Новости партнеров

Икра престолов

В России идет война с рыбной мафией. Она прячет деликатесы в гробах и мусоре

Фото: Александр Петров / ТАСС

Икорная мафия — одна из самых молодых в России. Впервые о ней заговорили еще в советские времена, в начале 80-х годов XX века. С тех пор почти 40 лет теневые торговцы деликатесом, ради наживы уничтожающие и без того редкие виды рыб, делают огромные деньги на икре. Чтобы избежать поимки, члены икорной мафии постоянно идут на хитрости и не брезгуют возить свой товар в гробах и мусорных контейнерах. В нынешнем году войну им и другим рыбным браконьерам всех мастей объявила Генеральная прокуратура России. В ведомстве намерены навсегда покончить с теми, кто наживается на исчезающей рыбе. Подробности о том, как силовики бьются за икру и рыбу, выясняла «Лента.ру».

Деликатес из катафалков

О том, как остро обстоит в России дело с икорной мафией и браконьерами, говорит простой факт: именно теме борьбы с ними Генпрокуратура посвятила эксклюзивный сюжет, опубликованный 1 октября — в день запуска стримингового сервиса ведомства «Эфир». В самом деле, те, кто делает огромные деньги на деликатесах, в своей жажде наживы не останавливаются ни перед чем и порой удивляют даже видавших виды стражей порядка.

...26 октября 2015 года около часа ночи на 34-м километре трассы Хабаровск — Находка сотрудники ДПС за превышение скорости остановили автобус Nissan Civilian одного из ритуальных агентств. Водитель объяснил: он перевозит тело умершей женщины из поселка Маяк Нанайского района в Хабаровск. И даже показал фотографию покойной — она с траурной лентой была закреплена на лобовом стекле.

Но гаишников насторожили две вещи: водитель явно нервничал, а в салоне почему-то пахло рыбой. Они попросили снять крышку с гроба и вместо тела обнаружили внутри пластиковые контейнеры, наполненные черной икрой. Как позже установят эксперты, стандартный гроб вмещает ровно полтонны дорогого деликатеса. Его стоимость (посчитанная по специальной методике Росрыболовства) составила 4,3 миллиона рублей, или около 8,6 тысячи рублей за килограмм.

Для сравнения: на черном рынке в Москве килограмм икры тогда стоил около 35 тысяч рублей. Это задержание стало первым шагом на пути разоблачения организованной группы, которая два месяца вылавливала в Амуре местного осетра, идущего на нерест. Подсчеты показывают: чтобы собрать полтонны черной икры, браконьеры убили и выбросили в реку порядка 625 самок амурского осетра. А этот вид с 1956 года занесен в Красную книгу, его добыча строго запрещена.

Самка амурского осетра приобретает способность метать икру к 11 годам. К этому возрасту она достигает длины 1-1,2 метра и весит около пяти килограммов. Одна идущая на нерест особь несет в себе от 700 до 900 граммов икры. Браконьеры, как правило, вспарывают рыбе живот, вынимают полный икры ястык (мешок из пленки), а тушку выбрасывают — она занимает много места и стоит значительно меньше; связываться с ней просто не хотят. Кстати, на легальных осетровых фермах рыб зачастую «доят», оставляя живыми и способными к новому метанию.

Схожая ситуация — с красной икрой. Правда, рыбы лососевых пород гораздо мельче и икры в них не 10-15 процентов от массы тела, а меньше. Получается, что тонна браконьерской красной икры — это 3-4 тысячи рыб, убитых и выброшенных за борт. Впрочем, оборот красной икры гораздо больше, чем черной, — только на прошлой неделе на Камчатке в ходе спецоперации у браконьеров изъяли сразу 14 тонн этого продукта. А всего, по данным правоохранительных органов, с начала нереста 2018 года выявлено свыше 27 тонн браконьерской икры и более 127 тонн различных морепродуктов «вне закона».

Мусоровоз с подвохом

Впрочем, браконьеры далеко не всегда избавляются от редкой рыбы, варварски вытащив из нее «золотую» икру. Пример тому — рейд оперативников ФСБ, который они провели в апреле 2016 года на строительной базе Большой Очаковской улицы в Москве. Внимание силовиков привлек мусоровоз, от которого подозрительно пахло рыбой. Как выяснилось, сверху в контейнер машины были навалены мешки с бытовыми отходами, сложенные на лист картона. А под ним лежали 88 туш калуги (амурская белуга) и амурского осетра общим весом более 1,5 тонны. Именно так, под слоем мусора, участники ОПГ развозили по Москве элитные деликатесы.

Через несколько дней в Хабаровске с поличным были задержаны организаторы этой группировки. Сыщики установили, что задержанные круглый год скупали у браконьеров туши и складировали их в тайниках — в основном в снегу на склонах сопок. Так рыба промерзала естественным путем. Когда скапливалось несколько сотен килограммов, теневые дельцы готовили специальные ящики — фанера, целлофан, пенопласт. Такие емкости, во-первых, долго держали холод, а во-вторых, не пропускали запах. Получив конкретный заказ, товар забирали (к тайникам подъезжали на джипах-пикапах), на обочине перегружали в грузовики и под видом товаров народного потребления отправляли в Москву.

Именно на этом этапе — доставке груза из тайников к железнодорожникам — браконьеров поймали сотрудники правоохранительных органов. Кстати, на этот случай грузовики, которые везли уже закамуфлированные под другой груз ящики, всегда сопровождала разведка — впереди ехал легковой автомобиль, который по рации предупреждал о передвижных патрулях и пикетах. В случае опасности грузовики с рыбой сворачивали в лес, где просто вываливали ее в снег.

Позже, через несколько дней, перевозчики возвращались и забирали товар — а могли его и просто выбросить. Впрочем, против оперативников ФСБ такая схема браконьерам не помогла. В результате спецоперации были задержаны все участники группы. 14 сентября 2018 года с учетом позиции государственного обвинителя они получили от 3 до 5 лет тюрьмы. Организатора ОПГ взяли под стражу прямо в зале суда.

Мафия родом из Союза

Еще в конце XX века во время нереста тихоокеанского лосося на реках Камчатки собака могла перейти с одного берега реки на другой, не замочив лап. Эта присказка до сих пор в ходу и на полуострове, и даже на островах Сахалинской гряды. Но к реальности сейчас она отношения не имеет: последние годы на нерест приходит в разы меньше рыбы, чем раньше. И, как говорят ихтиологи, скоро в природе нерестовой рыбы не останется — найти ее можно будет только в искусственных водоемах. А на Дальнем Востоке, Камчатке и Сахалине уже ходят невеселые разговоры: мол, о существовании лосося и кеты наши внуки узнают на уроках истории.

Сказать спасибо за то, что Дальний Восток лишается рыбы, в основном нужно икорной мафии. Еще в середине XX века о ней в СССР не знали ничего, но уже в начале 80-х годов заговорили всерьез. Тогда по приговору суда был расстрелян замминистра рыбного хозяйства СССР Владимир Рытов. В определенных кругах — правда, не криминальных, а номенклатурных — его знали под кличкой Боцман. Именно Рытов был идеологом сети фирменных магазинов «Океан» и, параллельно, создателем идеи контрабанды ценных пород рыбы и икры за рубеж.

Боцмана сдали собственные подчиненные и ближайшие товарищи: глава сети фирменных магазинов «Океан» Фельдман и директор одного из московских магазинов Фишман. Они попали в поле зрения оперативников КГБ при попытке вывезти за рубеж наличные рубли, поскольку собирались эмигрировать. На первом же допросе задержанные стали сотрудничать со следствием — так вскрылась крупнейшая в СССР система взяток.

Вообще говоря, сам механизм хищений был банален — икру и рыбу взвешивали на борту траулера и передавали на плавучие перерабатывающие заводы. Но на практике правильно взвесить продукцию в условиях даже минимальной качки было нереально. Поэтому возникали (или, что вероятнее, искусственно создавались) излишки, до 1,5-2 килограммов икры и рыбы с каждой десятикилограммовой емкости. Именно эти излишки и создавали базу для хищений и взяточничества. Проще говоря, икорная мафия начинала работать не в момент вылова, а в момент начала переработки продукции.

Тогда, в 1980 году, руководство сети «Океан» и министерства рыбной промышленности было посажено — но сама мафия осталась, ведь пострадала лишь ее верхушка. В том или ином виде она действует и по сей день. Сегодня, как и десятилетия назад, икорная и рыбная мафия паразитирует на производстве и переработке, а не на добыче. А все потому, что стоимость добычи (в эквиваленте) не меняется и составляет примерно один доллар за килограмм рыбы. В эту цену входит и зарплата добытчиков, и налоги, и судно, и топливо, и 10 процентов маржи (прибыли). После всех накруток посредников стоимость морепродуктов возрастает примерно на 500 процентов.

— Квоты на вылов дают рыбакам: производитель их получить не может, — рассказывает в беседе с «Лентой.ру» высокопоставленный сотрудник одного из контролирующих ведомств, знакомый с ситуацией не понаслышке. — А добытчик может сдать улов или государству, или нелегалу. Но с нелегалом попроще — меньше бумажной волокиты. Да и заплатить он может чуть-чуть больше. Плюс надо учитывать давние неформальные связи между теми, кто ходит в море, и теми, кто стоит у станков. Я уже не говорю про те случаи, когда добытая нашими судами рыба прямо в море перегружается на иностранные плавучие заводы: в этом случае стоимость килограмма резко возрастает до 3,5 доллара. Причем деньги могут передать наличными, а могут перевести на счет.

Впрочем, если рыбаков, отдающих уловы налево, еще можно отследить и приструнить, то с браконьерами ситуация крайне сложная — ведь они зачастую действуют вообще без квот. Помешать именно их деятельности и ударить по незаконному обороту икры и рыбы — главная задача сотрудников Генпрокуратуры России на сегодня.

Объявленная война

Сегодня во всех регионах России прокуроры создают специальные штабы, куда входят представители МВД, ФСБ, погранслужбы, Роспотребнадзора и Росрыболовства. С начала нереста в регионы привлекают инспекторов из других субъектов Федерации — чтобы избежать кумовства и коррупции. Впрочем, борцы с икорной и рыбной мафией хорошо понимают, что борьба с браконьерством в акваториях — лишь первый этап, ведь добытую продукцию надо сбывать. Поэтому надзорные органы регулярно устраивают рейды в торговых точках, сталкиваясь со множеством ухищрений теневых торговцев.

— Прокуроры постоянно мониторят интернет в поисках сайтов, на которых предлагают приобретать нелегально добытые водные биологические ресурсы, — говорит в беседе с «Лентой.ру» старший советник юстиции Александр Куренной, руководитель управления взаимодействия со СМИ Генеральной прокуратуры России. — В мае 2018 года в УК РФ были внесены поправки, дающие нам среди прочего право пресекать такую деятельность. Первые результаты уже есть: подобные сайты блокируются, а законность работы их создателей тщательно проверяют.

По словам Куренного, в Магаданской области были обнаружены поддельные сертификаты соответствия на икру: прокуроры установили, что фальшивки использовали для легализации перемещения контрабандной икры. По материалам прокурорских проверок были возбуждены пять уголовных дел по части 3 статьи 327 УК РФ «Использование заведомо подложных документов». А в Башкирии поймали черных торговцев, пытавшихся торговать стерлядью, занесенной в Красную книгу.

Кстати, прокуроры ищут не только уже выловленную рыбу и добытую преступным путем икру — они борются еще и с нелегальными орудиями лова — от острогов и электроудочек до сетей. Типичный пример: только за один день в Северобайкальске (Республика Бурятия) прокуроры вместе с сотрудниками торговой инспекции изъяли из специализированных магазинов типа «Рыболов» 138 сетей общей длиной более 5,5 километра. Речь идет о запрещенных нейлоновых и синтетических сетях с диаметром нитей менее полумиллиметра и ячейкой, меньшей чем 10 на 10 сантиметров.

Преступление и наказание

Согласно статистике Верховного суда России, за пять лет (с 2013 по 2017 год) за незаконный оборот водных биологических ресурсов (статья 256 УК РФ) в стране были осуждены 18 005 человек. Еще 991 человек в 2017 году заплатили судебный штраф — относительно новый вид наказания, при котором формально судимости нет. Фактически же число уголовных дел по статье 256 УК РФ, к сожалению, растет год от года. Абсолютное большинство осужденных по ней приговорено к штрафу от 300 тысяч до полумиллиона рублей. Кроме того, им приходится возмещать нанесенный природе страны ущерб. К лишению свободы за все четыре года приговорены всего 166 человек — злостных браконьеров. Однако, наказывая тех, кто незаконно добывает рыбу и икру, прокуроры сталкиваются с рядом проблем.

— Свыше 60 процентов осужденных являются безработными, проживающими в сельской местности, — говорит Александр Куренной. — Они просто не в состоянии возмещать назначаемые им штрафы. А альтернативное наказание — исправительные работы — применяются судами очень редко, только в 10 процентах случаев. Причина проста: официально трудоустроить таких осужденных органам местного самоуправления некуда. В связи с этим Генеральная прокуратура вышла в правительство России с инициативой дополнить санкцию статьи 256 обязательными работами, которые выполняются в свободное время в виде общественно полезных работ. По нашему мнению, это позволит реализовать принцип неотвратимости наказания.

Официальный представитель Генпрокуратуры отмечает: еще одна сложность в том, что нередко орудия незаконного лова возвращают хозяевам. Даже тогда, когда браконьер пойман с поличным.

— Простой пример: браконьер задержан возле реки, в лодке и в машине изъята нелегально выловленная рыба — но и лодка, и мотор на ней, и автомобиль по документам принадлежат его отцу, — отмечает Куренной. — Сейчас закон категорически запрещает конфискацию этого имущества, хотя мы-то прекрасно понимаем, что оно лишь записано на третьих лиц, а фактически его использует преступник.

Именно поэтому Генеральная прокуратура уже внесла в правительство предложение об изменении статьи 104 УК РФ и статьи 3.7 КоАП РФ: которые запрещают конфисковать в пользу государства предметы, изъятые у виновных лиц и не принадлежащие им на праве собственности.

Чиновников — к ответу

В вопросах борьбы с водными видами браконьерства есть и еще одна острая проблема. Это, по данным Генпрокуратуры, — грубейшие нарушения рыбоохранного законодательства местными властями. К примеру, Волго-Каспийское управление Росрыболовства за короткий срок незаконно выдало девять разрешений на добычу водно-биологических ресурсов: их получили предприятия, которые «забыли» уплатить штрафы за нарушения природоохранного законодательства. В Башкортостане, Марий Эл, Татарстане, Чувашии, на Камчатке, в Пермском крае и во многих других областях надзорные органы вообще не контролировали объемы добычи рыбы, чем пользовались некоторые фирмы, формально имеющие безупречную репутацию.

А в Хабаровском крае прокуроры смогли разгадать тайну, над которой несколько лет бились и местные власти, и научные институты: «Почему мы все правильно делаем, а популяция лосося быстро сокращается?» Ответ оказался прост: все правильно делали только на бумаге. Ловля лосося в устьях рек строго запрещена — и по отчетам Росрыболовства за этим внимательно следили. Но в то же время это же ведомство организовало в Николаевском районе один рыбопромысловый участок так, что он находился в устьях сразу четырех впадающих в Амур рек. Само собой, это очень рыбные места. Участок функционировал пять лет — за это время только по бумагам там добыли свыше пяти тысяч тонн кеты и горбуши.

В Ульчинском районе того же Хабаровского края 29 рыбопромысловых участков создали так, что они заходили в запретные для любого лова зоны. Причем один из таких участков протяженностью более 15 километров на две трети заходил в заповедную зону. Бумаги говорят, что здесь официально выловили десятки тысяч тонн тихоокеанского лосося, идущего на нерест.

— Только в прошлом, 2017 году органами прокуратуры было вскрыто более 14 тысяч нарушений рыбного законодательства, — рассказывает Куренной. — Для их устранения вынесено свыше 600 протестов, в суды предъявлено более 4,3 тысячи исков на общую сумму в полмиллиарда рублей. Кроме того, возбуждено почти тысяча административных производств и 212 уголовных дел. Еще десятки материалов находятся в стадии доследственных проверок и оперативных разработок.

Конечно, объясняя все эти преступные факты, должностные лица говорят о «случайностях» и «ошибках». И можно было бы в это поверить, если бы не одно но — информация о крупных рейдах, которые готовят в обстановке строжайшей секретности, очень быстро попадает к браконьерам, и те получают шанс уйти от наказания. Однако Генеральная прокуратура намерена раз и навсегда покончить с этой порочной практикой, чтобы самые рыбные регионы России не остались без своих водных богатств.

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость, вопросы или идея для материала, напишите нам: crime@lenta-co.ru
Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!
Силовые структуры00:04 6 сентября

Огонь по своим

Охранники, росгвардейцы и кавказцы устроили бойню в «Москва-Сити». Пострадали все