Новости партнеров

Память подвела

В Латвии придумали новую версию освобождения от нацистов — без Красной армии

Фото: Тимур Субханкулов / ТАСС

Празднование 75-летия освобождения Риги от фашистских захватчиков обернулось дипломатическим скандалом. Еще в июле, сразу после объявления планов устроить в этот день салют в Москве, МИД Латвии с негодованием осудил «попытки оправдать совместно совершенные Сталиным и Гитлером преступления». Официальные лица республики заявили, что страна так и не получила свободы, и тем более не из рук Красной армии, так как войска Третьего рейха, как выясняется, ушли из Риги сами. В ответ Минобороны России вновь обвинило Ригу в переписывании истории. Подробности историко-политического скандала — в материале «Ленты.ру».

Одна оккупация сменила другую

Сразу после того как в Москве объявили о планах отметить юбилей Рижской операции, МИД Латвии вызвал «на ковер» представителя российского посольства. Дипломату заявили: «Латвия категорически осуждает попытки России оправдать совместно совершенные Сталиным и Гитлером преступления, в том числе заключение пакта Молотова-Риббентропа. Особо циничной является организация в Москве салютов "освобождения" столиц стран Балтии на 80-летие подписания этого пакта» (подписан 23 августа 1939 года — прим. «Ленты.ру»).

В латвийском министерстве пояснили, что поздравляют мир с победой над нацизмом, однако напомнили, что «для Латвии, Литвы и Эстонии восстановление свободы и независимости произошло 45 лет спустя, так как приход Красной армии означал восстановление советской оккупации».

Национальные вооруженные силы Латвии выложили в YouTube видеоролик, в котором повествуется, что немецкое командование приняло решение отдать Ригу без сопротивления. Предварительно из города якобы были вывезены по железной дороге те многочисленные представители гражданского населения, которые не захотели жить под коммунистической властью, а после их эвакуации началось уничтожение стратегически важных объектов.

«Утром 13 октября (1944 года) последнее формирование немецкой армии покинуло территорию правого берега Даугавы. Полностью Пардаугаву (район Риги по левому берегу реки Даугавы) немецкие солдаты оставили 15 октября. 13 октября Советская армия зашла в пустую Ригу. Боев на улицах города не было. Одна насильственная оккупация сменила другую», — вещает по-латышски голос за кадром.

В латвийском министерстве обороны заявили: «Оба оккупационных режима одинаково негативно относились к государственности Латвии, не позволяя создать даже ограниченную автономию. Оба оккупационных режима совершали преступления против латышского народа, которым нет оправдания. Называть один оккупационный режим лучшим и более гуманным недопустимо — такое мнение выражают как академические историки, так и большинство представителей общественности».

В Минобороны жалуются, что «по-прежнему отдельные лица, политические и общественные организации используют эту и другие даты, связанные с трагическими страницами истории Латвии, для реализации своих корыстных интересов, настраивая одну часть общества против другой».

В конце сентября латвийский министр обороны Артис Пабрикс участвовал в памятных мероприятиях в честь 75-летия боев у местечка Море, где шло сражение между Советской армией и бойцами латышского легиона, призванными в германскую армию. «Солдаты латышского легиона бились на своей земле с превосходящими их в десять раз силами противника, две недели сдерживали на этом оборонительном рубеже у Сигулды продвижение советских частей на Ригу. Это повлияло на дальнейшие исторические события», — говорится в пресс-релизе латвийского министерства обороны.

Пабрикс заявил: «Наш долг — до глубины души чтить этих патриотов Латвии. Будем помнить, что с каждым годом легионеров в наших рядах, к сожалению, остается все меньше. Сейчас в рядах Латвийского национального общества воинов их чуть более тридцати». Министр назвал легионеров «гордостью латышского народа и государства» и призвал никому не позволять «опорочить их память».

В ответ на подобные заявления российское Минобороны создало страницу «Огни свободной Риги», где выложило документы из фондов Центрального архива военного ведомства. Там можно ознакомиться с планами и особенностями Рижской наступательной операции, журналами боевых действий, наградными документами и газетными публикациями и найти очевидные расхождения с той версией, что представляют власти современной Латвии.

Оборонительные рубежи

В освобождении Латвии, Литвы и Эстонии участвовало несколько фронтов, в том числе три Прибалтийских, часть сил третьего Белорусского и частично Ленинградского фронта, а также Балтийский флот. Советские войска вступили в Ригу 13 октября 1944 года и полностью очистили ее от войск Третьего рейха через два дня.

Из рассекреченных документов следует, что немцы возвели для защиты Риги четыре оборонительных рубежа, призванных остановить продвижение войск Красной армии к Пруссии. Эти рубежи представляли из себя линии многочисленных траншей, укреплений и противотанковых заграждений. Один из них находился у города Валка, второй — под Цесисом, следующий — у Сигулды и последний — вокруг самой Риги, на удалении одного-трех километров. Наиболее прочно немцами была укреплена восточная часть города и Пардаугава.

Латвийский историк-краевед Влад Богов отмечает, что оборонительные сооружения Риги протяженностью до 40 километров удерживались пехотными и танковыми дивизиями с большим количеством артиллерии. Для проведения столь масштабных работ под страхом смерти сгоняли рижан — приказ о всеобщей трудовой мобилизации высший руководитель СС и полиции рейхскоммисариата «Остланд» Фридрих Еккельн подписал 17 июля 1944 года.

Позднее, 25 июля, вышло распоряжение генерал-директора латвийской оккупационной администрации Оскара Данкерса о том, что половина рабочих в возрасте от 16 до 55 лет из числа занятых на рижских заводах и фабриках обязана принять участие в «мероприятиях по линии вооруженных сил и для нужд войсковых частей». Историк Богов подчеркивает, что лица, не выполнившие это указание, подвергались уголовному наказанию.

Одновременно с подготовкой к обороне немецкое руководство спешно старалось скрыть следы военных преступлений: расстреливали узников концлагерей и тюрем, места массовых захоронений жертв холокоста и убитых советских военнопленных раскапывали, чтобы сжечь трупы, уничтожались сами места казней.

В сентябре руководство немецкой администрации бежало на запад, а население спешно эвакуировалось в Германию, Швецию и Данию. «По данным шведской газеты Svenska Dagbladet от 23 октября, в Швецию в общей сложности со всех трех балтийских государств и Финляндии эвакуировались около 165 тысяч человек», — констатирует Влад Богов.

Он цитирует изданный немецким командованием приказ о срочной теперь уже военной мобилизации населения, опубликованный 10 октября рижской газетой Tēvija. «Военнообязанные 1900-1905 годов рождения должны приступить к несению службы немедленно. Всем рожденным в 1900-1918 годах 11 октября в 12 часов явиться к рижскому замку, взяв с собой личные вещи. Их направят на строительные работы в Курземе. От призыва освобождены: портовые рабочие, железнодорожные рабочие, электрики, водопроводчики, те, кому предписывается 10 октября в 20 часов выехать в Германию. В случае неисполнения приказа виновные будут сурово наказаны по законам военного времени», — гласил подписанный Еккельном приказ.

Советское наступление развивалось стремительно. 9 октября глава группы армий «Север» генерал-полковник Шернер докладывал вышестоящему командованию о невозможности удержать фронт в районе Риги и просил разрешения незамедлительно отступить на более западный оборонительный рубеж у города Тукумс. Сначала просьба была отклонена, но тремя днями позже Гитлер все же разрешил армии оставить рижские позиции. Это решение оказалось уже слишком запоздалым: на новых позициях отступающая армия не продержалась даже суток и была оттеснена еще дальше на запад.

Со своей стороны, командующий 2-м Прибалтийским фронтом генерал армии Андрей Еременко поставил перед войсками задачу окружить главные силы противника и уничтожить их. В наступательной операции принимала участие 52-я гвардейская стрелковая дивизия (ГСД) в составе 1-й Ударной армии. Общая задача сводилась к разгрому противника на восточной окраине Риги с условием избежать уличных боев и овладеть городом. Непосредственно перед 52-й ГСД была поставлена задача: с 12-го на 13-е октября выйти к внешним рубежам позиций и овладеть центральной частью города, а к исходу дня форсировать Даугаву и занять позиции на западном берегу.

Бои за Ригу

Подготовка к атаке длилась два дня. Перед наступлением, параллельно с подготовкой к уличным боям и формированием передовых отрядов, советское командование создало отряд разведчиков. Их переодели в немецкую форму и поставили задачу по корректировке движения главных сил и их направлению по улицам города.

К окраинам Риги войска подступили ранним утром 13 октября. В архиве Минобороны России был опубликован наградной лист, который отмечает заслуги старшего лейтенанта Леонида Крылова в момент захвата города. Он первым вместе с разведчиками ворвался в Ригу через улицу Свободы и на восточном берегу реки Западная Двина встретил сопротивление противника, в результате в схватке было уничтожено 15 солдат, четверых забрали в плен. Самые интенсивные бои шли на Рижском внешнем обводном рубеже, что проходил по рекам Криевупе и Маза-Югла.

«Первыми ворвались в Ригу бойцы стрелкового полка под командованием подполковника Болошенко. Первый флаг над Ригой водрузил орденоносец старшина Александр Попов», — говорится в архивных документах.

Большое значение в ходе наступления и преодоления «Рижского обвода» сыграло форсирование Киш-озера (Кишэзерс) автомобилями-амфибиями 285-го отдельного моторизированного батальона. Высадившийся вечером 12 октября десант действовал непосредственно в северной части Риги. «Находившиеся здесь тыловые части противника растерялись, считая, что подходят танки; открыли беспорядочный пулеметный и минометный огонь, который не причинил вреда десанту», — гласит донесение штаба 3-го Прибалтийского фронта в Главное политическое управление Красной армии.

Закрепившись на отвоеванном участке суши, батальон быстро окопался, удерживая плацдарм до подхода главных сил. К 5 часам утра 13 октября здесь было уже свыше трех тысяч человек и шесть пушек, десантники стали наступать вглубь города. «Части противника, упорно сопротивлявшиеся к востоку от Риги, почувствовали себя обойденными крупными силами советских войск и в ночь на 13.10 в панике стали отходить в Ригу. Управление войсками враг на некоторое время потерял», — говорится в донесениях.

Еще один наградной лист отмечает достижение командира дивизиона 1486-го Краснознаменного артиллерийского Гатчинского полка капитана Михаила Лукьянова, который 13 октября вошел в Ригу с пехотой, лично обнаружил на берегу Западной Двины две артиллерийские батареи противника и сделал все, чтобы их уничтожить.

Уклоняясь от наступления по сквозным улицам и избежав благодаря этому чрезмерных потерь от огня противника, войска 67-й армии обеспечили успешное наступление 61-й и 1-й Ударной армий, напиравших с востока. Их части ворвались в 6 утра в Ригу с юго-востока и тоже завязали бои в городе. С началом следующих суток 1-я Ударная армия стала пытаться форсировать Даугаву (Западную Двину), но сначала безуспешно.

«Появление на реке наших лодок с переправляющейся пехотой немедленно вызвало губительный огонь по зеркалу реки из пулеметов, установленных в подвалах домов западного берега р. Зап. Двины. Таким образом, в течение 14-го октября войскам фронта не удалось очистить от противника западную часть города. Враг огрызался, обстреливал боевые порядки наших частей в городе через р. Зап. Двину и разрушал город», — отмечается в донесении с фронта.

Но переправившиеся накануне через Даугаву севернее Риги части 67-й армии грозили войти в оставшуюся в руках противника западную часть города, соответственно, с севера. А части 1-й Ударной вечером 14-го стали переправляться на западный берег реки в районе Мазюправа, что южнее Риги.

Немцы, потеряв последнюю надежду на удержание Риги, стали уходить из города на запад, в сторону реки Лиелупе. Войска 67-й армии, сбивая авангарды противника, с рассветом 15 октября начали преследование. К вечеру того дня Рига окончательно была занята советскими войсками. «По неполным данным, противнику удалось сжечь и разрушить химический завод, электротехническую фабрику, хлебозавод, уксусный завод. Взорваны все мосты через реку Западная Двина, разрушено железнодорожное полотно, сожжены пригородные железнодорожные станции», — отмечалось в документах.

***

Изложенная в архивных документах версия освобождения Риги полностью противоречит заявлениям правительства Латвии, что немцы ушли из города сами. Тренд на искажение событий Второй мировой войны в Латвии появился уже давно и прочно закрепился не только в официальной риторике властей. Например, два года назад при «моральной поддержке» МИД в стране выпустили книгу Aiz šiem vārtiem vaid zeme. Salaspils nometne: 1941-1944 («За этими воротами стонет земля. Саласпилсский лагерь: 1941-1944»). Коллектив историков воспользовался тем, что установить точное количество жертв лагеря в Саласпилсе не представляется возможным — отчасти потому, что нацисты постарались максимально скрыть следы своих преступлений, отчасти потому, что в послевоенном хаосе было не до подсчетов.

Авторы книги настаивают, что все сообщения о мучениях и уничтожении людей в Саласпилсе являлись советской пропагандой, что количество погибших составило «всего лишь» около двух тысяч человек, и что в целом называть его «лагерем смерти» было бы некорректно — людей там якобы содержали временно для отправки в Германию. Между тем не только архивные документы, но и воспоминания людей, прошедших через лагерь, говорят об обратном: что в Саласпилсе выкачивали из детей кровь для солдат рейха, что дети просто умирали от истощения и тяжелой работы. «Все лето 1944 года нам нечем было дышать. Сжигали и расстреливали каждый день. Вонь стояла страшная от жженого человеческого мяса», — рассказывал бывший заключенный, 93-летний Виктор Лазарев, которому приходилось ремонтировать только что снятые с сожженных трупов кандалы.

Публичные протесты очевидцев тех событий были проигнорированы. Книгу начали активно распространять по школам и вузам, ее преподносили в подарок иностранным делегациям. Поэтому скандал по поводу салюта в честь 75-летия освобождения Риги в Москве стал логичным продолжением подобной политики исторической памяти. Аналогичные скандалы возникли и в Эстонии, и в Литве, которые всецело поддерживают курс Латвии на создание новой версии истории Второй мировой войны.

Однако в Риге откровенно лукавят, когда говорят о народной поддержке своей политики. Ежегодно 13 октября на берегу Киш-озера в Риге происходят состязания по форсированию водоема на резиновых лодках в память об освобождении города Советскими войсками. Многие участники этих состязаний увлекаются историческими реконструкциями — они мастерят себе форму по образцу советской, времен войны. Победителей награждают «кубком Баграмяна» — в честь генерала, командовавшего 1-м Прибалтийским фронтом. Соревнование прошло и в этом году на фоне скандала, поучаствовать в нем или посмотреть со стороны собралось свыше тысячи рижан.

Бывший СССР00:4121 ноября

Линия раскола

15 лет назад началась «оранжевая революция». Она стала первым шагом к войне в Донбассе