Новости партнеров

«Здесь комаров больше, зато людей меньше»

Как путешественник отправился покорять Русский Север на катамаране

Водопад реки kutamarakan
Фото: Depositphotos

Русский Север манит своими просторами, но, к сожалению, далеко не везде в этом регионе существует инфраструктура для туристов-любителей. Впрочем, именно ее созданием на Таймыре сейчас занимается Агентство развития Норильска при поддержке горнодобывающей компании «Норникель». Но Сергей Герасимов — профессионал, и его команда из Федерации оздоровительно-спортивного туризма Кировской области выбирает далеко не самые легкие маршруты. В этом году Сергей и восемь его товарищей планируют совершить водное путешествие на катамаране по Енисею к плато Путорана. Герасимов и его товарищи намерены не просто пройти маршрут, у экспедиции есть также и научные цели. О них и деталях своей поездки путешественник рассказал «Ленте.ру».

«Лента.ру»: Как вы начали ходить в походы? Помните первый?

Герасимов: Это был 1983 год, школа, первые праздники, каникулы, ноябрь. Мы идем в поход выходного дня. Наше снаряжение — польские палатки, тяжелые, объемные. Одежда неправильная, обувь неправильная, инструктор неправильный. Идем куда-то в леса, зачем мы идем — не понимаем. Вечером ставим палатки, ночью мерзнем — минусовая температура. Утром пытаемся распихать все это по рюкзакам, у нас ничего не получается. В конце концов это мучение для нас заканчивается, мы возвращаемся домой, и каждый дает себе четкий зарок: никогда, ни с кем, ни при каких обстоятельствах не ходить в походы.

А в результате стали ходить?

В девятом классе старшие братья купили мне гитару и сказали: «Сергей, а давай мы тебе покажем, как ставятся первые три аккорда?» Я говорю: «С удовольствием, старшие братья!» Они привели меня к девочке-геологу, которая не только первые три аккорда могла поставить, но и сыграть десятка три песен. А после этого она спросила, не хочу ли я заняться водным туризмом. Ну, водный туризм — не пешеходный с такими страшными последствиями… Я встретился с руководителем новой туристической секции, которая только-только набиралась, а потом привел туда целых два класса. И мы с этими двумя классами стали ходить в водные походы по Кировской области.

И так уже лет 30, как я понимаю?

Да, вы правильно понимаете.

Почему именно Русский Север? Все же пытаются поехать туда, где теплее, где солнце светит ярко…

Там, где солнце светит ярко, много людей. А на Севере людей меньше. Правда, комаров больше, но комары — это приятная пища для рыбы, а где есть рыба, там приятное место для рыбаков!

А я немножко и рыбак. Я всегда выбираю реки, в которых есть рыба. А где есть рыба, там всегда есть и грибы, и ягоды. Я вообще поесть люблю!

Часто ли вы отправляетесь в длительные путешествия?

Ежегодно.

А в прошлом году куда ходили?

В прошлом году у нас было подготовительное путешествие на плато Путорана. Я проверял команду на слаженность, снаряжение для Путораны. То есть то, что мы берем с собой в этот раз, мы проверяли в прошлом году на реке Коже в Архангельской области.

Сколько оно продолжалось?

Немного, две недели всего, ни о чем практически.

Сейчас у вас будет длительное путешествие, у вас есть поддержка Русского географического общества… Какая его цель?

На самом деле поддержки Русского географического общества у нас нет. Мы писали заявку на грант, но нам его, к сожалению, не дали.

Странно, а в новостях пишут, что есть.

Нет, это кировское отделение общества. Мы же прекрасно понимаем, что нам, как и любым путешественникам, множество организаций будут задавать вопросы: а что это вы тут делаете? А зачем и куда вы идете, а почему? Поэтому у нас есть большое количество организаций, которые говорят: вот мы точно поддерживаем направление деятельности Федерации оздоровительно-спортивного туризма Кировской области. А так как я и мой заместитель являемся членами Русского географического общества, мы можем позволить себе такую роскошь, как флаг, футболки и письмо поддержки.

А основная цель экспедиции какая?

Когда мы писали заявку на грант, то указывали в целях устойчивое развитие туризма на плато Путорана. То есть посмотреть, где, кто и как ходит, какие следы жизнедеятельности за собой оставляет, правильно ли это, не страдает ли природа… Но как только Русское географическое общество сказало, что денег не даст, мы подумали и решили заняться всем этим во вторую очередь. А в первую очередь — двумя интересными вещами. Мы проверим глубину озера Дюпкун, потому как до сих пор мы в интернете не нашли точных данных, и измерим высоту водопада Тальниковый, так как в сети даются очень противоречивые цифры.

На сколько дней примерно рассчитан ваш маршрут?

А почему примерно? В конце июля мы выходим из города Кирова и, я надеюсь, 29 августа прибудем туда же.

То есть на месяц. И вы уверены, что точно уложитесь в эти даты.

Нет, конечно, могут быть сомнения, в жизни всякое бывает, но если до сих пор у меня это получалось, то методом экстраполяции я делаю вывод, что и на этот раз скорее всего получится.

Этот маршрут вы впервые проходите?

Да, конечно. Большинство маршрутов, которые мы планируем, проходятся один раз, все задачи выполняются — и повторение бывает крайне редко.

Тогда расскажите про этот маршрут подробнее: через какие точки пройдет, где будете делать остановки?

Мы начинаем с Лесосибирска. Туда у нас сейчас уже отправлен груз, который нас там ждет. Мы докупаем в Лесосибирске продукты, которые нет необходимости везти с собой: масло, сахар, соль. Там же мы строим наш катамаран из тех частей, которые туда отправили, там же закупаем лес для рамы — уже есть договоренность. И идем по Енисею, вниз по течению, я думаю, от пяти до семи дней. Доходим до реки Курейки, по ней мы поднимаемся против течения до города Светлогорска, где встречаем еще одного товарища из нашей экспедиции, который, к сожалению, сейчас с нами поехать не может. Оттуда мы под мотором идем по Курейскому водохранилищу до его окончания, а затем вновь — по реке Курейке. Мы поднимаемся до озера Дюпкун, основной точки нашей деятельности.

Производим соответствующие замеры, на что уйдет от трех до пяти дней, и, если все хорошо, идем дальше вверх по течению и ставим лагерь на южном берегу, поскольку на северном находится Путоранский заповедник, а дальше делаем радиальный выход на самый большой в России водопад Курейский. К тому же по всему маршруту мы фиксируем и соответствующим образом описываем следы антропогенного воздействия на среду. Это уже такое фоновое занятие, которое потом претворится в статью по первому направлению, заявленному в гранте. А потом идем вниз по течению до города Норильска. Вот и весь маршрут.

Что входит в ваше снаряжение, помимо самого катамарана?

В обязательном порядке 15-сильный мотор, и он у нас есть. Конечно же, все снаряжение для автономного пребывания в природной среде. В плане научного оборудования у нас, конечно, есть генератор, ноутбук, лазерные линейки, измеритель глубины, мы взяли с собой планшеты и угломеры. Проживание и питание — все как обычно: палатки, спальники, коврики. Спальники и коврики, разумеется, немного потолще, а палатки — попрофессиональнее, чтобы 10 тысяч по водяному столбу держали. Одежда, соответствующая условиям: трекинговые ботинки, болотные сапоги, ну и тапочки легонькие, чтобы по пляжам бегать. А по организации питания все стандартно: котелки и таганки.

А топливо для мотора у вас припасено, или по дороге будете покупать?

У нас есть с собой канистра на 300 литров, а докупать будем на местах по пути следования. Самый большой объем нам предстоит закупить в Светлогорске, предварительно мы связались с соответствующим пунктом, и нам подтвердили, что топливо будет. Проблем тут не видим.

Как думаете, ваш маршрут подойдет любителям? Или он только для профессионалов?

Сами подумайте — чем любитель отличается от профессионала? Профессионал лишь в определенные моменты сумеет действовать так, как нужно в условиях меняющейся природной среды, а любитель в этом случае будет сидеть и ждать, когда она вернется в те условия, к которым он привык. Вот и вся разница. Поэтому если ты готов работать в сложных условиях, значит, ты уже не любитель, а профессионал. С другой стороны, любитель, который зарабатывает этим деньги, уже называется профессионалом. Ну и тут до первого несчастного случая.

Вы, как человек, занимающийся развитием туризма, как оцениваете шансы привлечь сюда российских туристов? Например, Норильск может быть привлекательным туристическим направлением?

Думаю, он не просто может, он уже является привлекательным туристическим направлением. Конечно, есть ограничения, которые накладывает Путоранский заповедник, но они оправданы. И вот тут важно, чтобы, если ты путешествуешь самостоятельно, у тебя был соответствующий опыт. Если пользуешься услугами туристических компаний, то и они в свою очередь должны иметь соответствующий опыт. От этого все и зависит.

69-я параллель00:0315 сентября

«Я думал, что знаю вашу страну»

Этот швейцарский профессор посвятил России полжизни, видел развал Союза и чеченские войны