«Побью любого без сожаления»

Русский Драго мало говорит и сильно бьет. Он подерется перед Нурмагомедовым

Фото: Dean Mouhtaropoulos / Getty Images

6 октября турнир Абсолютного бойцовского чемпионата (UFC) в Лас-Вегасе возглавит поединок между Хабибом Нурмагомедовым и Конором Макгрегором. Перед ним состоится бой другого россиянина — тяжеловес, амбассадор бренда Reebok Александр Волков по прозвищу Русский Драго встретится с американцем Дерриком Льюисом. В преддверии турнира Волков рассказал «Ленте.ру» о скандалах, депрессии, отношении к Тимати и многом другом.

«Работа бойца — изнурительный, монотонный труд»

«Лента.ру»: Какой на сегодняшний день главный тренд в смешанных единоборствах (MMA)?

Александр Волков: Быть уникальным. Все-таки ММА — это шоу, и чем изощреннее боец, тем интереснее зрителю.

Ваши бои преимущественно заканчиваются нокаутом. Есть ли у вас прием мечты, которым хотелось бы овладеть?

О коронном приеме я думал лет в 11, мол, буду вырубать им всех подряд. Но реалии профессионального спорта оказались немного другими. Работа бойца — изнурительный, монотонный труд. Поэтому для нас важно побеждать, а не выдумывать, как бы красивее это сделать. Конечно, хочется проявить себя максимально зрелищно, но зачастую оппонент не дает это сделать. Чем сильнее соперник, тем сложнее закончить бой досрочно.

В ММА вы, можно сказать, пришли из карате, которым начали заниматься в восемь лет. Как карате помогает вам сегодня в октагоне?

Мои навыки карате научили меня драться. И это база, которую я принес с собой в ММА. Еще я занимался боксом и рукопашным боем. Так что навык смешанных единоборств присутствовал у меня с самого детства.

ММА пользуются большой популярностью сегодня, поэтому к традиционным единоборствам фанаты относятся с легким пренебрежением. Разделяете их взгляды?

Нет. Система смешанных единоборств очень упрощена. Нужно обращаться к традиционным единоборствам, чтобы кроме узконаправленной техники овладеть глубокой философией, которая воспитывает тебя.

Вы рассказывали, что после поступления в МГТУ им. Баумана хотели заняться футболом или легкой атлетикой. Почему не единоборствами?

Когда я поступил в институт, необходимо было выбрать секцию. Я собирался все силы тратить на учебу, поэтому искал спорт, который потребует от меня меньшей отдачи и который не нанесет вреда здоровью, поэтому я подумал о легкой атлетике. Но жизнь увела меня от этого выбора, и я начал выступать за сборную университета.

Начиная карьеру в MMA вы еще учились в институте. Как удавалось совмещать тренировки, учебу и выступления?

Когда ты молод и тебе чего-то сильно хочется, то никакие преграды тебя не остановят. Более того, кроме учебы, тренировок и соревнований, я успевал встречаться с друзьями и тусоваться. Сил и времени хватало на все. Конечно, тренировки были более поверхностными и менее регулярными, чем сейчас. Но когда есть желание, времени хватит на все.

Когда вы поняли, что ММА станет вашей основной профессией?

Такого момента не было. Я стал много выступать на турнирах, провел первый профессиональный поединок, потом еще один и к окончанию института имел за плечами более 10 профессиональных боев. Так сложилась жизнь — мое хобби стало работой.

Расскажите о впечатлениях от самого первого боя на широкой публике.

Особо сильных эмоций у меня не было. Я выступаю на соревнованиях с девяти лет и на турнирах не испытываю стресса. Выступления на профессиональном уровне кажутся мне простыми, ведь я знаю соперника, у меня есть время на подготовку — больше от меня ничего не требуют. На любительском уровне можно провести и пять поединков в день, чтобы занять первое место.

Как морально настраиваетесь перед поединком?

Лучший помощник — регулярные выступления. Навык стрессоустойчивости вырабатывается со временем. Даже на тренировках нужно создавать стрессовые ситуации, чтобы научиться справляться с ними. Все бойцы волнуются и переживают, но побеждает тот, у кого больше опыта.

У вас есть особые ритуалы перед поединками?

Нет, я человек не суеверный.

На профиле UFC в графе «герои» у вас стоит прочерк. Есть ли бойцы, у которых вы учитесь отдельным вещам?

Наверное, нет. У меня никогда не было кумиров и героев. Даже в детстве я считал это неправильным. Примером для меня был отец и отчасти тренеры, с которыми я занимался. Но кумиров из кино и телевизора я никогда себе не создавал.

Ваш отец занимался спортом?

Когда я рос, он все время работал. В молодости он занимался спортом, но когда родились я и мой брат, к сожалению, времени у него хватало только на то, чтобы обеспечивать семью. Все силы отец бросил на нас: приходил на тренировки, возил на соревнования и искал деньги на то, чтобы мы могли выступать по всей России.

«Если бы был болельщиком, то не полюбил бы такого спортсмена, как я»

После боя с Фабрисиу Вердумом вы были расстроены, что пришлось добивать бразильца. А есть ли на сегодняшний день боец, которого побьете без всякого сожаления?

Я побью любого соперника без сожаления, кроме тех, с кем приходилось тренироваться. С Вердумом у меня были хорошие отношения и до, и после боя. Когда понимаешь, что можешь нанести урон человеку, с которым хотел бы продолжить общение, ощущения внутри не очень приятные. Но куда деваться — это часть нашей работы.

Ваш следующий соперник — Деррик Льюис. Какие его качества можете выделить?

Я не считаю его профессионалом. Он физически крепкий, от природы одаренный боец, но судя по его манере драться, он не очень подготовлен. Есть спортсмены, расположенные к ММА, которые, к сожалению, мало тренируются и работают над собой. Льюис — один из них.

То есть тренировки важнее таланта?

У профессионалов есть хорошее выражение: трудолюбие бьет талант. Трудолюбивый спортсмен пашет и справляется с трудностями, талантливый — при малейшей неудаче пропадает из поля зрения. Многие бойцы перегорают и бросают спорт из-за монотонных тренировок, а вовсе не из-за поражений. Зрителям только кажется, что спортсмену все дается легко, и ММА — это большое шоу. Они не видят, сколько времени мы тратим в залах.

Часть мира современных MMA — это треш-ток. Как к нему относитесь?

Я в ММА достаточно долго, поэтому такие вещи бывали в моей жизни. Это часть бизнеса. Если за боем не будет определенной драмы, зрителю будет неинтересно. Как в любом хорошем кино, в спорте должен быть конфликт. Но все-таки треш-ток — это в переводе «мусор», «разговор ни о чем». Если я хочу задеть соперника, то не обязательно бессмыслицей.

Недавно разгорелся скандал между Хабибом Нурмагомедовым и Тимати с Егором Кридом. Зачем Хабиб вмешался в эту историю?

С одной стороны, это пиар для Хабиба: упоминание известного имени в интервью, броские заголовки — уже плюс. С другой — это может быть искренним отношением Хабиба к подобной музыке.

Чью сторону вы приняли в их конфликте?

Я стараюсь не принимать участия в конфликтах, которые меня не касаются.

Вам нравится русский рэп. А то, что делают Тимати и Крид?

Я слушаю немного другую музыку. Крид — точно нет. А если Тимати можно назвать рэпом, то в таком случае я слушаю рок. (смеется).

Вы любите группу «25/17». Что еще из русского рэпа слушаете?

Не могу назвать себя меломаном. В основном я слушаю только этих ребят и жду их новых альбомов.

«У меня никогда не было желания уехать из России»

Вы активно ведете соцсети. Это как-то прописано в контракте с UFC?

Нет, я понимаю, что болельщикам интересно наблюдать за моей жизнью, ведь поединки проходят достаточно редко, зачастую я дерусь раз в несколько месяцев. Вести соцсети — часть моей работы, которая не прописана в контракте. Это необходимо делать, ведь я публичный человек.

А как вы реагируете на критику в соцсетях?

Какой бы ни был спортсмен или артист, найдутся те, кто будет критиковать и хейтить его. Это нормально. Мы живем во времена, когда каждый имеет право на собственное мнение. Но оно не будет уникальным — стоящие люди не полезут со своим мнением в соцсети.

Критика может вывести вас из себя?

Нет, ведь и мне самому многие вещи не нравятся. Возможно, будь я болельщиком, то никогда не полюбил бы такого спортсмена, как я сам.

Летом в Twitter вы позвали Льюиса на бой в Москве. После этого разгорелся спор по поводу расизма в России. Вас удивило его восприятие нашей страны?

Когда я позвал Льюиса на бой, он ответил, что черным невозможно находиться в Москве. Это была шутка, Льюис вообще довольно ироничный парень. Ему нужно было ответить что-то, чтобы не ехать в Россию. В ответ я тоже пошутил. К сожалению, люди не распознали иронию. Меня не поняли американцы, его — российские болельщики. Но я считаю, что мне удалось подогреть интерес к поединку. Только теперь он состоится уже на более крупном турнире в Лас-Вегасе.

Почему бой все-таки не состоялся в Москве?

Возможно, уже были достигнуты договоренности между бойцами, которые выступали на турнире в России. Да и сам Льюис не захотел лететь в Москву из-за нелюбви к долгим перелетам. Меня это не расстраивает. Турнир в Лас-Вегасе будет одним из самых крупных для меня в этом году. Болельщики по всему миру будут следить за ним. А в России я еще обязательно выступлю, турнир в Москве — лишь первая ласточка.

Вы живете и тренируетесь в Москве. Почему не переехали в Штаты, как, например, Алексей Олейник?

У меня никогда не было желания уехать из России — здесь у меня хорошие тренеры и база для тренировок. Я видел, как устроена система подготовки в Штатах, и не вижу причин что-то менять.

Отбросив тот факт, что Хабиб представляет Россию, скажите, у кого больше шансов на победу в его бою с Конором Макгрегором?

Я думаю, что этим поединком стоит просто наслаждаться. Интерес к нему настолько велик, что каждый ждет его независимо от результата. Смешанные единоборства хороши своей непредсказуемостью.