Новости партнеров

Огонь по своим

Охранники, росгвардейцы и кавказцы устроили бойню в «Москва-Сити». Пострадали все

Кадр: фильм «Хардкор»

В Москве близится к развязке громкое уголовное дело о перестрелке в комплексе «Москва-Сити». 17 ноября 2017 года «авторитетный» предприниматель Дмитрий Павлов по прозвищу Павлик праздновал свое 55-летие в ресторане башни «Око». Между его охранниками и секьюрити долларового миллиардера Гавриила Юшваева произошел конфликт из-за неправильно припаркованной машины. В итоге оппоненты взялись за оружие и устроили стрельбу в духе голливудских боевиков. Эксклюзивные подробности о том, как башня «Око» превратилась в место разборки в стиле «лихих» 90-х, «Ленте.ру» рассказал адвокат одного из фигурантов дела.

Роковой Maybach

Адвокат Сергей Окорочков — защитник Магомеда Исмаилова, бывшего спортсмена и одного из руководителей клуба боевых искусств «Скорпион». Исмаилов был приглашен на юбилей Дмитрия Павлова вместе с товарищем, Гавриилом Юшваевым. По словам Окорочкова, Исмаилов был не охранником миллиардера, а его «правой рукой».

Как следует из материалов уголовного дела, 17 ноября 2017 года около 19:00-19:30 Исмаилов и Юшваев приехали в комплекс «Москва-Сити» на автомобиле Mercedes-Maybach, который и стал камнем преткновения. Они припарковали машину у VIP-входа и поднялись в ресторан Crystall Ballroom на четвертом этаже башни «Око». Примерно в 21.15 Исмаилов спустился из ресторана вниз и вышел на улицу, чтобы встретить знакомого, который должен был подъехать. Около 21.30 он увидел, как какой-то мужчина подошел к Mercedes-Maybach со стороны водителя и пытается открыть дверь.

По версии следствия, этим мужчиной был гендиректор ЧОП «Аргус-21» по фамилии Акопов, который занимался обеспечением безопасности на мероприятии вместе с пятью охранниками. Они охраняли парковку, VIP-вход и холл первого этажа, откуда гости поднимались на лифтах в ресторан. Исмаилов подошел к мужчине и спросил: «Что вы хотите?». Ему сказали, что машина неправильно припаркована и мешает проезду других автомобилей.

«Автомобиль стоял возле входа и на самом деле не мешал. Машины там двигались по кругу, припаркованные — стояли с левой стороны, а их Mercedes-Maybach — с правой, но там был большой зазор, достаточный, чтобы могли проехать две машины. Но, по мнению неких лиц охраны — он стоял неправильно и якобы мешал проезду. Исмаилов пояснил этому мужчине, что машина никому не мешает», — говорит адвокат Сергей Окорочков.

«Ребята, успокойтесь!»

Исмаилов заявил Акопову, что машина никому не мешает и останется на месте. Между мужчинами началась словесная перепалка, стали подтягиваться люди. Сам Исмаилов их не видел, поскольку они подошли со спины. По версии следствия, к спорящим подошли несколько человек и стали вклиниваться в разговор. Среди них было пятеро кавказцев (адвокату неизвестны их имена, кроме одного — Эльдара Хамидова, который впоследствии станет одним из фигурантов дела о перестрелке; он отказался от дачи показаний и не вполне ясно, чью сторону он представлял) и двое сотрудников Центра спецназначения ФГУП «Охрана» Росгвардии Дмитрий Якобсон и Дмитрий Иванчев (как следует из материалов дела, они охраняли некий груз во внедорожнике, который принадлежит компании, аффилированной с юбиляром Павловым)

В разгар спора Исмаилов предложил Акопову отойти и наедине вдвоем решить вопрос; мужчины вошли в холл, ведущий к лифтам в ресторан. Там недолго — в течение пары минут — переговорили. Исмаилов убедил оппонента, что машина никому не мешает, после чего они пожали руки и разошлись. В этот момент в холл вошли кавказцы, Якобсон и Иванчев; навстречу им из лифта вышли охранники Павлова — Кирилл Титаренко и Платон Койда.

«Титаренко спрашивает Акопова: "Что происходит?". И тот резко меняет свое отношение к происходящему. Спор начинается снова в присутствии большого количества народа», — объясняет адвокат. По его словам, из всех мужчин в холле — это небольшое помещение семь на четыре метра — с оружием как минимум были четверо: по материалам дела табельные пистолеты Макарова (ПМ) в тот день были выданы Якобсону и Иванчеву, а Титаренко и Койда были вооружены пистолетами ИЖ. Все они так или иначе были задействованы в охране юбиляра Павлова.

Мужчины начали галдеть и ругаться, в какой-то момент Титаренко достал пистолет — и начал водить им из стороны в сторону. «Исмаилову ситуация не понравилась, он почувствовал угрозу в свой адрес. Он говорит: "Ребята, успокойтесь!" Ни у кого оружия в руках не было, Титаренко — первым достал пистолет и повел себя агрессивно в отношении всех, это известно из обстоятельств дела», — рассказывает адвокат.

По словам защитника Окорочкова, стрельба началась почти сразу; при этом его подзащитный Исмаилов не видел, кто первым начал стрелять. Он встал в одну из ниш между лифтами, рядом с ним в стену вонзилось несколько пуль. Исмаилов выбрался на улицу, когда стрельба в холле прекратилась. «Он был в шоке от ситуации, отошел на какое-то расстояние. Видел, как люди выходили из холла, одного из раненых вынесли на руках. Он пытался позвонить Юшваеву, но не дозвонился», — рассказывает адвокат.

Исмаилов буквально через пару минут вернулся, холл был пустым, он поднялся на лифте в ресторан на 4 этаже и опять угодил в перестрелку: там суматоха, паника, он отпрыгнул в сторону и присел. Исмаилов, по его словам, поискал в зале Юшваева — не нашел, спустился на первый этаж и уехал из «Москва-Сити» на такси. По версии следствия, перестрелка перебралась с первого на четвертый этаж в продолжение событий в холле. Многочисленные свидетели дают противоречивую информацию по этим обстоятельствам.

Стрельба с подвохом

Единственный погибший в результате конфликта — охранник юбиляра Павлова Платон Койда. Но погиб он не во время перестрелки, а умер через четыре дня после нее. Койда был ранен из пистолета ИЖ, которым была вооружена охрана Павлова — пуля попала ему в ногу. Он обратился за медпомощью, но врачи не нашли ни выходного отверстия, ни пули, и его отпустили домой. Как следует из материалов дела, пуля повредила крупный сосуд, в результате чего образовался тромб. В какой-то момент он оторвался — и Койда скончался.

Пули из того же пистолета ИЖ получил Эльдар Хамидов — у него четыре ранения, одно из которых — в спину. Он был арестован после перестрелки и обвинен в покушении на убийство. Исмаилов знаком с Хамидовым по клубу «Скорпион», где тот тренировался; СМИ называют Хамидова охранником Юшваева.

«Мы можем смело сказать, что человек, вооруженный пистолетом ИЖ, попал в своего же — охранника Койду, и стрелял в спину Хамидову. На 4 этаже был ранен диджей. Также ранения получили сотрудники Центра спецназначения ФГУП «Охрана» Якобсон и Иванчев, охранник Павлова Титаренко и один из кавказцев, которого вынесли на руках из холла», — говорит адвокат. Согласно материалам дела, Титаренко получил выстрел в голову из травматического пистолета.

Якобсон был ранен из нарезного оружия. У него тяжелое ранение в живот — и он до сих пор лечится в больнице. По его версии, получив пулю, он потерял сознание и не помнит стрелял или не стрелял из своего пистолета. Адвокат Антон Гостев, который защищает Якобсона, заявил газете «Коммерсантъ», что из ПМ его клиента вообще не стреляли. Он указал, что смывы с рук Якобсона показали отсутствие на них пороховой гари.

Адвокат Исмаилова Сергей Окорочков в ответ приводит показания свидетеля Гунина, еще одного охранника Павлова. Из холла на первом этаже Гунин затащил в лифт раненого Якобсона — тот был в сознании. В протоколе допроса свидетеля говорится, что в лифте Гунин снял с пояса лежащего Якобсона пистолет Макарова и проверил наличие патронов в обойме — там их не было, еще один — был в стволе пистолета.

«Получается, что когда Якобсон расставался с оружием, на тот момент отсутствовало семь патронов. Из чего следствие сделало вывод, что он стрелял из своего пистолета. Сам Якобсон говорит, что отдал пистолет неизвестным людям», — указывает Окорочков. Он добавил, что Якобсона увезли после перестрелки в больницу, где прооперировали; охранник был весь оспиртован, поэтому с его рук не смогли взять смывы, а на его одежде имеются следы пороха, но его защита говорит, что они могли попасть из окружающей обстановки во время стрельбы в маленьком помещении.

От бойни до хулиганства

Утром 20 ноября 2017 года Исмаилов сам явился в полицию на Петровку 38. Оттуда его увезли в Следственный комитет России (СКР). «Мой подзащитный в стрельбе не участвовал, оружия у него не было. Он дал объяснения. Вечером 20 ноября нам сказали, что отпустят, если в нем не опознают участника перестрелки. Два засекреченных свидетеля долго — минут 30 — рассматривали его: "повернитесь этим боком, повернитесь другим боком"», — вспоминает Окорочков. В итоге в Исмаилове не опознали человека, который принимал активное участие в перестрелке — но и не отпустили.

...На сегодняшний день Исмаилов сидит в СИЗО уже девять месяцев. Его обвиняют в хулиганстве. Второго фигуранта дела — Эльдара Хамидова — обвиняют в покушении на убийство. Потерпевшими по этому делу значатся Титаренко, Якобсон и Иванчев. В конце августа «Коммерсантъ» сообщил, что следствие кардинально изменило позицию по событиям в «Москва-Сити», обвинив в хулиганстве Якобсона, который спровоцировал конфликт. Следователь приехал к нему в больницу, но тот отказался от дачи показаний, сославшись на плохое самочувствие. Вместе с Якобсоном обвинения в хулиганстве предъявили Титаренко и умершему Койде.

Они начали «выражаться грубой нецензурной бранью, оскорбляя человеческое достоинство» Исмаилова, а охранник юбиляра Павлова Титаренко, «всячески демонстрируя», что является «старшим в группе», плюнул в сторону Эльдара Хамидова, после чего вытащил оружие. По версии следствия, Якобсон и Титаренко «начали производить многочисленные выстрелы» из своего оружия «с целью причинения телесных повреждений» и «подавления сопротивления» Исмаилова, Хамидова и лиц, находившихся с ними. После этого стрелки покинули место происшествия.

В связи с тем, что против Якобсона были выдвинуты обвинения, советник директора Росгвардии Александр Хинштейн выступил в его защиту. «Проведенное внутреннее расследование не выявило каких-либо нарушений со стороны Дмитрия Якобсона», — заявил он «Коммерсанту», добавив, что руководство Росгвардии намерено защищать своего сотрудника всеми законными способами. Генпрокурору Юрию Чайке и главе СКР Александру Бастрыкину были направлены обращения с просьбой разобраться и провести объективное расследование по делу.

А были ли росгвардейцы?

Между тем из материалов дела следует, что Якобсон и Иванчев не являются сотрудниками Росгвардии, утверждает адвокат Окорочков. Директор центра специального назначения (ЦСН) ФГУП «Охрана» по фамилии Дендяев, где трудились Якобсон и Иванчев, был опрошен сотрудниками управления «М» ФСБ России. В своих показаниях он пояснил, что ЦСН не является структурным подразделением ФГУП «Охрана» Росгвардии — это коммерческая организация, созданная при федеральном предприятии, с целью извлечения прибыли из своей деятельности. Дендяев также указал, что сотрудники ЦСН не аттестованы государственными органами.

«Они просто частные охранники, а не сотрудники Росгвардии, при этом Якобсона и Иванчева в прессе позиционируют, как росгвардейцев. Если бы они были таковыми, то дело расследовалось по статье 317 и 318 УК РФ ("Посягательство на жизнь представителя власти" и "Применение насилия в отношении представителя власти"), — указывает защитник. Из материалов дела следует, что Якобсон и Иванчев охраняли некий груз во внедорожнике, который принадлежит компании, аффилированной с Павловым. При этом в договоре на охрану не указан груз, в связи с чем правовая экспертиза сделала вывод о фиктивности сделки, добавил адвокат.

«Мой подзащитный никаких противоправных действий не совершал. Сам явился в органы. У него на иждивении трое несовершеннолетних детей и мама-инвалид, куча наград и грамот. Несмотря на это, он содержится под стражей, а Титаренко и Якобсон, которые, как установило следствие, применяли оружие, находятся на свободе. Им избрана мера, не связанная с лишением свободы», — указывает Окорочков.

Защитник считает, что неправильная подача в прессе дела о перестрелке в «Москва-Сити» создает негативный образ его подзащитному, а события ноября прошлого года излагаются искаженно. Последнее слово по запутанному делу о стрельбе в «Оке» теперь предстоит сказать суду.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!