Новости партнеров

«Ящик водки с собой взяли, побили и уехали»

Как не стоит вести себя на плато Путорана

Фото: Денис Кожевников / ТАСС

Плато Путорана — заповедное место в Красноярском крае. Оно начинается буквально в нескольких километрах от Норильска: шум большого города затихает, и взгляду путешественника открывается девственная природа. Как получить максимум от отдыха на плато Путорана, «Ленте.ру» рассказал норильский гид Дмитрий Федоров.

«Лента.ру»: Когда вы начали заниматься туризмом? Увлекаетесь с детства или пришли к этому уже взрослым?

Федоров: Начал я, будучи достаточно состоявшимся человеком — в 30 лет. До этого туризмом не занимался.

Что вас к этому подтолкнуло?

Подарок друзей. Они просто подарили мне на день рождения хорошую палатку. В первые же выходные мы с семьей выехали на природу и опробовали ее. С палатки все и началось.

А как родилась идея экстремального туризма?

Хотя я и имею шестую категорию, и от Мутко грамота у меня есть, я считаю себя не туристом, но в первую очередь путешественником. Туризм остается до сих пор моим увлечением, выросшим в небольшой бизнес. Почему экстремальный? Всегда хочется ощутить больше, чем ощущал до этого, поэтому потихоньку все смещается в сторону всевозможных вещей, которые стимулируют выделение адреналина.

Вы водите туры на плато Путорана. У них есть какие-нибудь особенности?

В первую очередь — массовость. У нас ведь как считается — если хочешь быть туристом, у тебя должна быть куча оборудования. Человек, далекий от этого, так обычно и начинает: накупит всевозможное снаряжение — байдарку, весла и тому подобное, вложит 100-200 тысяч рублей. Потом совершает выезд, пробует и говорит: «Ну что за ерунда? Не хочу, удовольствия никакого». Получается, что человек и удовольствия не получил — что-то важное ему не объяснили, и потратился при этом, и продать снаряжение уже не может.

Я предлагаю следующий вариант: чтобы понять, нужно ему это или нет, человек приходит ко мне, скажем так, после работы в пятницу в джинсах. Я обуваю его в резиновые сапоги, даю плащ от дождя, сажаю в рафт, даю весло, провожу инструктаж, мы разбиваем с ним лагерь, ночуем… Я даю мастер-классы прямо на природе. При этом питание и обслуживание включено в тур. Он на этом не заморачивается, просто отдыхает и получает элементарное обучение поведению на природе.

А бывают такие, кто на половине тура сбегает, понимая, что это не то, что они хотели?

У меня все просто. Допустим, посадил я в рафт десять человек, и все они отказались грести. Тогда я включаю мотор и мы едем. Такое часто бывало. На самом деле люди часто вырываются на природу, не рассчитывая свои силы, и в первое же утро они, вместо того чтобы грести, просто продолжают спать в рафтах.

Разочарований не было?

Нет, конечно. Все получают ровно то, за чем приезжают. Кто-то, будучи целеустремленным, желает развиваться дальше в этом направлении. Вообще смысл заключается в том, что тебе не нужно покупать собственный рафт, снаряжение…

Я, в принципе, и места показываю те, которые находятся рядом с городом, куда человек может выехать, не платя ни копейки, не зацикливаясь на какой-то турфирме. Достаточно самому поднять одно место с дивана и заставить себя выйти из дома. У каждого города есть свои изюминки — в Красноярске, в Норильске, везде. Они рядом, просто люди не всегда о них знают.

Так почему же они выбирают ехать с вами, а не самостоятельно?

Очень удобно, когда о тебе заботятся — обеспечивают питанием, например. Потом, я вожу их в те места, которые удивляют: каньоны, реки, песчаные пляжи… Есть, например, замечательный каньон неподалеку от Дудинки, о котором мало кто знает, но который доступен любому автолюбителю — просто нужно пройти определенное расстояние. Здесь можно посмотреть на птиц — в частности, на соколов, понаблюдать за ними на высоте их полета. Для этого мы забираемся на вершину каньона. Красота неописуемая! А внизу речка. Замечательное место, притом снег тут лежит практически все лето, и на фоне 30-градусной жары поваляться в нем — просто обалдеть!

Вы предпочитаете походы с подготовленными путешественниками?

Нет! Наши туры предназначены как раз для неподготовленных. В этом весь смысл: чем меньше человек подготовлен — тем лучше, ведь опытным помощь не нужна. Мне интереснее ввести людей в курс дела, чем спорить о том, что они умеют и как лучше действовать, с их точки зрения. Я, наоборот, ориентируюсь на тех, кто не знает о природе ничего. Я учу их жить… Нет, скорее быть в гостях там: не мусорить, обходительно вести себя при встрече с дикими зверями, в том числе с хищниками.

Кстати, а были в вашей практике близкие встречи с хищными зверями во время туров?

Безусловно. У меня всегда с собой огнестрельное оружие, но я его никогда не использую, потому что, знаете, наверное, зверь чувствует, что испытывает человек, стоящий перед ним. Я уважаю коренных жителей этих мест — диких животных, и поэтому мы всегда расходимся без эксцессов.

Есть, конечно, определенные меры безопасности, которые следует соблюдать: медведица с маленьким медвежонком — одно дело, большой медведь, охраняющий свой схрон, — другое, или просто любопытный зверь… Было однажды: выбежали на берег реки несколько молоденьких мишек, килограммов по 300 — им просто интересно было. Главное тут — не паниковать, не бежать и не кричать.

Часто ли туристы безответственно относятся к природе?

Мои партнеры — клубы детско-юношеского туризма Норильска, Талнаха — организовывают экологические патрули, но это все же не спасает ситуацию. С каждым годом туристы оставляют все больше бутылок. Если лет пять назад в заповедных местах плато Путорана можно было испытать ощущение полного одиночества, отрыва от цивилизации, то сейчас, спускаясь по какой-нибудь далекой реке, забрасываясь туда на вертолете, обязательно увидишь проплывающий мимо полиэтиленовый пакет или висящую на ветвях клетчатую китайскую сумку.

А кто больше мусорит — взрослые или молодежь?

Взрослые. У них такой смысл жизни: они приехали, ящик водки с собой взяли, побросали, побили и уехали. Три года назад загадили крохотный островок, на котором живет семейство зайцев. Теперь он состоит наполовину из мусора, животные все пораненные. Дети в рамках экологических патрулей вывозят отходы каждый год, с помощью различных организаций, но все это не спасает ситуацию. Люди, которые мусорят, в основном делают это в неадекватном состоянии, потом даже не вспоминая об этом. Это их стиль жизни.

С вами в походы ходят чаще норильчане или приезжие?

Начиналось все с норильчан. Сейчас все чаще обращаются люди извне, со всей России: Липецк, Москва… Плато Путорана — это мировой бренд. Нечто подобное можно разве что в Бразилии увидеть. Грех жить в России и не побывать тут.

Поэтому ко мне все чаще обращаются иногородние туристы — наверное, работают рекомендации. Продукт «все включено» интересен тем, что сюда не надо ничего везти самому, достаточно взять с собой штормовой рюкзачок и пару штанишек.

Норильчане отличаются от приезжих?

Да. Когда человек приезжает сюда, то ценит каждую секунду пребывания. Он не тратит время на алкоголь. Туры получаются более спортивными — а давайте сходим туда, посмотрим это… Возлияния и еда отходят на третий-четвертый план. Они приезжают за оздоровлением и эстетическим удовольствием.

Во время туров были какие-нибудь инциденты, или все всегда проходило гладко?

Бывает всякое, вплоть до каких-то мистических историй. Например, за тобой два или три дня идет росомаха — в тех местах, где никогда не ступала нога человека. Она воспринимает тебя как дичь. Интересно — она меньше человека раз в пять, тем не менее ищет возможности умертвить его, чтобы поживиться мясом.

А как вы понимаете, что она идет за вами?

Присутствие животного ощущаешь шестым чувством. Взгляд зверя в лесу не перепутаешь ни с чем — начинается холодок по спине, еще что-то… Но через два дня он уже настолько привыкает к тебе, что подходит на пять метров, при этом сидя в кустах и не опасаясь (а во мне 110 килограммов — немаленький мужчина). Зверь не реагирует ни на что — ни на крики, ни на выстрелы. Тут уж начинают глодать сомнения.

А вот другой пример: иногда в путешествии хочется свежей рыбки — не ради браконьерства. Взяли сетку всего два метра длиной, поставили в озеро, кидаем камешек, чтобы попугать рыбу. И вот в эту сетку за десять секунд залетает 54 окуня! Потом нам пришлось три часа выбирать их, чтобы они остались живы, — нам-то всего три рыбины нужны были! Безумные места — непуганая рыба, непуганые росомахи…