели — не очень).

Гир одинаково естественно смотрелся и в строгих уолл-стритовских костюмах Армани (даже в далеко не всем идущих двубортных, как в незабвенной «Красотке»), и в более свободной одежде — тонких хлопковых рубашках с небрежно подкатанными рукавами, твидовых пиджаках, фланелевых брюках и прочих вещах, которые сейчас понимаются под стилем smart casual. Можно сказать, что герои Гира — от молоденького американского жиголо до зрелого профессора Паркера Уилсона из «Хатико» и последней на данный момент роли влиятельного политика в детективном «Ужине» по роману голландца Хермана Коха — были живым олицетворением этого стиля.

Стоит отметить и «антикостюмный» образ Ричарда Гира — в очень (порой до дурновкусия) смешном фильме-сборнике киноскетчей Movie 43. Там уже очевидно немолодой, но по-прежнему обаятельный, седой как лунь актер играет генерального директора корпорации Apple Тима Кука. Все полагающиеся по роли шутки вокруг iBabe — женщины-робота с опасными для здоровья пользователей генитальными функциями — Гир выдает со своей фирменной улыбочкой, облаченный в мятые слаксы и мятую льняную рубаху поверх серой выгоревшей футболки (пародию на «униформу» Кука). Не в обиду Куку — в отличие от него актер даже в этом одеянии и невзирая на лета смотрится сексуально.

Офицер и доктор

Впрочем, была у дарования Гира и еще одна сторона: на нем идеально сидит военная форма. Милитаристский компонент гировского стиля в полной мере раскрылся в «Офицере и джентльмене», вышедшем через два года после «Американского жиголо». В этом фильме он не подменял никаких траволт — на роль перевоспитавшегося раздолбая Зака Майо, из асоциального юноши превратившегося в образцового солдата, пригласили именно его. Учитывая, в числе прочего, и его юношеские гимнастические успехи: в кадре Гир дерется, и дерется довольно эстетично и убедительно. А уж белая форма летчика военно-морской авиации сидит на нем как влитая, словно он так и родился асом не хуже Кожедуба.

Своеобразный вариант «униформы» Гир носит в фильме Брюса Бересфорда «Царь Давид». Выходец из англо-ирландской христианской семьи весьма органично вписался в образ легендарного древнееврейского царя: и доспехи, и драпировки, и (в должной и неизбежной мере) нагота библейского персонажа, и необычные для темноволосого и всегда гладко выбритого актера рыжеватая шевелюра и борода вызвали немалый интерес зрительниц. Но не критиков: критики в лучшем случае не обратили на картину внимания, в худшем — разнесли в пух и прах в рецензиях.

Эстетика униформы играет всеми красками и в «Докторе "Т" и его женщинах», где уже совсем не юный, переваливший за пятьдесят Гир играет врача. Белый халат на плечах доктора «Т», окруженного женщинами в фильме 2000 года, выглядит почти так же привлекательно, как столь же белый китель летчика Майо. Возможно, роли солдата и врача сыграли особую роль в формировании сексуально-символического ореола Ричарда Гира: как ни крути, женщины любят не всех прекрасных принцев, а тех, которые их защищают и спасают от огнедышащих драконов, злых врагов и опасных болезней.

Своеобразной униформой служит Гиру и смокинг (как в ролях, так и в реальной жизни). И в 1990-е, которые он начал с полета на частном джете в оперу в «Красотке», а продолжил на красных дорожках под руку с роскошной Кроуфорд, и в нулевые, когда он по-прежнему, несмотря на сильно смягчившееся амплуа и буддистские практики, нередко на этих дорожках появлялся. Гира одевают для ролей и фестивалей ведущие модельеры, но он по-прежнему любит Armani: так, именно в этой одежде (как деловой, так и smart casual) он в 2017 году снимался в фильме «Ужин». «Оскара» фильм не снискал, но в нем 67-летний на момент съемок артист даст фору по сексапилу многим ребятам, годящимся ему во внуки.

Ценности00:0216 октября

Резиновые люди

Модники, романтики, хипстеры. Кто делает шины в Италии и России