Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Первая супермодель СССР

Эта россиянка была музой Лагерфельда и Сен-Лорана, а умерла в бедности и одиночестве

Фото: Guy Marineau / Condé Nast via Getty Images

В начале февраля в обычной муниципальной питерской больнице умерла от рака 44-летняя женщина по имени Ольга — Ольга Пантюшенкова. Одна из первых российских манекенщиц, приблизившихся в своей карьере к статусу супермодели, и одновременно — одна из первых моделей, заявивших тренд на «восточноевропейскую экзотику». О ее смерти СМИ узнали значительно позже этого печального события: покойная давно ушла в тень и стремилась не привлекать внимания. «Лента.ру» вспоминает «петербургскую русалку».

В начале была стрижка

Оля Пантюшенкова родилась в середине 1970-х — ее поколению досталось взрослеть в «лихие 1990-е», наблюдать моментальное обрушение вбивавшихся годами — в октябрятах и пионерах — советских идеалов, выстаивать длинные очереди за хлебом, бегать с ключом на шее, пока родители челночили в Польше и Турции и торговали на рынках, бороться с соблазнами (как пелось в песне тех лет, «огни отелей так заманчиво горят»).

Большинству из сверстников Пантюшенковой не удалось получить нормального школьного образования: родителям было не до детей, большинству учителей (кроме уж совсем элитных школ) тем более: лучшие уходили в репетиторство (особенно по иностранным языкам) и бизнес. Юноши и девушки, даже получив аттестат, не понимали, где, чему и, главное, зачем учиться дальше. Перспектив было мало, но у красивой женщины еще с древнейших времен их всегда больше, чем у обычной. Мать Ольги понимала это и хотела для дочери лучшего из того, что могла себе позволить. Девушка не могла поехать учиться в Париж, но могла попасть туда благодаря своей внешности. Еще несовершеннолетнюю Пантюшенкову мать отдала в модели. Девушке повезло: многие из ее товарок по этому пути быстро закончили проституцией, часто дешевой, а она действительно смогла сделать карьеру.

В шестнадцать лет тонкая, похожая на сильфиду девушка с длинными светлыми волосами, крутыми скулами и невозможно прекрасными зелеными русалочьими глазами заняла третье место на конкурсе «Супермодель СССР-1991» — одном из последних в новейшей истории мероприятий, где вообще фигурировала эта аббревиатура. Ольге повезло дважды: конкурс не закончился для нее переходом под крыло богатого покровителя (в те времена подобное покровительство часто бывало недолгим, а то и печально заканчивалось), а напротив — она получила вполне осязаемую и, в отличие от популярной в то время «карьеры интердевочки», легальную путевку в жизнь.

Ей предложили жизнь нелегкую, но обеспеченную и заграничную — договор с модельным агентством Elite в Париже. Это стало большой удачей. «Тогда еще не появились отрешенные, холодные и в то же время наивные девушки, будто свалившиеся с луны. А я такой и была», — говорила о себе Пантюшенкова в давнем интервью. Вскоре десятки этих «отрешенных и наивных» славянок завоюют мировые подиумы — но в начале 1990-х Ольга была одной из первых. Но, как андерсеновской героине Русалочке пришлось ради призрачного счастья на земле покинуть море и отказаться от своего голоса, так и Ольга Пантюшенкова ради контрактов и заработка была вынуждена обрезать свои длинные роскошные волосы. В 1990-е в моде были андрогины с короткими стрижками. Модель сделала это — отступать было поздно.

Среди великих

Жертва Ольги не оказалась напрасной: ее стали выбирать на кастингах, приглашать на подиумы и снимать. Пантюшенковой лично занимался агент Дидье Фернандес (его подопечными были супермодели Наоми Кэмпбелл и Линда Евангелиста). Сменяли друг друга подиумы и съемки Christian Lacroix (сейчас этого бренда уже нет, а в 1990-е он гремел) и Christian Dior, Balenciaga и Kenzo, Chanel (Карл Лагерфельд любил красоту восточноевропейских девушек, и Ольга была одной из его русских муз) и Valentino. Пантюшенкова ходила по подиуму у Yves Saint Laurent (тогда бренд назывался именно так, сейчас — Saint Laurent). Его основатель Ив Сен-Лоран был еще жив и охотно фотографировался вместе со своими красивыми манекенщицами — россиянка была в их числе наряду с супермоделью Клаудией Шиффер. Нравилась она и Джанфранко Ферре.

На показах и журнальных съемках можно заработать, но не разбогатеть — нужны рекламные контракты. И у Ольги Пантюшенковой они были. Парфюмерное подразделение Cacharel разглядело в красоте петербурженки не просто экзотически-восточноевропейские, но буквально инопланетные черты. Ольгу пригласили стать лицом аромата Eden («Рай»). Но обнаженная модель, сидящая спиной к зрителю и бросающая на него взгляд через плечо, похожа не столько на праматерь Еву, сколько на испуганную полудикую инопланетянку из фильма «Аватар».

Хрупкое, неземное, не от мира сего прекрасное создание. На другом, более откровенном кадре из этой съемки модель закрывает флаконом грудь — одну: другая, маленькая, как у подростка, открыта взглядам, но смотрится невинно, как у Евы до грехопадения. Неудивительно, что аромат отлично раскупался.

Работала Пантюшенкова и на родине — позировала для российских изданий Vogue и Elle, каталогов отечественных модельеров. «Оля от природы необыкновенно артистична, когда она входила в образ и начинала позировать перед камерой, все замирали и цепенели от происходящего действа, пространство студии наполнялось каким-то мощным эфиром, светом! — написал о модели уже после ее смерти дизайнер Сергей Васильев, в съемке коллекции которого она участвовала. — Оля должна была сниматься в образе молодой Марлен Дитрих. Когда Олю загримировали, одели, она вошла в декорацию и стала перевоплощаться в Марлен, все в павильоне ахнули от восторга, кто-то сказал "Марлен здесь!"». Для того чтобы лицо было худым и скуластым, реальной Дитрих пришлось удалять зубы и сидеть на жесточайшей диете. У Пантюшенковой такое лицо было от природы, а прически в стиле 1930-х, с плоеными локонами, ей часто делали разные стилисты.

Еще одним взлетом карьеры «петербургской русалки» можно считать ее контракт с модным домом Mugler. Тьерри Мюглер в 1990-е годы был одним из самых популярных дизайнеров, фактически лицом десятилетия, а лицом его бренда была Ольга. И ее имидж для этой марки разительно отличался от, скажем, рекламы Eden.

Агрессивно-резкие, как акцентированные плечи мюглеровских пиджаков, скулы, чуть раскосые глаза, красная помада на безупречно очерченных губах (естественно, натуральных — мода на филлеры в те времена еще не достигала тех раблезианских масштабов, что в наши дни), короткая стрижка «гламурной стервы» 1930-х с платиновыми волнами — лучшего Мюглеру было не найти. По словам знакомых Ольги из агентства Elite, когда Тьерри Мюглер (час славы которого уже миновал), узнал о смерти своей былой музы, он разрыдался.

На закате

По воспоминаниям тех, кто знал Пантюшенкову в ее лучшие парижские годы, за границей ей было не слишком эмоционально комфортно. Она не была главной завсегдатайкой ночных клубов, звездой вечеринок, ее нечасто видели на страницах таблоидов. В отличие от своей более юной соотечественницы Натальи Водяновой, петербурженка не обзавелась известными и влиятельными друзьями, не встречалась с сыновьями модных магнатов, не выходила замуж за британских аристократов и не рожала им детей. Она вообще не устроила свою личную жизнь респектабельным образом и не стала матерью.

В начале 2000-х модельный мир захлестнул культ молодости, причем молодости практически пубертатной. Модели-обладательницы зрелой, пикантной, соблазнительной красоты постепенно отходили от дел. Самые популярные и состоятельные из них — те же Евангелиста, Кроуфорд, Кэмпбелл, Шиффер, а с ними Кристи Терлингтон, Стелла Теннант — вкладывали заработанные на подиумах миллионы в бизнес и становились лицами косметики для зрелых женщин.

Пантюшенкова, которая так и не вошла в «большую шестерку», просто ушла в тень и вернулась на родину. В последние десять лет ее, по сути, уже не было на модельном рынке.

В России у бывшей манекенщицы обнаружили онкологию. Привыкшая работать и бороться, Пантюшенкова не сдалась и лечилась, вышла в ремиссию. Но болезнь оказалась коварной и вернулась. На второй раунд битвы сил у «русалочки» не хватило. «Ольга решила больше против нее не драться: уехала подальше от Петербурга вместе с родителями и ждала неизбежного», — вспоминал в одном из интервью друг модели, продюсер Олег Имбер.

Пантюшенкова умерла 6 февраля 2019 года, так и не узнав о смерти одного из любивших ее кутюрье — великого модельера Карла Лагерфельда: он пережил Ольгу на две недели. Родные экс-манекенщицы не афишировали свою трагедию, не приглашали журналистов, не давали интервью, поэтому о том, что Пантюшенковой больше нет, заговорили только на днях.

И инициатива исходила не от таблоидов и желтой прессы, а от ее близких друзей в социальных сетях, которые написали грустные посты в ее память и опубликовали прекрасные снимки из рекламных кампаний и с показов с участием Ольги, где она вечно молодая, прекрасная, неземная зеленоглазая русалка. Такая, какой ее будут помнить те, кто восхищался ее красотой двадцать лет назад.

Ценности00:02Сегодня

Голый шик

Кто изобрел бикини и почему эта одежда десятилетиями провоцирует скандалы