Фокус с проникновением

Он верил в магию и защищал Майкла Джексона. В его руках все налоги Америки

Кадр: фильм «Волк с Уолл-стрит»

Сенат США утвердил нового главу налогового управления (IRS). Им стал бывший адвокат, десятилетиями помогавший нарушителям закона уйти от наказания и вступавшийся за будущего президента Дональда Трампа. Теперь он обещает беспристрастно работать на благо американского бюджета, но из-за масштабной налоговой реформы и собственной репутации сделать это будет не так-то просто. О спорной фигуре одного из незаметных руководителей Америки — в материале «Ленты.ру».

Кандидатуру Чарльза Реттига на слушаниях поддержали 64 сенатора из ста. Еще 33 сделать это отказались. Среди тех, кто проголосовал за, были даже представители Демократической партии, хотя все последние месяцы они осаждали кандидата неудобными вопросами. Реттигу вспомнили членство в Ассоциации магических искусств. Но большая часть претензий касалась прошлого кандидата — 61-летнего юриста из фешенебельного пригорода Лос-Анджелеса Беверли-Хиллз, заработавшего себе репутацию защитника сильных мира сего.

На страже тугих кошельков

С начала 1980-х годов он работал в компании, специализировавшейся на представлении интересов богатых и известных американцев, а также крупнейших корпораций в спорах с налоговиками. Его клиентом, к примеру, был Майкл Джексон. Как правило, Реттиг не пытался оспорить выдвинутые претензии — вместо этого он старался сделать так, чтобы подзащитные вышли из разбирательства с наименьшими потерями. Зачастую они соглашались раскрыть данные о своих офшорных счетах, а власти в обмен на это значительно сокращали размер штрафов.

Например, американский миллиардер российского происхождения Игорь Олейников, сделавший состояние на строительном бизнесе, в 2007 году обвинялся в том, что скрыл от властей 200 миллионов долларов в офшоре на Багамских островах. За пять лет до этого предприниматель уже фигурировал в похожем скандале ровно на такую же сумму (тогда он согласился возместить ущерб). Однако это не помешало ему избежать тюремного заключения, отделавшись штрафом в 3,5 тысячи долларов и 120 часами общественных работ. На одном из заседаний судья назвал Олейникова «потрясающим человеком, наверное, самым умным в этом зале». То дело стало прецедентом и сделало Реттига еще более востребованным у не совсем чистых на руку бизнесменов.

Но иногда он действовал гораздо агрессивнее и брал инициативу на себя. Как минимум дважды он сам подавал в суд на IRS, требуя пересчитать налоговые требования к своим клиентам, с которыми те были не согласны. Один раз дело касалось крупной компании, «дочки» California Bank, другой — калифорнийской семейной пары, которой налоговики выставили счет на 644 тысячи долларов.

За 35 лет карьеры Реттиг превратился из обычного сотрудника в партнера и совладельца компании, которая теперь носит в том числе и его имя — Hochman, Salkin, Rettig, Toscher & Perez. В то же время, он всячески остерегался имиджа борца с системой. В публичных выступлениях адвокат то и дело говорил, как ценит, уважает и даже восхищается своими оппонентами, которые трудятся на благо страны. А коллеги отзывались о нем, как о человеке, который «искренне верит, что налоговая система — это хорошее дело». Такая тактика позволила Реттигу возглавить Консультативный совет при IRS — орган, который может предлагать изменения в действующие законы и участвовать в разработке новых. Так юрист получил возможность бесплатно лоббировать интересы своих клиентов.

Кандидат не от народа

Американский подход к госслужбе сильно отличается от российского. Так, кандидат на должность судьи в США обязан несколько лет отработать адвокатом (в то время, как в России судьями чаще всего становятся секретари суда). В Америке высоко ценится опыт, не связанный с работой чиновником. Достаточно вспомнить самого Трампа, шагнувшего в президентское кресло прямиком из бизнеса, или бывшего госсекретаря Рекса Тиллерсона, много лет возглавлявшего нефтяную компанию ExxonMobil. Но случай Реттига все равно выбивается из общего ряда. Его предшественники сначала сделали успешную карьеру в финансах и только потом попали в IRS. Дуглас Шульман, занимавший пост в 2008-2012 годах, работал в Bank of New York, Джон Коскинен (2013-2017 годы) — в ипотечном агентстве Freddie Mac. Считается, что только так можно в полной мере понять, как устроены налоги, набраться опыта и сформировать собственную позицию. Реттиг мало того, что пренебрег этой традицией, — он помогал нарушителям обходить закон и не нести за это ответственность.

К тому же, во время последней президентской кампании он встал на сторону Трампа, отказавшегося раскрывать сведения о своих доходах. Это тоже было нарушением традиции: за последние 40 лет на это не осмеливался ни один кандидат в президенты. Будущий глава государства объяснял свой демарш проверкой, которую в отношении него и его доходов проводил IRS. Трамп был уверен, что чиновники слишком предвзяты. Реттиг был менее категоричен, но поддержал его отказ. «Есть ли хоть какие-нибудь юридические препятствия для того, чтобы он опубликовал свои декларации? Однозначно, нет. Но разве найдется хоть один профессиональный компетентный юрист, который посоветует ему сделать это до того, пока не закончилась проверка IRS? Ответ тот же: нет», — писал адвокат в авторской колонке.

Состоятельные люди живут по особым правилам, то же самое можно сказать и об их финансах, объяснял Реттиг в оправдание Трампа. Чтобы разобраться в их доходах, IRS подключает специальную «полицию благосостояния», составленную из опытных агентов, и их работа может растянуться на месяцы или даже годы. Чтобы не мешать им, лучше действительно не предавать никакие сведения огласке, настаивал адвокат. По его мнению, у Трампа могли быть другие причины держать все в тайне, и это отнюдь не мошенничество в прошлом: «Вполне возможно, его состояние не так велико, как он хочет показать. Определенно, оно больше, чем у многих из нас, но при этом меньше тех 10 миллиардов, о которых он любит говорить. Если опубликовать декларацию, вскроются и истинные доходы».

И хотя в словах Реттига не было ничего предосудительного, многие, особенно противники Трампа, восприняли их в штыки. Тут же выяснилось, что юрист пожертвовал кандидату от республиканцев 375 долларов. На общем фоне это копейки (вернее, центы), но в адрес Хиллари Клинтон отчислений не было вовсе, хотя в предыдущие годы Реттиг старался равномерно поддерживать кандидатов от обеих партий. Например, в 2012-м перевел по 500 долларов Бараку Обаме и Митту Ромни.

Чужой среди хищников

Все это настроило против адвоката многих сенаторов (особенно демократов), которым предстояло одобрить кандидатуру Трампа. Процедура затягивалась, и вместо стандартных двух-трех месяцев заняла целых восемь. Обязанности главы IRS в это время исполнял Дэвид Коттер. Именно ему выпало руководить ведомством в самый важный для него момент за долгие годы. В конце декабря 2017 года Конгресс утвердил масштабную налоговую реформу, ставшую одним из главных предвыборных обещаний Трампа. «Досталось» и бизнесу, и обычным гражданам. Но корпорациям все же больше: ставки на прибыль для них снизили с 35 процентов сразу до 21 (и это не считая четырехкратного сокращения налога на возвращение капитала из-за рубежа).

На июньских предварительных слушаниях Реттига спрашивали, как он собирается работать, если до сих пор имел дело только с очень обеспеченными налогоплательщиками. «Я планирую трудиться ради всех плательщиков без исключения», — ответил кандидат и поспешил добавить, что IRS при нем будет самостоятельным органом. Это замечание отнюдь не было дежурным. Дело в том, что два последних (не считая временных) главы IRS оказывались в центре скандалов.

В 2013 году ведомство призналось, что по-разному проверяло некоммерческие организации, претендовавшие на освобождение от налогов. Те из них, кто был связан с республиканцами и популярным протестным «Движением чаепития», сталкивались с пристрастным отношением аудиторов — в отличие от политических оппонентов. Разоблачение не стоило должности Шульману (к тому времени он уже покинул свой пост), но чуть не сломало карьеру его преемнику Коскинену. Того обвиняли в укрывательстве главного действующего лица скандала, сотрудницы IRS Луис Лернер, и даже пытались сместить с поста через импичмент — безуспешно.

Ну-ка разгреби

И Шульман, и Коскинен были демократами. В отличие от них Реттиг имеет репутацию человека, симпатизирующего Республиканской партии, хоть и не состоящего в ней. И это накладывает на него еще большую ответственность. Если на осенних выборах в Конгресс большинство получат демократы, выступавшие резко против налоговой реформы, ему будет гораздо труднее проводить ее в жизнь. Многие американцы пока так и не поняли, как перемены повлияли на их жизнь, — сделать выводы можно будет только по окончании налогового года (он заканчивается в ноябре), когда придут платежки. Но власти некоторых штатов — в основном демократических — уже готовятся обходить ограничения по размеру налоговых вычетов для граждан. Республиканцы из Конгресса пытаются им помешать.

Еще одна претензия к авторам реформы — недавно принятое правило, разрешающее организациям-налоговым льготникам не отчитываться об источниках пожертвований. Учитывая, что большинство таких организаций создаются специально под выборы, еще толком не приступившего к работе Реттига уже обвиняют в создании условий для иностранного вмешательства в голосование. Наконец, новому главе IRS придется столкнуться с технической отсталостью ведомства. В прошлом году IRS вынуждена была на день продлить срок подачи деклараций из-за сбоя в системе. Реттиг уже пообещал выделить деньги на замену компьютеров и нанять лучших специалистов, но в условиях многолетнего постепенного сокращения бюджета IRS сделать это будет непросто.

По подсчетам авторов, налоговая реформа обойдется американскому бюджету в 1,5 триллиона недополученных долларов за пять лет. Компенсировать их планируется за счет роста экономики и налогооблагаемой базы компаний, но у многих экономистов на этот счет есть сомнения.

Если расчеты оправдаются, страну ждет еще большая дыра в торговом балансе (одна из причин развязанной Трампом торговой войны): при американском устройстве экономики рост потребностей оборачивается ростом импорта. Если не оправдаются, впереди увеличение дефицита бюджета и госдолга (который Трамп обещал усмирить). Фигура главного налоговика становится одной из ключевых во всей структуре власти США. Пока что половина страны относится к нему, как к защитнику богатых преступников и президента-обманщика, к тому же верящему в магию. В СМИ уже шутят, что управлять IRS Реттиг будет при помощи фокусов. Спокойствие мировой экономики зависит от того, сумеет ли он доказать свою состоятельность.

Экономика00:0611 декабря

Черная мечта

Россияне хотят жить хорошо на деньги от нефти. Аляска делает это уже 40 лет