Новости партнеров

Уральская волчица

Россиянка охотилась с молотком на пожилых женщин и стала самой жестокой преступницей страны

Ирина Гайдамачук
Ирина Гайдамачук
Фото: Павел Лисицын / РИА Новости

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о маньяках и серийных убийцах, вписавших свое имя в криминальную историю СССР и новой России. В предыдущей статье речь шла об Игоре Иртышове из Санкт-Петербурга. Сегодня наш рассказ — об Ирине Гайдамачук, прозванной на Урале Красноуфимской волчицей. С 2002-го по 2010 год она убила 17 пожилых женщин, став самой жестокой серийной женщиной-убийцей в истории России. Своих жертв Гайдамачук до смерти забивала молотком. Она не выбирала, на кого нападать, и шла на убийство, даже понимая, что поживиться нечем. Порой ее добычей становилась скромная еда из холодильника.

Жизнь под градусом

Ирина Гайдамачук родилась 26 сентября 1972 года в городе Карпинске Свердловской области. Вскоре ее семья переехала в Нягань (Ханты-Мансийский автономный округ). Ирина росла обычным ребенком, в школе никак не выделялась, а после поступила в вуз на юридический (по другим данным — на психологический) факультет.

Вскоре студентка забеременела, вышла замуж и после рождения дочери Алины бросила институт. Однако примерной матерью Гайдамачук не стала: она увлеклась спиртным и часто уходила в запои. Муж поначалу мирился с этим, но через несколько лет выгнал Ирину из дома вместе с ребенком. Тогда она сдала шестилетнюю дочку в детдом и продолжила пить.

В конце 90-х Гайдамачук познакомилась с жителем города Красноуфимска (Свердловская область) Юрием Кузнецовым: он работал водителем в банке и в Нягань приехал в командировку. У них вспыхнул роман, Ирина вскоре забеременела и решила перебраться к своему любовнику в Красноуфимск, так и не оформив развод с первым мужем. Через некоторое время у пары родилась дочь Настя.

По воспоминаниям знакомых и соседей, Гайдамачук была идеальной матерью: она заботилась о дочери, водила ее в школу за руку и состояла в родительском комитете класса, где училась Настя. Но, когда девочка заканчивала начальную школу, ее мать снова увлеклась алкоголем и в итоге пропила деньги, которые класс собрал на праздник в честь конца учебного года. Эта выходка Гайдамачук обернулась страшным скандалом.

Гражданский муж как мог боролся с алкоголизмом Ирины и старался не давать ей денег, чтобы та не покупала спиртное. Тогда Гайдамачук под выдуманными предлогами стала занимать деньги у соседей. Но те быстро раскусили обман и перестали спонсировать Ирину.

Охота на стариков

В начале нулевых Гайдамачук стала подрабатывать: она белила потолки в квартирах красноуфимцев и вязала вещи на заказ. У нее появились деньги, она раздала долги и теперь покупала спиртное уже на собственные средства. А в 2002 году Ирина начала охоту на пенсионерок.

По одним данным, поводом стала ее ненависть к старикам — мол, те отжили свое и их дальнейшее существование было бессмысленно. Вероятнее всего, Гайдамачук транслировала на них свой конфликт с пожилой свекровью — та постоянно ругалась с пьющей невесткой и всячески изводила ее.

Согласно другой версии, Ирина решила убивать ради наживы. Она знала, что старики собирают «похоронные» деньги или хранят дома пенсии.

Как бы то ни было, первое преступление Гайдамачук было спонтанным. Она белила потолки в квартире пенсионерки на улице Ухтомского — и в какой-то момент решила обокрасть хозяйку ради денег на спиртное. Но в тот момент, когда Ирина обшаривала комнату в поисках ценностей, туда вошла пожилая женщина и подняла шум.

Гайдамачук схватила оказавшийся под рукой молоток и нанесла хозяйке несколько ударов по голове — они оказались смертельными. После убийца забрала у погибшей деньги и отправилась за водкой. Поскольку никто не знал, что Гайдамачук делала ремонт у пенсионерки, задержать ее по горячим следам не удалось.

Расправа за еду

После первого преступления Гайдамачук продолжила свой кровавый путь. Она уходила из дома якобы на работу, а сама отправлялась на поиски новой жертвы. На городских улицах Ирина выслеживала очередную старушку, незаметно следовала за ней до дома и немногим позже стучалась в ее дверь под видом сотрудницы пожарной службы, ЖЭКа или соцработницы.

Порой накануне визита она оставляла у входной двери будущей жертвы записку с просьбой быть дома в указанный час — к примеру, такую: «Дорогие жильцы! Просьба быть дома 5 мая в 13 часов». При этом Гайдамачук умела располагать к себе людей. Ее вторая жертва отличалась крайней подозрительностью и старалась не пускать к себе даже соседей. Но преступница сумела заговорить старушку, и та на свою беду пригласила Гайдамачук войти.

Некоторые из жертв перед смертью угощали маньячку чаем. А если они не звали ее к столу, то Ирина сама просила принести ей стакан воды, а потом, убедившись, что жертва дома одна, доставала молоток. Гайдамачук нападала в тот момент, когда хозяйка квартиры поворачивалась к ней спиной. Окровавленные головы убитых пенсионерок маньячка прикрывала подушками и отправлялась на поиски ценностей.

Добычей преступницы становились продукты из холодильников жертв, золотые украшения и зачастую весьма скромные деньги — обычно около тысячи рублей. Лишь раз Ирина нашла у погибшей 16 тысяч. А порой маньячка и вовсе покидала места преступлений ни с чем: пенсионерки так тщательно прятали свои сбережения, что Гайдамачук просто не могла их найти. Чтобы тела жертв не обнаруживали как можно дольше, убийца, уходя, запирала двери в их квартиры — и одиноких пенсионерок действительно хватались не сразу.

В ряде случаев маньячка пыталась поджечь квартиры убитых пенсионерок — уходя, оставляла включенный утюг или зажженную свечку. Но пожара ни разу так и не случилось. При этом порой она проводила в квартире с убитой жертвой всю ночь. Например, зимой 2008 года в одном из домов на Маяковской улице Гайдамачук расправилась с 80-летней пенсионеркой — а после сидела до утра на кухне и писала на клочках бумаги тексты песен группы Beatles.

«Мы должны объединиться против убийцы»

Первую и единственную осечку Гайдамачук допустила в феврале 2003 года с третьей по счету жертвой, жившей на Советской улице. Тогда «сотрудница соцзащиты» напала на пенсионерку прямо с порога, как только та открыла дверь. Испуганная хозяйка, которую преступница успела несколько раз ударить молотком по голове, стала громко кричать. На шум выбежал ее сосед — и Гайдамачук сбежала.

К счастью, раненая пенсионерка не только выжила, но и смогла дать показания. Она запомнила, что на нее напала блондинка в шубе из искусственного меха. Вскоре со слов потерпевшей был составлен фоторобот преступницы, которым обклеили все улицы Красноуфимска. Листовки сопровождал призыв:

Впрочем, правоохранительные органы Красноуфимска в то время до конца не были уверены, что убийца является женщиной — по одной из версий, преступником мог быть переодетый мужчина. Но тем не менее поиски таинственной блондинки продолжались — были допрошены практически все светловолосые жительницы города.

Впрочем, к тому моменту часть блондинок Красноуфимска поспешила перекрасить волосы в темный цвет, чтобы избежать неприятных бесед с милицией. Тогда сыщики решили массово дактилоскопировать горожанок — их адреса узнавали через паспортный стол. Процедура имела смысл, ведь на местах преступлений находили отпечатки пальцев подозреваемой.

Но поиски ни к чему не привели. Уже после задержания Гайдамачук окажется, что она, переехав в Красноуфимск, оставила паспорт в Нягани — он был залогом за одолженные деньги. Поэтому в Красноуфимске она не была зарегистрирована и фактически жила в квартире своего любовника Кузнецова на птичьих правах.

Между тем одна из листовок с фотороботом висела даже на двери магазина напротив дома, где жила Гайдамачук. Но никто не обратил внимание на сходство Ирины и портрета убийцы. Впрочем, даже те соседи и знакомые, кто замечал сходство, не могли поверить, что Гайдамачук — это и есть та самая Красноуфимская волчица.

В итоге маньячка расправлялась с пенсионерками еще семь лет. Для маскировки она надевала парик и порой выбиралась для совершения преступлений в другие города, где ее темные дела были не так на слуху.

По ложному следу

Всего за два дня в Екатеринбурге, Дружинино и Серове Ирина Гайдамачук убила четырех пенсионерок. Еще две пожилые женщины погибли от рук маньячки в поселке Широкая Речка. А во время очередного нападения в поселке Ачит Гайдамачук едва не попалась милиции.

Пенсионерка, которая впустила ее в свой дом, заподозрила неладное и перед смертью успела позвонить участковому. Тот приехал к ней домой, позвонил в дверь — но никто не открыл. Гайдамачук в это время затаилась внутри и у тела жертвы ждала, что будет дальше. Потоптавшись на месте, участковый ушел, а убийца выскользнула на улицу и скрылась.

На месте своего девятого преступления Гайдамачук почему-то оставила молоток, и сыщикам стало ясно, что они имеют дело с серийной убийцей. Отпечатки пальцев на молотке были женскими, а частицы крови на орудии преступления принадлежали сразу нескольким жертвам. После этого все эпизоды убийств пенсионерок объединили в серию.

В конце февраля 2008 года Гайдамачук наведалась в Нижний Тагил и совершила там очередную расправу. Она представилась пожилой хозяйке квартиры сотрудницей горгаза, и та пустила ее к себе. Маньячка забила женщину молотком, сорвала с ее шеи золотую цепочку и, вытащив из шкафа ценности и деньги, скрылась. Жертвой преступницы оказалась мать замначальника местного ОВД — и на раскрытие преступления были брошены все силы милиции города.

Уже в конце марта 2008 года на железнодорожном вокзале Нижнего Тагила стражи порядка задержали жительницу Верхней Туры Марию Валееву — женщина нигде не работала и вела асоциальный образ жизни. Вскоре Валеева призналась во всех преступлениях, совершенных Гайдамачук, и назвала их мотивом ненависть к пенсионеркам. По словам задержанной, она в юности увлеклась наркотиками, попала в дурную компанию и однажды стала жертвой группового изнасилования, в котором участвовали 14 мужчин.

Все якобы происходило в квартире некой пенсионерки — но она не только не помогла Валеевой, но и смеялась над происходящим, после чего Мария и решила мстить всем старикам. Ее чистосердечное признание было весьма убедительным, а потому следователи стали активно собирать доказательства, чтобы передать дело в суд. Но внезапно в Серове произошло новое убийство пожилой женщины — и Валеева сразу заявила, что признания были выбиты у нее силой.

Следователи подтвердили ее слова. Как оказалось, милиционеры душили Валееву целлофановым пакетом, надетым ей на голову, грозили побоями и морили голодом. В итоге три стража порядка, причастные к пыткам, попали за решетку, а двое их коллег отделались условными сроками.

За помощью к экстрасенсам

Тем временем Гайдамачук вернулась в Красноуфимск и вскоре совершила там очередное убийство — напала на пожилую соседку, у которой до этого покупала парное молоко. А чуть раньше она попыталась убить другую свою соседку. Гайдамачук пришла к ней, пряча молоток, и стала просить в долг три тысячи рублей — якобы на поездку к больному отчиму. Но тут маньячку спугнул сын пенсионерки, который находился дома, и Ирина поспешила уйти.

В феврале 2010 года Гайдамачук ушла из семьи: она сказала мужу и дочери, что идет к свекрови отдавать взятые в долг деньги, но домой не вернулась. Встревоженные родственники сначала искали женщину, готовясь к худшему, но скоро узнали, что Гайдамачук поселилась у их соседа и возвращаться в семью не планирует. Впрочем, довольно скоро она переехала вновь — к очередному любовнику.

В мае 2010 года маньячка отправилась на улицу Ухтомского, где жила 81-летняя пенсионерка, которой суждено было стать последней жертвой Красноуфимской волчицы. На этот раз Гайдамачук решила повторить сценарий своего первого преступления и напасть на хозяйку квартиры, к которой проникла под предлогом проведения ремонта.

Преступница нанесла своей жертве 18 ударов молотком по голове — но после этого ей показалось, что та все еще дышит. Тогда убийца набрала полную ванну, перетащила в нее пенсионерку и утопила. Тело погибшей нашли спасатели, которые вскрыли квартиру: их вызвала соседка, обеспокоенная криками голодной кошки, оставшейся без хозяйки.

К тому моменту милиционеры сбились с ног, пытаясь поймать Гайдамачук. Не помогла ни помощь экстрасенсов, ни награда, объявленная за помощь в поимке убийцы. Но тут знакомая последней жертвы вспомнила: три года назад пенсионерка нанимала белить потолки некую женщину по имени Ирина — и незадолго до смерти вновь обратилась к белильщице за услугами. А познакомились они в железнодорожном депо, где Гайдамачук подрабатывала маляром.

С этими данными милиционеры без труда смогли найти подозреваемую и доставить в отделение под предлогом проведения дактилоскопии. Исследование показало, что ее отпечатки пальцев полностью совпадают с отпечатками на молотке, и Гайдамачук отправили в СИЗО. А окончательно сыщиков убедили данные дополнительной экспертизы: одна из погибших пенсионерок, сопротивляясь убийце, вырвала у нее клок волос. Специалисты подтвердили: волосы принадлежали Ирине Гайдамачук.

«Я даже не могу назвать ее женщиной»

К моменту задержания на счету серийной убийцы из Красноуфимска было 17 убийств пенсионерок в возрасте от 60 до 90 лет, у которых она похитила всего лишь 50 тысяч рублей. При обыске дома у Юрия Кузнецова следователи нашли молотки, но к преступлениям они отношения не имели. Как оказалось, те молотки, которыми Гайдамачук убивала своих жертв, она либо оставляла на местах преступлений, либо выбрасывала — в реку и мусорные баки.

Задержанная отпиралась недолго: она стала сознаваться во всех убийствах и выезжать на следственные эксперименты. Следователям Гайдамачук пояснила, что пошла на преступления лишь потому, что муж не давал ей деньги на водку. В какой-то момент маньячка стала давить на жалость и заявила, что беременна, но медобследование это не подтвердило. Специалисты установили, что обвиняемая страдает психическими расстройствами, однако признали ее вменяемой.

К началу судебных слушаний стражи порядка провели порядка двух тысяч экспертиз, потерпевшими признали 21 родственника убитых пенсионерок, а уголовное дело Гайдамачук насчитывало 443 тома. Во время заседаний она вела себя нагло и самоуверенно, отказываясь называть свой адрес при журналистах, — якобы они затравили членов ее семьи.

К слову, маньячка до конца надеялась, что близкие выгородят ее и обеспечат алиби. Но те лишь подтвердили, что женщина часто отлучалась из дома, а порой и пропадала на несколько дней. Единственным, кто поддерживал Гайдамачук, да и то по роду службы, был ее адвокат: он пытался добиться для подзащитной мягкого наказания.

«Родственники фактически отказались от [Гайдамачук], их можно понять по-человечески. Но ничего плохого о ней также не говорят, кроме того, что она употребляла спиртные напитки. У нее осталась несовершеннолетняя дочь. На мой взгляд, 20 лет [для нее] — это много», — заявлял юрист. Впрочем, с ее просьбой были категорически не согласны присутствовавшие на заседании родственники жертв.

Суд не внял просьбам адвоката Гайдамачук — и в июне 2012 года приговорил ее к 20 годам в колонии общего режима. Кроме того, осужденную обязали выплатить 30 тысяч рублей в качестве судебных издержек. Обжаловать приговор Гайдамачук не стала.

Участкового, отвечавшего за район, где жила маньячка, вскоре после приговора уволили из милиции. Анастасия, младшая дочь Ирины Гайдамачук, пережила сильнейший стресс после того, как неприглядная правда о ее матери стала достоянием общественности. Она подверглась сильнейшему давлению со стороны горожан и насмешкам от сверстников. А главным защитником девочки на долгое время стал ее отец Юрий Кузнецов, который даже не догадывался, что годами жил с Красноуфимской волчицей.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru