«Ты вообще не должен играть в футбол»

Он бьет рекорды скорости и легко жмет 100-килограммовую штангу. Одной правой

Шаким Гриффин
Фото: Darron Cummings / AP

Шакима Гриффина в Америке уже успели окрестить одноруким бандитом. Звезда университетского футбола украл сердца миллионов во время просмотра клубами Национальной футбольной лиги (НФЛ) и стал первым в своем роде атлетом, сумевшим добиться приглашения в профессионалы. «Лента.ру» о том, как Шаким дотянулся до мечты.

«Это игра для двуруких»

Шаким Гриффин родился 20 июля 1995 года. С условно старшим братом — Шакилом — его разделяли считанные минуты. Но по мере роста малышей у Шакима появилось куда более серьезное отличие.

Врачи диагностировали у Шакима синдром амниотических перетяжек. Пальцы на левой руке мальчика по сути отказались развиваться. В четыре года провели ампутацию. Шаким остался без левой кисти.

Несмотря на это, мальчик ни в чем не желал уступать старшему брату. И в этом его поддерживали и отец, Терри Гриффин, и Шакил.

«Для меня он никогда не был одноруким. Я видел в нем только своего брата», — расскажет Шакил телевизионщикам спустя годы.

На заднем дворе их дома в Санкт-Петербурге, штат Флорида, отец не отставал от будущих атлетов, заставляя парней поднимать тяжести и гоняя с футбольными рутинами. Шакил признается, что ненавидел тренировки, но зато прочно усвоил одну простую истину.

Ничто не дается легко.

Семья Шакила заставляла Шакима добиваться цели несмотря на ампутацию. Для родных он был обычным мальчиком, которого поддерживали и от которого ждали многого. А вот за пределами семейной крепости Гриффинов отношение к парню было несколько иным. В восемь лет Шаким впервые столкнулся с тем, что его не хотят видеть на футбольном поле именно из-за того, что он не такой как все.

Команда Гриффина боролась за путевку в плей-офф на одном из детских турниров. Одетый в игровую форму Шаким пытался заснуть накануне долгожданного и столь важного матча. В ночь перед игрой надо спать в джерси своей команды, считал маленький Шаким. Это помогало ему собраться с мыслями перед поединками.

Но в это воскресенье Шакиму попытались перекрыть кислород. Дело в том, что в детском американском футболе принято взвешивать маленьких атлетов. Если мальчик весит больше или же меньше оговоренного для данной возрастной группы — от соревнований он отстраняется. Исключений не делали ни для кого.

Чтобы избежать недоразумений, ребят взвешивают тренеры соперника. После прохождения процедуры Шакиму сообщили, что у него значительный перевес и ему придется пропустить игру.

Разбитый мальчик подошел уже к своему тренеру и рассказал о произошедшем. Наставник, казалось, почувствовал неладное. Утешил парня и попросил еще раз встать на весы. И увидел на них совершенно другие цифры.

Шакиму и в голову не пришло, что его специально пытаются не пустить на футбольное поле. Может весы у тренера соперника просто сломались? Но дело приняло более серьезный оборот. Как только обманщика приперли к стенке, гнойник вскрылся.

«Он не должен вообще играть в футбол. Это игра для двуруких». Таким было мнение тренера соперника.

В то самое воскресенье Шаким решил, что докажет обратное.

Однорукий бандит

Оба брата попали в систему университетского футбола благодаря стипендии. И если для Шакила все складывалось более-менее гладко, то для Шакима первые годы в колледже отложились в памяти как весьма мрачные времена.

Ребята учились в Университете Центральной Флориды (UCF), в Орландо. Первый сезон Шакима не допускали до матчей. Вообще. Он мог тренироваться, носить форму, но в официальных играх в отличие от брата Шаким был не у дел.

Это не могло не ранить молодого спортсмена. На тренировках и в кампусе братья были неразлучны, а в день матча Шаким сидел в опустевшей комнате. И в полной тишине наблюдал за братом с экрана лэптопа. Была и ссылка в скаутскую команду, где выступают недопущенные до официальных соревнований университетские атлеты.

Но время, помноженное на труд и упорство, перевернуло ситуацию. Шаким догнал брата на университетском уровне, став основным лайнбэком команды UCL. А после того как «старший» Гриффин отправился в команду НФЛ «Сиетл Сихокс», Шаким и вовсе стал главной звездой университетской команды. В 2016 году Американская спортивная конференция признала его сильнейшим игроком обороны в студенческом футболе. Спустя год Шаким объявит о том, что тоже хочет попасть в НФЛ. Его мечта — вновь играть плечом к плечу с братом-близнецом.

В США знают толк в хороших шоу. И поэтому поиск талантов для главного футбольного чемпионата превратили в настоящий сериал, который приковывает внимание всей страны. В рамках так называемого комбайна, стремящиеся поразить скаутов НФЛ молодые парни со всей Америки на камеру рвут жилы ради своего шанса прорваться в большой футбол.

Неудивительно, что голливудская история Шакима — вечная погоня за братом-близнецом «однорукого бандита» и зверское выступление в комбайнах, — привлекла всеобщее внимание. И еще до всякого успеха сделала его звездой национального масштаба.

А рывок Шакима на 40 ярдов (немногим больше 36 метров) и вовсе превратил напористого лайнбэка в интернет-сенсацию и всерьез подвинул его фамилию в списках скаутов НФЛ. Реактивный Гриффин уложился в удивительные 4,36 секунды. Это лучший результат на его позиции за всю историю комбайнов!

Главный тренер и исполнительный вице-президент «Сихокс» Пит Кэрролл отреагировал на действия Шакима вполне однозначно:

«Этот парень — особенный», — заметил специалист.

Не менее впечатляющей была и демонстрация физической силы Шакима. С помощью протеза кисти он выдал невероятный результат в жиме лежа. Ему удалось пожать 100-килограммовую штангу 20 раз!

Внушительная поддержка со стороны телевидения и медиа не дали скаутам обойти стороной многообещающего спортсмена. 28 апреля «Сиетл Сихокс» выбрали лайнбэка в пятом раунде драфта ФНЛ под номером 141. И это при том, что изначально Шаким даже не получил официального приглашения на церемонию. Братья Гриффин вновь в одной команде. Но почивать на лаврах Шакиму явно не стоит. НФЛ — это чуть ли не главная спортивная мясорубка, перемоловшая многих атлетов, забывших ее главное правило.

Ничто не дается легко.