Новости партнеров

«Уточку я очень люблю»

Столичный ресторатор начал все с нуля, а теперь хочет стать «Лидером России»

Фото: @duckitrussia

Михаил Даринов неуловим. Он переносит наш разговор на пятнадцать минут, потом еще на десять, потом на полчаса, потом… ну, и так далее. Он занят. У него разговоры и переезды, что, впрочем, неудивительно: в свои 26 лет он — совладелец успешно развивающейся столичной ресторанной сети Duckit, планирующий экспансию не только по всей России, но и за ее пределами. А еще в этом году он вместе со своим бизнес-партнером Алексеем Вотолевским решил стать участником конкурса «Лидеры России». На конкурс молодых управленцев уже подано более 200 тысяч заявок. «Лента.ру» поговорила с Михаилом о том, зачем ему понадобилось участвовать в конкурсе «Лидеры России» и каково это — затевать стартап в нашей стране.

«Лента.ру»: Зачем вам нужно участие в конкурсе «Лидеры России»? Это реклама? Опыт? Попытка что-то доказать себе? Деньги?

Михаил Даринов: Скажу честно: про денежное вознаграждение за участие в конкурсе я узнал совсем недавно. Поэтому дело тут совсем в другом. Мне 26 лет. И мне бы очень хотелось, чтобы как можно больше таких парней, как я, не душили в себе дух предпринимательства, а развивали его. Я хочу на своем примере показать, что идею можно не только придумать, но и реализовать, и быть успешным.

Звучит категорически. Решение о том, чтобы участвовать в конкурсе, было принято так же?

Получилось вот как: я слышал об этом конкурсе довольно давно, потому что играю в хоккей, а мои партнеры по команде уже принимали в нем участие и много что про «Лидеров России» рассказывали. Это очень серьезные люди. И довольно взрослые. Я же решил показать, что в конкурсе вполне под силу участвовать и молодым, у которых на бизнес уже совершенно другой взгляд, совершенно другое видение вообще всех процессов.

Не боитесь, что таким образом вырастите себе конкурентов?

Конкуренция — двигатель рынка! Чем сильнее твой конкурент, тем сильнее становишься ты сам. Так что помогу начинающим предпринимателям открыть свое дело.

А моя сеть вполне успешна и без этого: операционную прибыль мы сумели получить за один месяц работы всех наших трех точек, что позволило нам более не привлекать никакие инвестиции, а полностью справляться самим — платить аренду, закупать продукты, выплачивать зарплаты и так далее. Так что… да, любой стартап, это, конечно, большой риск, это страшно психологически и морально, ведь невозможно предсказать на сто процентов, будет востребован твой продукт или нет. Ты идешь в неизвестность. Но оно того стоит!

Прочь сомнения, ага. Подозреваю, что мыслей о том, участвовать или не участвовать в конкурсе у вас тоже не было?

У меня вообще сомнений не бывает.

Не смущало даже то, что конкурс может отнять у вас довольно много времени — в ущерб, между прочим, бизнесу?

Да, не мешает это мне совершенно! Всегда можно выделить время на все, что нужно, если четко прописать определенные рамки. Не говоря уже о том, что пока те задания, которые нам дают, не являются такими уж сложными.

Расскажите о вашей сети

Мы решили сделать акцент на монопродуктовой концепции, основанной на таком блюде, как утка по-пекински. Она добавляется во все без исключения наши блюда во всех наших трех точках. Кстати, до конца года их уже будет пять. И останавливаться мы не планируем! Более того, со следующего года мы планируем начать продавать франшизу как в России, так и в Европе.

Утка по-пекински — дорогая штука.

Да! Но идея как раз заключается в том, чтобы сделать ее куда более демократичной. Обычно же как? В любом ресторане, во-первых, утку по-пекински можно поесть только большой компанией, а, во-вторых, заплатив за нее примерно три с половиной тысячи рублей. А мы сделали так, что попробовать это блюдо может и один человек, потому что мы подаем свою утку порционно. Такого формата еще ни у кого не было!

Ваша идея…

В Лондоне работает ресторатор Михаил Зельман, создавший заведение под названием Burger&Lobster, в котором подает всего три блюда с лобстерами. Мы вдохновились именно его примером — этаким монопродуктовым манифестом. И подумал: почему бы не сделать схожую историю на основе утки.

Но почему именно утка?

Потому что я ее, эту уточку, сам очень люблю. И, как мне кажется, к этому блюду неравнодушны и многие москвичи.

Когда вы открыли свою первую точку?

В ноябре 2017-го, в башне «Империя» в «Москва-сити». Но тестировать наш продукт мы начали за девять месяцев до этого в рамках проекта «Обед-буфет», где нам выделили небольшое местечко с оборудованием. Нам приходилось выдерживать конкуренцию с такими продуктами, как шашлыки, шаурма, вок, пицца, паста. Но в итоге мы поняли, что, да, наша концепция работает! Более того, за это время мы сформировали свою аудиторию.

Звучит здорово. Но хочется заглянуть еще глубже. Вы москвич?

Нет. Я, восемнадцатилетний, приехал в Москву из Тюмени, чтобы поступать в Высшую школу экономики

…уже четко зная, кем хотите стать?

Тоже нет. Я изучал в Вышке управление проектами, то есть стратегический менеджмент, который можно применить практически в любой сфере бизнеса. Но у меня всегда была страсть к готовке. И уже на третьем курсе я понял, что мне очень интересен именно ресторанный бизнес, — то, как он развивается, как действует именно этот рынок. А своя сеть… Если бы я изначально знал, что буду этим заниматься, думаю, пошел бы учиться в какое-то профилирующее заведение. Может быть, даже в другой стране.

Не сложилось, я понял. Но вот вас осенило. Что было дальше?

Дальше я составил для себя четкий план, расписав все свои будущие должности и сроки. Устроился работать в «Чайхану номер 1», бывшую лидером на сетевом ресторанном рынке, где последовательно трудился посудомойкой, официантом, менеджером, то есть прошел весь путь от стажера до руководителя проекта. Сложным ли он был? Да, нет. Во-первых, я четко понимал, для чего это все делаю: мне необходимо было получить знания не только в теории, но и на практике. А, во-вторых, мне это просто было в удовольствие.

Чему научила вас работа посудомойкой, кроме смирения?

Она позволила мне увидеть, как живут люди и как сложно зарабатывать деньги. Другими словами, научила реальной жизни, а не той, что показывают в кино.

Реальная жизнь не испугала?

Слушайте, ну, трудности бывают везде. Без них жизнь была бы скучной. Именно эти трудности сделали меня сильнее и подарили очень важный опыт.

Ваша сеть — московская. Сложно, наверное, выделиться на фоне множества других заведений?

Очень сложно. Именно поэтому мы изучали рынок и готовили свою аудиторию около года. И все это время тщательно выбирали будущие локации.

По какому принципу?

Они должны были находиться в пределах Третьего транспортного кольца в местах с очень хорошей проходимостью. Звучит все довольно просто. Но тут главная сложность заключалась в том, что ценник на аренду подходящих помещений в центре столицы очень высок. Кроме того, арендодатели отдавали предпочтение известным серьезным брендам, нам же — отказывали. Мы уговорили их исключительно благодаря усердию, труду и надоедливости.

Говоря о стартапах, всех волнует всегда одно и то же: каков первоначальный капитал. Можете сказать?

Сумма – это, конечно, наша коммерческая тайна. Но могу сказать, что это были частные инвестиции. Мы пришли, предоставили бизнес-план человеку, который в нас поверил и в нас вложился.

Ваш план был так убедителен?

Знаете, на самом деле люди ведь вкладываются не в план и не в проект, которого на этом этапе попросту нет, а в тех, кто все это планирует делать. Так что, видимо, убедительными оказались я и мой партнер. Мы сумели показать, какой путь прошли, и насколько верим в успех.

Расскажите о меню. Кто его разрабатывал?

Саму структуру меню и блюда разрабатывал я сам. Но вот вкус самой утки — полностью заслуга найденного нами в одном из московских ресторанов повара-китайца. Мы заплатили ему за это 118 тысяч рублей. Дальше все делал уже наш шеф-повар.

Вы довольны тем, как у вас сейчас идут дела?

Вполне. Я хотел открыть сеть, хотел заниматься уткой, хотел развиваться. И я все это делаю.

И все же... Нет у вас желания, победив в конкурсе, уйти на госслужбу, как это сделали многие ваши предшественники?

Честно? Нет. Я к госслужбе готов: у меня есть все необходимое для того, чтобы на нее перейти и там продвинуться. Но это не моя цель. То, что я делаю сейчас, как хобби, которое становится делом всей жизни. И зачем все менять?