Марс наш

Россияне полетели на Красную планету, но их сгубила водка: Surviving Mars

Фото: roscosmos.ru

Илон Маск с каждым годом все активнее продвигает идею высадки людей на Марсе. Он уверен, что уже в 2019 году поднимется в воздух первый межпланетный корабль, который в будущем отправит астронавтов на Красную планету. Хотя неизвестно, будет ли это осуществлено и примет ли Россия какое-то участие в этой грандиозной миссии, уже сейчас можно построить на Марсе свои собственные виртуальные города. «Лента.ру» рассказывает о попытке создания отечественной колонии в градостроительном симуляторе Surviving Mars.

Surviving Mars — экономическая научно-фантастическая стратегия от студии Haemimont Games. Говоря проще — это симулятор колонизации Марса, где игрок будет постоянно сталкиваться со всяческими трудностями, начиная от критической нехватки ресурсов до суровых климатических условий. При этом уровень сложности настраивается выбором страны или организации, которая привезет все необходимое для покорения нового рубежа. Таким образом можно сыграть за США, и тогда колония будет расти прямо на глазах, или за Россию, что, по воле разработчиков, является самым сложным испытанием и грозит миссии довольно серьезными проблемами. Правда, дополнительные бонусы, вроде постоянного финансирования или заранее исследованных технологий, могут значительно облегчить жизнь несчастных колонистов.

Первые трудности

США среди стран лучше всего готовы к освоению Марса. В начале игры у них есть три ракеты, а бюджет составляет восемь миллиардов долларов, на которые можно купить вездеходы, строительные дроны, материалы, модули для важных построек и дополнительные ракеты. На обратный путь у ракет нет топлива, поэтому его необходимо синтезировать из добытой на Марсе воды. У России ракеты две, и они медленно летают, а денег на три миллиарда долларов меньше. Поэтому очень важно выбрать место, где воды много в приповерхностном водоносном горизонте. В глубинных недрах воды больше, но добывать ее можно научиться только при высоком уровне развития.

Дополнительный бонус дает выбор командующего. Он может быть инженером-гидрологом (и тогда проблемы с водоснабжением будут сведены к минимуму), ракетостроителем (одна дополнительная ракета), политиком (дополнительное финансирование) или даже психологом (повышается комфорт будущих колонистов). Если брать за основу реалии жизни, то при игре за Россию логично выбрать олигарха, и тогда возрастет скорость производства ракетного топлива, нужного для отправки ракет обратно на Землю. Кроме того, доступным станет строительство местной версии Москвы-Сити — аркологического небоскреба, в котором с радостью поселятся любящие комфорт колонисты.

Развитие российской колонии (допустим, в не слишком удачно выбранном месте) становится настоящей игрой на выживание. Ради реализма можно даже включить инфляцию, и тогда ресурсы, привозимые с Земли, со временем будут становиться дороже. И это при том, что и первоначальная сумма, которая есть в запасе у России, невысока. Получится ли у нашей страны в одиночку построить жизнеспособную колонию, если представить, что Surviving Mars — это своеобразная репетиция реальной миссии, хоть и довольно условная?

Особый путь

На Марсе есть масса способов сгубить колонию. Во-первых, это метеороиды. Известно, что атмосфера Марса довольно разреженная, и даже небольшой метеорит может достичь поверхности. Один такой камешек может пробить купол марсианской колонии, и без оперативного ремонта все, кто там находится, погибнут. Во-вторых, пылевая буря. Хотя она не опрокинет ракету и не сдует колонистов (опять же из-за сильно разреженной атмосферы), в воздух поднимется туча пыли, из-за которой перестанут работать солнечные батареи, выпарители влаги и генераторы кислорода. Третья опасность — заморозки, приводящие к энергетическому кризису и обледенению всех лишенных энергии строений. Наконец, неверное планирование, из-за которого колонисты перестанут получать пищу, лишатся воды и других важных для них благ. И если первые три угрозы можно легко предотвратить, просто выбрав комфортную область, то четвертая гарантированно приведет к краху. Особенно если на старте мало ракет и денег на ресурсы.

Уже при отправке первой ракеты нужно выбрать, что взять с собой, а что оставить на Земле. Ограниченная грузоподъемность не позволяет отправить на Красную планету все нужные ресурсы и оборудование. Стоит помнить, что колония не сможет быть самодостаточной еще очень долго, и с родной планеты придется доставлять еду, полимеры, электронику и людей на смену постаревшим и неработоспособным колонистам. Но от первой партии ресурсов зависит многое. По прибытии главные рабочие лошадки — дроны — автоматически начинают распределять сырье между строительными площадками, заниматься ремонтом и отправлять грузы на склады. В процессе работы их лучше не трогать — искусственный интеллект сделает все сам.

В ходе симуляции российской миссии на Марс, названной «Великий путь» (хотя из-за последующих событий ее следовало бы назвать Don't panic!), колонисты решили сделать упор на добычу полезных ископаемых. Воду, добываемую из единственной поблизости скважины, пустили на синтез ракетного топлива, чтобы ракеты не простаивали в пустыне с пустыми баками. К сожалению, для добычи драгоценных металлов нужны колонисты, а не дроны, поэтому жилые купола нужно строить в непосредственной близости от места залежей. Пришлось с грустью демонтировать поспешно построенный первый купол, расположенный слишком далеко от заветных руд.

Для добычи кислорода колонисты используют генераторы МОКСИ. В реальной жизни так называется технология Mars Oxygen In-situ Resources Utilization Experiment (MOXIE), которая предусматривает использование местных ресурсов Марса для производства кислорода. Она представляет собой топливный элемент, который с помощью электрического разряда разделяет углекислый газ, непосредственно взятый из атмосферы, на кислород и угарный газ, а сам химический процесс происходит на поверхности устройства. Видимо, именно из-за этого МОКСИ в игре отключаются во время пыльной бури, поэтому для непрерывного снабжения колонии нужно строить хранилища кислорода.

Как только первые колонисты появились в куполе, они были сразу же отправлены на добычу драгоценных металлов. Дроны загружали добытое сырье в ракеты, которые отправлялись на Землю и тут же возвращались обратно. На вырученные деньги колония могла приобрести запчасти, необходимые для ремонта построек, еду и другие важные ресурсы. Тут нужно отметить, что за каждый сол (марсианские сутки, равные 24 часам 39 минутам) начисляются очки науки, необходимые на исследование новых технологий, которые заметно облегчают жизнь. Например, они позволяют снизить затраты ресурсов, увеличить продолжительность жизни колонистов или получить неисчерпаемые источники сырья.

Очки науки еще можно получить с помощью научных институтов и центров, а также лишней энергии, если изучена соответствующая технология. Поскольку научные институты требуют ценных ресурсов, колонисты просто решили заменить работающих по профессии ученых ветряными установками и почти не требующими обслуживания генераторами Стирлинга.

Нужно больше сырья

Ряд технологий, доступных в игре, называются чудесами марсианской науки (всего их семь). Так, гигантский экскаватор перерабатывает марсианский реголит в бетон, а шахта Мохоровичича, судя по названию, уходит вниз до нижней границы коры и добывает драгоценные и обычные металлы, которые никогда не заканчиваются. Космический лифт заменяет ракеты, почти мгновенно транспортируя ресурсы на Землю и обратно.

Хотя обычно такие чудо-постройки находятся в конце основного древа технологий, перед началом игры можно выбрать правило «Теория хаоса», и технологии будут появляться в ветках случайным образом. Русским повезло: заветная шахта Мохоровичича оказалась почти в самом начале. С ней миссию можно было бы считать успешной, но только при условии, что русские успеют накопить необходимые для строительства ресурсы прежде, чем истощатся доступные залежи. Да и сами колонисты должны были выжить. И вот тут возникли проблемы.

Во-первых, многим колонистам пришлось работать вне купола, что незамедлительно сказалось на их душевном равновесии, а хороший отдых едва ли мог скомпенсировать психологические проблемы. В итоге это сказалось на работоспособности. Ситуация осложнилась тем, что на производстве работали ботаники, врачи и ученые, что также ухудшило эффективность добычи ресурсов. В колонии появились алкоголики и бездельники. Другие нервничали от того, что в куполе не было заведений, удовлетворяющих их низменные желания, и скучали по выпивке.

Катастрофа

Хотя русским не привыкать к морозам, аномальные похолодания оказались чересчур суровыми. Сады в куполе покрылись инеем, а энергии, вырабатываемой генераторами и ветроустановками, оказалось недостаточно для обогрева строений, которые тут же обледенели. У колонистов стремительно уменьшались показатели здоровья, душевного равновесия и комфорта. Надежды на скорое строительство шахты Мохоровичича замерзали на глазах. Однако к концу местной зимы замерзли почти все постройки снаружи купола, что освободило нагрузку на колонию. Температура внутри купола повысилась, и первопроходцы почувствовали себя лучше.

Пыльные бури тоже довольно серьезно влияли на душевное равновесие колонистов. Во время стихии ракетам нельзя взлетать и садиться, что может представлять опасность для людей, застрявших на орбите. Проблемой оказалось и то, что колонисты стареют, выходят на пенсию и отказываются работать. В результате закрылись кафе, бары и госпиталь, что ввергло людей в еще большее уныние.

Многие развили отрицательную черту «алкоголизм», а несколько человек плюнули на великую миссию и отправились на родину. В конце концов, размер колонии сократился вдвое, а оставшаяся молодежь с трудом добывала драгоценные металлы, считая ворон и употребляя алкоголь, что опять же сказывалось на работоспособности. Часть выручки с этой скудной добычи уходила не на ресурсы для шахты Мохоровичича, а на поддержку трещащей по швам колонии.

Никто не предполагал, что эта ситуация приведет к роковым последствиям. Кажущееся благополучие было достигнуто с помощью новых колонистов, прибывших на ракете, а проблему с пенсионерами решили кардинально — с помощью биотехнологий. Теперь пожилые люди не уходили на заслуженный отдых, а продолжали работать и заводить детей до самой смерти.

Впрочем, страшное все-таки случилось. Шахта драгоценных металлов, на которой держалась вся колония, истощилась, прервав торговые отношения с Землей. Колонисты больше не могли получать еду и ресурсы, нужные для строительства шахты Мохоровичича. Нужно было срочно перетаскивать колонию к отдаленным залежам полезных ископаемых. Однако следующая же ледяная буря внесла в план свои коррективы. Выпарители влаги, которые были построены взамен исчерпанных водных скважин, обледенели и не смогли обеспечить новые купола достаточным количеством влаги. Люди стали умирать от обезвоживания. Это, в свою очередь, отпугивало новых добровольцев от освоения Красной планеты. К концу стихийного бедствия, продлившегося более пяти солов, погибли все, кроме одного человека. Его чудом спасла черта «выживаемость».

***

Впрочем, Surviving Mars — ни в коем случае не хардкорный симулятор марсианской колонии. Игра за США, Европу или содружество стран оказывается, пожалуй, чересчур простой и превращается в медитативное строительство в песочнице. Даже создание российской колонии, несмотря на самый сложный режим игры, может быть очень легким при правильном выборе первоначальных условий. Но отсутствие сложностей, всерьез угрожающих благополучию марсианских пионеров, быстро наскучивает. В конце концов, реальная миссия человека на Марс не обещает быть легкой прогулкой.

Русская медь

Что вы знаете о главном металле XXI века: тест «Ленты.ру»