Рыжий Вилли и форвард-шпион

Герои и злодеи имперского футбола России

1912 год. Футбольная команда Клуба спорта Орехово («Морозовцы»)
Изображение предоставлено издательством «Красивая книга»

В первом материале мы рассказали о том, как английская игра на свежем воздухе — футбол — появилась и прижилась в Российской империи. Но за каждым событием всегда стоят люди и их судьбы. И чем значительнее событие, тем интереснее человеческие истории, с ним связанные. В канун главного спортивного события года — ЧМ-2018 — «Лента.ру» при содействии издательства «Красивая книга» знакомит читателей с некоторыми малоизвестными страницами истории отечественного футбола.

Дюперрон

Официальной датой рождения отечественного футбола принято считать 12 (24) октября 1897 года. В тот день в Петербурге на Васильевском острове состоялся первый матч двух русских футбольных клубов. На плац 1-го кадетского корпуса вышли команды «Кружок любителей спорта» (КЛС) и «Санкт-Петербургский кружок спортсменов». Победила команда КЛС, капитаном которой был Георгий Дюперрон, ставший впоследствии одним из главных двигателей футбольного движения Российской империи.

Георгий Александрович Дюперрон родился в Санкт-Петербурге в 1877 году. По происхождению был наполовину французом (по отцу, который был купцом 1-й гильдии), а наполовину немцем (по матери), но всегда считал себя русским патриотом. В спорте он был настоящим универсалом — с детства увлекался велосипедом, хоккеем, легкой атлетикой, занимал призовые места на городских соревнованиях по бегу на коньках и лыжах. Фактически Дюперрон перепробовал все виды спорта, известные тогда в России, но делом его жизни стал футбол.

В начале века Дюперрон играл за первую русскую команду «Спорт», так часто для краткости называли команду «Кружок любителей спорта», ставшую чемпионом Петербурга в 1908 году. Был секретарем Петербургской футбольной лиги и Всероссийского футбольного союза, судьей на Олимпийских играх в Стокгольме, членом МОК от России. А еще он был первым профессиональным футбольным журналистом и главным редактором петербургского журнала «Спорт» (с 1902 года), где писал под псевдонимом Mister Out.

В январе 1912 году состоялось учредительное собрание Всероссийского футбольного союза (ВФС), объединившего более 150 клубов из 33 городов России с общим числом футболистов около восьми тысяч. Вскоре благодаря усилиям Дюперрона ВФС приняли в Международную федерацию футбольных ассоциаций (ФИФА), основанную в 1904 году. Представителями России в ФИФА стали две наиболее авторитетные в российском футболе фигуры — Дюперрон и Фульда (председатель Московской футбольной лиги).

В том же 1912 году в составе руководителей российской делегации Дюперрон отправился на Олимпийские игры в Стокгольм, где, между прочим, судил соревнования по легкой атлетике.

После революции Дюперрон преподавал в Институте физического образования имени Лесгафта, написал первый советский учебник по физической культуре, был основателем и первым заведующим кафедрой спортивных игр, работал библиотекарем. Его дважды арестовывали, несколько раз увольняли, потом восстанавливали на работе, но с существенным понижением в должности. Георгий Александрович не раз выезжал за границу и мог бы там остаться, но смысл своей жизни он видел в развитии и популяризации российского футбола, поэтому и остался до конца предан своей стране.

Роберт Фульда — человек и Кубок

Роберт Фердинандович (Роман Федорович) Фульда происходил из семьи московского купца первой гильдии, владел ювелирным магазином. Еще в юности он познакомился с футболом, увлекся им, перевел правила игры на русский язык и даже издал их за свой счет. В 1905 году Фульда стал одним из отцов-основателей Сокольнического клуба спорта — знаменитого СКС — пропагандировавшего теннис и футбол. В 1910 году во многом благодаря его старанию, энергии и финансовой помощи была создана Московская футбольная лига. Фульда учредил первый футбольный Кубок Москвы, который получил его имя. А в 1912 году принял самое активное участие в создании Российского футбольного союза (в 1914-1915 годах был его председателем).

После Октябрьской революции семья Фульда была вынуждена покинуть Россию и перебраться в Германию. Организаторские способности Роберта Фердинандовича пришлись кстати и на новом месте. Он и его жена Алиса пользовались большим уважением у русскоязычной общины Берлина за помощь русским эмигрантам.

После прихода к власти Гитлера Роберт Фульда с женой были вынуждены уехать в Швейцарию, а их сына Бориса арестовали нацисты, и пять военных лет он провел в концлагере Дахау.

Живя в эмиграции, Фульда мечтал вернуться в Россию. Он умер незадолго до окончания Второй мировой войны в возрасте 70 лет. Много лет спустя его внук Майкл Фульда перевез останки своей семьи в Россию и перезахоронил на Введенском кладбище в Москве.

Рыжий Вилли и неотразимый Эдуард

Рассказывая о дореволюционном футболе, мы уже упомянули фамилию Чарнок и даже привели отрывок из статьи журнала «К спорту!», в котором об этом московском хавбеке с похвалой отзывался журнал «К спорту!».

Эдуард (Эдвард) Чарнок принадлежал к славной футбольной династии, тесно связанной с Клубом спорта «Орехово» (КСО), созданном еще в 90-е годы XIX века при ткацкой фабрике «Товарищества мануфактур Викула Морозов и сыновья». Основателями КСО (они же «морозовцы») были работавшие на предприятии англичане, но постепенно к команде стали присоединяться и русские игроки. Руководство фабрики покровительствовало клубу, построило стадион, финансировало детские команды. Вокруг Орехово даже возникла своя любительская лига. Однако первая команда клуба играла в Московской лиге и была бессменным обладателем кубка имени Роберта Фульды с 1910 по 1913 год.

Отец семейства Гарри Горсфилд Чарнок перебрался в Россию из Британии еще в 60-е годы XIX века и служил директором на бумагопрядильной фабрике в местечке Никольском недалеко от Орехово-Зуева. У него было шестеро детей, большинство которых страстно любили футбол. Гарри Горсфилд, который в России стал именовать себя Андреем Васильевичем, стал одним из основателей КСО, а его брат Клементий — членом комитета Московской лиги. За «морозовцев» выступали его братья Вильям (Василий Васильевич) и Эдвард Паркер (Эдуард Васильевич), а также племянник Джеймс (Яков Климетьевич).

Василия Васильевича многочисленные болельщики называли не иначе как Рыжий Вилли, и он оставил поистине легендарный след в истории российского футбола. Рыжий Вилли наводил ужас на оборону противника, забив в матчах чемпионата Москвы, междугородних и международных встречах более сотни мячей! Если бы тогда велась официальная статистика, то Рыжий Вилли непременно вошел бы в Клуб бомбардиров имени Григория Федотова.

Что же касается Эдуарда Чарнока, то, кроме футбола, он был известным всей Москве ловеласом и страстным театралом. Говорят, среди его любовниц значились ведущие солистки Большого театра Антонина Нежданова и Надежда Обухова, а среди лучших друзей — знаменитый режиссер Станиславский. После разрыва дипотношений в 1927 году он вынужден был покинуть СССР.

Шестеро Бутусовых

Единственный гол российской сборной на Олимпиаде 1912 года в Стокгольме забил капитан команды Василий Бутусов.

Братьев Бутусовых было шестеро. Их отец — простой крестьянин из окрестностей города Мышкина, что в Ярославской губернии, ушел в столицу на заработки, да там и остался. Все братья так или иначе были связаны с российским футболом. Старший Кирилл — один из основателей и руководитель клуба «Унитас», в котором, кстати, начинали все братья. В 1912 году Кирилл Павлович был среди учредителей Всероссийского футбольного союза.

Василий Бутусов считался сильнейшим центрфорвардом Российской империи, был чемпионом Петербурга и чемпионом России в составе сборной родного города. В 1912 году он стал первым капитаном сборной России, выступавшей на Олимпийских играх в Стокгольме, где и забил первый и единственный гол нашей национальной команды. Потом был фронт Первой мировой войны, плен, возвращение, революция, служба в Красной армии. Арест, следствие по «делу Промпартии» и освобождение благодаря заступничеству брата Михаила, который ради этого согласился играть за «Динамо». Потом новая война, фронт, опять плен при выходе из окружения под Ленинградом. Четыре года немецких концлагерей. Вот такая нелегкая судьба в нелегкое время выпала на долю лучшего форварда дореволюционного футбола.

А третий брат — Михаил — нападающий «Унитаса», «Пищевика», ленинградского «Динамо», сборных Ленинграда, РСФСР и СССР, первый тренер ленинградского «Динамо». Позже возглавлял тбилисское и киевское «Динамо», ленинградский «Зенит». В 1924 году он стал первым капитаном сборной СССР и забил ее первый гол. Всего в товарищеских матчах сборной СССР Михаил Бутусов провел 88 мячей и еще 57 — в составе сборной РСФСР. Впрочем, все эти матчи считаются неофициальными, так как Федерация футбола СССР была создана только в 1934 году, а в ФИФА вступила лишь в 1947-м.

Павел Бутусов играл за основанный им в Мышкине «Гладиатор» и ленинградский «Пищевик», но вынужден был закончить карьеру из-за травмы. Зато вошел в историю как первый тренер «Сталинца», ставшего позже ленинградским «Зенитом».

Константин Бутусов тоже играл в футбол, был товарищем (заместителем) председателя Санкт-Петербургской лиги, воевал. Как и последний брат Александр, также игравший за «Унитас» и «Пищевик», умер в блокадном Ленинграде.

Форвард-шпион

Остановимся еще на одном человеке, отметившемся в российском футболе, но в гораздо большей степени известном благодаря своей профессиональной деятельности.

3 сентября 1918 года в газете «Известия» было опубликовано следующее официальное сообщение ВЦИК: «Органами ВЧК ликвидирован заговор, руководимый британско-французскими дипломатами, во главе с начальником британской миссии Локкартом, французским генеральным консулом Гренаром, французским генералом Лавернем и другими, направленный на организацию захвата при помощи подкупа частей советских войск, Совета народных комиссаров и провозглашения военной диктатуры в Москве».

О том, что сэр Роберт Гамильтон Брюс Локхард был английским шпионом, известно достаточно хорошо, но мало кто знает, что он был еще и чемпионом Москвы по футболу в составе команды КСО. За «морозовцев» Локхарт выступал с 1912 года и даже участвовал в выездных мачтах.

Вот состав КСО на одном из матчей в Харькове (с запасными): голкиперы — Макаров, Гринвуд, Бухарский; беки — Мишин, Савинцев, Хаваев; хавбеки — Акимов, Кынин, Я. Чарнок, Э. Чарнок, Андреев, Куликов, Шустров; форварды — Томилинсон, Мишин-второй, Бонд, Локхарт, Дикин, В. Чарнок.

Как же британский вице-консул и профессиональный разведчик попал в один из ведущих футбольных клубов России? Дело в том, что фамилия Локхарта была хорошо знакома любителям футбола — родной брат дипломата входил в состав британской футбольной сборной, которая летом того самого 1912 года стала чемпионом V Олимпийских игр в Стокгольме. Роберт до таких профессиональных высот не поднялся, но на любительском уровне слыл приличным игроком.

Войти в состав КСО, который к этому времени уже два года подряд был чемпионом Москвы и обладателем двух престижных кубков Фульды, Локхарта уговорили знакомые ему англичане — братья Гарри и Джеймс Чарноки. Для того чтобы стать «морозовцем», Локхарт даже отказал Британскому клубу спорта (БКС), состоявшему только из британцев.

Вот как рассказывал об этом сам британский дипломат в интервью московскому журналу «Русский спорт»: «Председатель клуба (БКС) сделал все, что в его силах, чтобы убедить меня изменить решение, но, давши Чарнокам слово играть у них, я не был склонен отказаться от него. Вначале на меня немного сердились, но я никогда не пожалел о принятом решении. Позднее, когда я ближе познакомился с этими северянами (Чарноки из Ланкашира на севере Англии — прим. ред.), я понял, какие они прекрасные ребята. А Чарноки с тех пор сделались моими верными друзьями, и я всегда считал мой футбольный опыт с русским пролетариатом самой ценной частью моего русского воспитания. В Орехове нам приходилось играть перед толпой в 10-15 тысяч человек. За исключением проигрышей иностранным командам, мы редко проигрывали...»

Уже через несколько месяцев успешных игр за «морозовцев» Локхарт стал любимейшим форвардом заядлых московских болельщиков и вместе с командой получил звание чемпиона города. КСО выступал тогда в столичном турнире вместе с еще шестью командами.

После разоблачения и высылки из страны Локхарт работал секретарем британской дипломатической миссии в Праге, много путешествовал по Восточной Европе как журналист Evening Standard. А во время Второй мировой войны стал руководителем политической разведки МИД Великобритании, попутно возглавляя комитет по вопросам пропаганды и разведки. Собственно, тогда его истинная профессия и перестала быть для всех тайной.

Спорт00:01Сегодня

Новые русские

Россия в шаге от плей-офф домашнего чемпионата мира. Мы ждали этого 32 года