Новости партнеров
Прослушать статью

«Время на подготовку отрываю от своего сна»

Завотделением ревматологии ГКБ №52 о работе в больнице для коронавирусных пациентов

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Двенадцатичасовой рабочий день и один выходной в неделю — такой сегодня график у врачей в больницах и госпиталях, работающих с ковидными пациентами. Заведующая отделением ревматологии ГКБ №52 Зинаида Мутовина рассказала «Ленте.ру» о своей работе в «красной зоне», о пациентах и о том, что ей помогает в самые критические моменты.

«Лента.ру»: Чаще ли вы сейчас слышите слова благодарности от пациентов?

Зинаида Мутовина: Да, многие стараются делать врачам приятные вещи: присылают цветы, фрукты, пишут картины. Один пациент, выписавшийся еще в апреле, прислал новогодний подарок с елочными игрушками.

Во время пандемии, вероятно, сильно выросла ценность свободного времени. Как вы его проводите, когда оно у вас появляется, чему стараетесь уделить особое внимание?

Я работаю пять-шесть дней в неделю по 12 часов, ночую в другой квартире, находящейся недалеко от работы, а домой приезжаю только на выходные. Меня ждут муж, двое детей (им два года и десять лет) и пожилые родители, поэтому все свободное время я провожу с ними. Правда, я настолько устаю на работе, что приезжаю домой, сажусь на диван, и меня стараются не трогать, пока я не отдохну.

Домашним хозяйством занимается муж?

Он работает дома, на удаленке. За последние месяцы я не помыла ни одной тарелки. Продукты заказываем, как правило, через интернет, иногда выбираем там и ужин.

Хватает ли вам сейчас времени на самосовершенствование, на профессиональное развитие? Что успеваете?

С этим очень большая проблема. В «доковидной» жизни мы вели активную ревматологическую деятельность: выступали на семинарах, конференциях, готовили доклады… И сейчас нам поступает огромное количество предложений выступить на онлайн-конференциях. Но все происходит с каким-то надрывом. Время на подготовку отрываю от своего сна.

Насколько сильно за последние девять месяцев изменилась ваша работа?

Изменилась не только работа, но и вся жизнь. Все стало по-другому протекать. Во-первых, намного интенсивнее стал режим работы. Я работаю на телефоне и вне больницы. Изменились и пациенты, и течение заболеваний. Конечно, и раньше были тяжелые ревматологические пациенты, но ревматология — это не интенсивная терапия. Там больше плановых больных, которым надо подобрать терапию. А здесь пациент должен выжить.

Страшно бывает?

В самом начале пандемии было очень страшно. Младшему ребенку на тот момент исполнилось полтора года, старшему — десять... Родители смотрели на меня с ужасом, когда я уходила, собрав чемодан, а вернулась только в августе. Все это время находилась со своими сотрудниками, с которыми работала в ревматологии, молодыми девочками.

Потом постепенно появились подходы к лечению ковида, выстроилась логистика, сформировались рекомендации, алгоритмы, работать стало проще. Но все равно вирус нам постоянно преподносит какие-то сюрпризы, приходится искать новые пути решения.

При этом нагрузка остается огромной. По всей больнице я согласовываю генно-инженерную терапию, когда в организме блокируются определенные молекулы, участвующие в развитии коронавируса. Я ревматолог, и мне эта терапия понятна, это мои препараты, я умею ими пользоваться. С утра до ночи мне пишут, звонят из всех отделений с просьбами проконсультировать по их применению в сложных ситуациях.

Заметили ли вы лично в себе перемены, произошедшие за время работы в «красной зоне»? Поменялось ли отношение к каким-то жизненным ситуациям, людям, взгляд на жизнь в целом?

Я стала жестче и более требовательной к работе трудового коллектива. Но при этом я стала больше жалеть пациентов. Если раньше у нас были больные, которые не могли ходить, то сейчас люди не могут дышать самостоятельно. Человек задыхается, ему не хватает кислорода, он не может перевернуться, все время кашляет…

Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать врач, работающий в «красной зоне»?

Главное — это стрессоустойчивость, выносливость и хорошая физическая подготовка. Работа в «красной» и «зеленой» зонах кардинально различаются. Другой режим, иной график, постоянное напряжение. Если раньше ты летел на автопилоте и в каких-то критических ситуациях переходил на ручное управление, то в «красной зоне» всегда надо работать в ручном режиме.

Что или кто помогает вам не опускать руки в самые трудные моменты?

Чувство юмора. Многие вещи и какие-то житейские ситуации я стараюсь воспринимать с юмором и стараюсь не унывать.

Редакция «Ленты.ру» предлагает читателям оставить благодарность медработникам. Чтобы оставить свое сообщение, нажмите ниже на кнопку «Поблагодарить врача».

Поблагодарить врача
Поблагодарить врача
2500
Не удалось отправить. Попробуйте повторить позже
Отмена
Россия13:0824 декабря 2020

«Послать на хер — это не на фиг»

Россиянам решили запретить мат в соцсетях. Но почему без него нельзя обойтись? Объясняет филолог