Новости партнеров

Имперский матч

Русский футбол родился, чтобы отвлечь рабочих от революции и пьянства

Финальный матч первенства России 1912 года. Встречаются сборные Москвы и Санкт-Петербурга. Лан, прорвавшись, очутился лицом к лицу с голкипером Борейша, который, не ожидая удара, сам выбегает на мяч
Изображение предоставлено издательством «Красивая книга»

Недавно один молодой, но уже известный тренер, успевший поработать за границей, посетовал на то, что Россия не футбольная страна. Если взглянуть на сегодняшний рейтинг ФИФА, в котором наша сборная занимает 70-е место — ниже Албании, Гондураса, Ямайки и даже экзотических Кабо-Верде и Буркина-Фасо — с подобным мнением трудно не согласиться. Но так было далеко не всегда. У российского (советского) футбола богатая история, в которой были и славные победы, и звездные игроки, и великие тренеры. В канун главного спортивного события года — ЧМ-2018 — «Лента.ру» при содействии издательства «Красивая книга» знакомит читателей с некоторыми малоизвестными страницами истории отечественного футбола.

В современный футбол начали играть в середине позапрошлого столетия на Британских островах. Правила игры с тех пор неоднократно менялись и меняются до сих пор, но, по большому счету, это изменения носят лишь уточняющий характер. В основном же, футбол и полтора века спустя остается все тем же — простым, демократичным и невероятно захватывающим командным состязанием.

Английская игра на свежем воздухе

С Британских островов футбол быстро распространился на Европу и другие части света, куда его завезли английские моряки, солдаты и технические специалисты. Потребовалось совсем немного времени, чтобы новая забава добралась и до Российской империи.

Первыми футболистами у нас были иностранцы. Российская промышленность к концу XIX столетия бурно развивалась — строились заводы, осваивались месторождения, налаживались международные торговые связи. В стране с каждым годом становилось все больше иностранных коммерсантов, инженеров и механиков, вокруг предприятий возникали целые поселки для европейских гастарбайтеров, а вместе с ними появились и футбольные площадки. Сначала гости играли между собой, пред удивленными взглядами местного населения, но постепенно и сами россияне стали втягиваться в новую игру.

Первые футбольные партии, как поначалу было принято именовать команды, возникли в конце 1870-х, но то были иностранные коллективы — английские, шотландские, немецкие. Однако вскоре стали появляться и русские команды. Клубы любителей футбола создавались при заводах и фабриках, гимназиях и институтах, гимнастических и легкоатлетических обществах. Очень быстро футбольное движение охватило Санкт-Петербург, Москву, Киев, Тверь, Одессу, Харьков, Севастополь, Батуми и другие промышленные и портовые города империи. Поначалу каждый варился в собственном соку, но через некоторое время разрозненные движения стали объединяться.

Те, кто с упоением гонял мяч в первых футбольных партиях, постепенно повесили бутсы на гвоздь и занялись организацией и упорядочением спортивного движения. Еще в 1891 году немалым тиражом в 1000 экземпляров в Москве вышла книга «Английские игры на свежем воздухе», автором которой был доктор медицины Е.М. Дементьев. Справедливости ради следует сказать, что большая ее часть была посвящена регби, хотя и футбол занял 14 параграфов. В июне 1897 года книгу переиздали, и уже отдельно, под названием «Ножной мяч» были опубликованы футбольные правила.

На рубеже веков в Санкт-Петербурге по инициативе энтузиаста спорта, механика Невской ниточной мануфактуры Джона Ричардсона провели первый городской турнир, в котором участвовали три клуба. Все они состояли из иностранцев, а победителем стала команда «Невка», сформированная из живших в городе шотландцев. Они и завоевали приз, учрежденный английским предпринимателем Томасом Аспденом. В следующем 1902 году к турниру присоединился коллектив «Санкт-Петербургского кружка любителей спорта» — одной из первых в столице русских команд, основанной в 1897 году. Дебют вышел не слишком удачным, и «Спорт», как для простоты называли команду, занял последнее место в квартете, не набрав ни одного очка. Но то было лишь начало: доморощенных команд становилось все больше, качество их футбола повышалось, и уже через несколько лет они стали теснить иностранцев.

Как отвлечь рабочих от пьянства

Примерно в те же годы футбольное движение развернулось и в первопрестольной. Первое настоящее футбольное поле было оборудовано в 1895 году при заводе Гоппера на Дубининской улице, и принадлежало оно футбольной команде «Британского клуба спорта». Но уже в следующем году на площадке «Московского гигиенического общества», что на Ширяевом Поле, провели свои первые игры футболисты «Сокольнического клуба спорта». Создателями его были в будущем основатели Московской футбольной лиги Андрей Мусси и Роман Фульда.

Впрочем, в футбол играли не только в крупных городах, но и в губерниях. Многие промышленники стали вкладывать приличные средства в развитие спорта, видя в этом отличный способ отвлечь рабочих от повального пьянства, марксизма и улучшить качество их труда. К примеру, знаменитые фабриканты Морозовы создали клуб «Орехово», подмосковный «фарфоровый король» М.С. Кузнецов на свои средства содержал четыре футбольные команды, а фабрикант С.А. Смирнов из Ликино финансировал три футбольных кружка. От них не отставали Зимины, Муравьевы, Лобэ-Грызловы и другие владельцы предприятий. Благодаря им возникшая в Московской губернии «Орехово-Зуевская лига», вообще стала самой многочисленной в России: в нее входило 29 команд из различных уездов, в том числе из Глухова, Павловского Посада, Дрезны, Ликино, Дулево и Городищ. Лига имела 30 полей, или футбольных плацев, как тогда говорили.

В 1907 году состоялся первый официально зарегистрированный междугородний матч между командами Санкт-Петербурга и Москвы, а вскоре к нам пожаловали первые зарубежные гости — чехи и англичане.

Тихий бег и медленная тактика

6 января 1912 года в Петербурге состоялось учредительное собрание Всероссийского футбольного союза (ВФС), которое «положило начало правильному развитию этой игры и установило авторитетное для всей России учреждение при розыгрыше междугородних и интернациональных матчей». В руководство ВФС вошли признанные энтузиасты футбола Артур Макферсон, Георгий Дюперрон, Кирилл Бутусов и Роман Фульда.

В этом же году союз вступил в ФИФА, после чего российские футболисты получили право участвовать в официальных международных соревнованиях. Как раз в этом году в Швеции должны были стартовать V Олимпийские игры, и команда России решила принять в них участие. Это был первый большой турнир для нашей футбольной сборной. И, как это часто у нас бывает, не обошлось без скандала.

Дело в том, что между Москвой и Санкт-Петербургом происходила жестокая футбольная конкуренция, распространившаяся и на сборную Российской империи. Кто поедет в Швецию? Петербуржцы или москвичи? Крупные меценаты, стоявшие во главе московской и петербургской лиг, старались протащить в сборную «своих» игроков. Дело зашло так далеко, что ВФС даже предложил отправить в Стокгольм сразу две сборные.

В конце концов решили провести отборочный матч. Скандальная игра, изобиловавшая судейскими ошибками, закончилась вничью — 2:2. Вконец запутавшиеся руководители перетасовали игроков в две сборные и устроили еще одну встречу, но и она ситуацию с заявкой не прояснила. Тогда решили послать в Швецию смешанную команду.

Вот что писала об этом «Петербургская газета»: «Состав олимпийской команды определился довольно точно. Голкипер москвич Фаворский, запасной петербуржец Борейша. Беками выбраны москвич Ромм и петербуржец Соколов. Оба играли очень хорошо, но Ромм сделал большую неловкость, явившись на второй день на поле с опозданием и с заявлением, что у него болит нога. Так как никто не может гарантировать, что нечто подобное не случится в Стокгольме, решено заменить его петербуржцем Марковым и москвичом Римшей».

На олимпиаду российская делегация, включая футболистов, отбыла на пароходе «Бирма» при большом стечении народа.

Свой первый матч на турнире команда России играла с Финляндией, победившей на предварительном этапе Италию (3:2). Финляндия тогда входила в состав Российской империи, однако добилась права выступать на ОИ отдельной командой.

Вот как описывала игру одна из газет: «Наконец выступили и наши русские. В оранжевых рубашках с гербом на груди, в синих брючках, наша команда впервые выступала вне пределов России. До хавтайма нападают все время русские. Игру финляндцев прямо-таки не узнаешь. Куда делась вчерашняя хорошая игра с планомерным нападением, хорошо работавшей защитой? Финляндцы играли до того скверно, что казалось, они проиграют России».

Однако «финляндцы» победили — 2:1. Сказалась несыгранность линии российских форвардов, где было три москвича и два петербуржца. Единственный наш гол забил представитель знаменитой футбольной династии Бутусовых — Василий.

Финны продолжили выступления и дошли до полуфинала, где проиграли будущим олимпийским чемпионам из Великобритании (0:4). А сборная Российской империи сыграла утешительный матч с Германией. К девятой минуте наша команда уже проигрывала — 0:3. Итог — 0:16! Самое крупное поражение в официальных матчах в истории российской сборной. Утешились!

Накануне Олимпиады один из руководителей российского футбола Дюперрон честно признался: «Команда подготовлена настолько, чтобы… проиграть с честью». Но и этого не произошло.

В своем отчете об этой игре «Русский спорт» констатировал: «Наши лучшие игроки совершенно не были заметны. Мимо них катали мяч, водили вокруг и около, а они не могли ни отнять мяча, ни помешать передаче. Здесь особенно ясно было видно значение бега в футболе. Наша защита не могла догнать ни одного вырвавшегося форварда, не могла отобрать передачу, и голы сыпались один за другим. Голкипер Фаворский не отбил ни одного верхового мяча, его как будто не было в воротах. У русских же форвардов не удавалась передача, беки Германии их догоняли, и наша московско-петербургская команда получила страшное поражение».

А вот, что писал журнал Московской футбольной лиги «К спорту!»: «Тихий бег русских игроков, медленная тактика, если вообще она была у русских, позволили Германии забивать нам гол за голом. Все три наших хавбека (петербуржцы Хромов, Уверский и Яковлев) задались целью держать одного центр-форварда и действительно в этом преуспели. Но оставленные без внимания остальные четыре форварда легко обыгрывали наших тихих, сравнительно с заграничными, беков и вбивали в обеих половинах игры по восемь сухих голов».

Вот еще пара выдержек из газет того времени: «Результат больше чем плохой. Безнадежно плохой. Олимпийские игры застали Россию врасплох». «Можно усомниться в том, что выступление русских футболистов на Олимпиаде было разумно организовано…»

Первый чемпион и лимит на легионеров

Осенью того же 1912 года состоялся первый чемпионат Российской империи, в котором были заявлены сборные восьми городов. В финал, как и ожидалось, вышли команды Санкт-Петербурга и Москвы. 23 сентября на поле «Замоскворецкого кружка спорта» (З.К.С.) основное и дополнительное время матча закончилось вничью (2:2). А поскольку «играть далее при наступившей темноте было немыслимо, то игру прекратили». Было решено не играть до забитого гола, а провести переигровку. В повторном матче победила команда Петербурга, ставшая первым чемпионом Российской империи.

Еще раз обратимся к страницам московского журнала «К спорту!»: «Чемпионом России на 1912 год сделался Петербург. Да это, впрочем, и естественно, Петербургская футбольная лига — первая правильная организация футбола в России, в два с лишним года старше Московской лиги. Неудивительно, что опыт берет верх. Но в этом матче играл не только опыт — Петербург имел большое преимущество и в сыгранности, а главное, в отдельных выдающихся силах… Возьмите любого петербургского хавбека и вы не найдете ни одного московского игрока могущего с ними конкурировать, разве только Э. Чарнок… А ведь хавбеки — это главный нерв команды: от них зависит нападение, в их руках (или вернее ногах) защита».

Приведем состав сборной Петербурга — первого чемпиона Российской империи: голкипер Борейша («Невский»), беки: Соколов («Унитас») и Станфорд («Невский»), хавбеки: Уверский («Спорт»), Хромов («Унитас») и Монро («Невский»), форварды: Егоров и Суворов (оба «Спорт»), Бутусов («Унитас»), Гриилинг и Филиппов (Коломяги»).

В следующем году число команд удвоилось, и они были разделены на группы. Также было решено ввести лимит на иностранцев — не больше трех. При этом иностранцами не считались подданные других государств, которые не менее двух лет постоянно проживали и работали в России.

Розыгрыш происходил по кубковой системе, участвовали по-прежнему сборные городов. Разразился и первый большой «легионерский» скандал. В финале Сборная Одессы победила Санкт-Петербург — 4:2. Однако столичные футболисты опротестовали итоги розыгрыша из-за превышения лимита легионеров у соперника в полуфинальной игре против сборной Харькова (10:0). Результат полуфинала был аннулирован, а сам чемпионат признали несостоявшимся.

Нет сомнений, что поступательное развитие продолжилось бы и дальше, но вмешалась мировая война — третий чемпионат страны провести не успели. А вскоре всем стало не до футбола.

СпортПартнерский материал

Дзюба против «Динамо» и битва на Туманном Альбионе

Главные ставки на самые яркие матчи в европейском футболе
Спорт00:0319 октября

Вопрос формы

Она уменьшила грудь ради тенниса. И стала лучшей