Новости партнеров
Прослушать статью

Между нами тает лед

Дома миллионов россиян оказались под угрозой из-за тающей мерзлоты. Как спасти российскую Арктику?

Фото: Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images

Большая часть территории России — вечная мерзлота, на которой живет более двух миллионов человек. Из-за глобального потепления средняя температура повышается, и лед, который служит фундаментом для зданий, начинает таять. Но в российских законах нет даже понятия «вечная мерзлота», а сам статус Арктики до недавнего времени был весьма туманным. Проблема требует срочного и комплексного решения, иначе люди рискуют остаться без крыши в минус 40. Подробности — в материале «Ленты.ру».

Для того чтобы определить, что такое Российская Арктика, юристам понадобился не один год. Проблема заключалась в том, что сам термин специалисты из разных областей трактовали по-своему исходя из профессиональных интересов. Географы говорили о природной зоне с определенными климатом, флорой и фауной, а экономисты имели в виду особый режим хозяйствования на территории в связи с суровыми условиями. В правительстве спорили по этому вопросу еще с 1998 года, поскольку признание отдельных регионов страны Арктической зоной влекло за собой существенное увеличение расходов в бюджете.

В результате только в 2020 году был принят Федеральный закон «О государственной поддержке предпринимательской деятельности в Арктической зоне Российской Федерации». В нем прописали льготы для резидентов, порядок получения разрешений на строительство и прочие аспекты ведения бизнеса в регионе. К территориям, входящим в Арктическую зону, отнесли Мурманскую область, Ненецкий, Чукотский и Ямало-Ненецкий автономные округа, отдельные территории Карелии, Коми, Якутии, Красноярского края, Архангельской области, а также участки российского континентального шельфа.

Однако к законодательной базе по-прежнему осталось много претензий. На неразбериху в терминологии и «управленческие тромбы», которые мешают комплексному развитию региона, указывал, в частности, кандидат биологических наук и секретарь научного совета АНО «Научно-координационный центр по проблемам Севера, Арктики и жизнедеятельности малочисленных народов Севера» Михаил Жуков. По его мнению, опорные зоны развития, на которые сделана ставка в госпрограмме по развитию Российской Арктики, останутся не более чем минерально-сырьевыми центрами — их забросят, как только исчерпают ресурсы.

Специалист объяснял, что изначально концепцию опорных зон разработали академики Владимир Вернадский и Дмитрий Менделеев еще до начала Первой мировой войны, а в дальнейшем с помощью этого инструмента их последователи осваивали Сибирь и Дальний Восток.

«Подразумевались в первую очередь очаги инфраструктурной обеспеченности во всех ее аспектах, создающие условия поэтапного расширения уровня освоенности окружающих территорий в соответствии с задачами и условиями конкретных периодов времени. Поселки при месторождении сами по себе ими в качестве опорных зон не рассматривались, так как будут покинуты после исчерпания месторождения. Теперь же обнаружилось, что "эффективные менеджеры" нового поколения полагают опорные зоны собственным изобретением и предыстория вопроса им категорически не интересна», — отмечал Жуков.

Помимо бюрократических нагромождений (например, создания специальных управляющих компаний), ученый подчеркивал необходимость тщательной проработки природоохранных норм. В соответствии с международными соглашениями Россия обязана защищать права коренного населения, ведущего традиционный образ жизни. Оленеводство, охотничий и рыболовный промыслы, сбор дикоросов возможны только на территории, где для работы промышленных объектов установлены строгие требования. И здесь возникла еще одна проблема.

Невечная мерзлота

Юридический термин «Арктическая зона Российской Федерации» пересекается с другим, уже географическим — вечная (многолетняя) мерзлота. Так называют верхнюю часть земной коры, температура которой на протяжении долгого времени не поднимается выше нуля градусов по Цельсию. Грунтовые воды в многолетней мерзлоте находятся в виде льда, максимальный уровень глубины достигает полутора километров.

Криолитозона, слой земной коры с содержанием пластов льда, занимает 65 процентов территории России. «Одна часть находится в многолетнемерзлом состоянии и содержит лед-цемент, тонкие ледяные прослои. Другая часть содержит незамерзающие растворы разнообразного химического состава. По площади криолитозона России больше таких стран, как Канада, США или Китай», — говорится в исследовании Минвостокразвития.

И при этом, невзирая на такой масштаб, в России нет закона, регулирующего работу предприятий в зоне вечной мерзлоты. Из-за отсутствия должного экологического мониторинга в регионах стали особо заметны глобальные изменения климата — страна обогнала среднемировые показатели в три-четыре раза. Последней каплей стала катастрофа в Норильске.

В мае 2020 года произошла авария на городской ТЭЦ-3, принадлежащей дочерней компании «Норникеля». В результате разгерметизации из резервуара вылилось более 20 тысяч тонн нефтепродуктов. Компания была вынуждена выплатить 146,2 миллиарда рублей в качестве компенсации.

Причиной произошедшего назвали проседание опор нефтехранилища — впоследствии под ним обнаружили участок незамерзающей породы в вечной мерзлоте (талик). В том же отчете Минвостокразвития, который стал реакцией на неисследованную проблему, сказано, что около 40 процентов всех инженерных сооружений в криолитозоне испытывают деформации.

Позднее компании пришлось остановить выработку в рудниках «Октябрьский» и «Таймырский», поскольку туда начала поступать вода. Причины подтопления не называются, однако можно предположить, что произошедшее непосредственно связано с процессами в грунтах.

Земля уходит из-под ног

Однако угроза нависла не только над фабриками и заводами — на вечной мерзлоте построено множество населенных пунктов, в том числе и крупные города: тот же Норильск, Новый Уренгой, Воркута, Ноябрьск, Якутск и другие. По словам географа, руководителя проектов отдела регионального развития АНО «Информационно-аналитический центр Государственной комиссии по вопросам развития Арктики» Ирины Красноперовой, данный регион гораздо более урбанизирован, чем вся Россия в целом. Если в масштабах страны горожане составляют в среднем 74 процента от всего населения, то в Арктике таких уже 89 процентов.

Как рассказал «Ленте.ру» управляющий партнер проектно-консалтинговой компании «Новая земля» Иван Курячий, в самой Арктической зоне проживает 2,4 миллиона россиян, из них более миллиона человек живет в городах и поселках, расположенных на вечной мерзлоте. Панельные многоэтажные дома, которые строились здесь в советские годы, стремительно ветшают, пусть официально и не признаются аварийными. Срок эксплуатации зданий, изначально рассчитанных на 60-70 лет, снизился даже при дорогостоящем обслуживании до 30-50.

Изначально многолетнемерзлые грунты используются в качестве основы фундамента: под домом делают холодное подполье или приподнимают здание на сваях на один-два метра. Также есть вариант сохранить почвы в вечномерзлом состоянии с помощью усиления цементацией (раствор заполняет трещины и пустоты). Однако, как подчеркивает руководитель отдела авторского надзора Градостроительного института пространственного моделирования городов «Гипрогорпроект» Илья Бузик, суть технологии заключается в том, что многолетнемерзлые грунты принципиально меняют свои свойства в зависимости от температуры. Из-за глобального потепления их несущая способность значительно снижается, лед превращается в воду, и грунты не выдерживают запроектированных нагрузок.

Для решения ситуации есть несколько способов. Первый — пытаться укрепить уже построенный дом. Например, с помощью замещения грунтов, инъецирования растворов или установки специальных датчиков, отслеживающих состояние свай. Но это методы дорогостоящие и временные. Кроме того, такая работа с жилым фондом не улучшает качество жизни горожан, а только поддерживает существующий уровень. «Для временного проживания работающих вахтовым методом приезжих стали строиться более современные быстровозводимые сборные сооружения, и в старом жилье исчезла необходимость», — добавляет Бузик. Второй способ — переехать и начать новую жизнь. Хорошим примером в этом отношении является Швеция.

Самый северный город страны Кируна находится за полярным кругом. Он был построен в 1900 году рядом с шахтой госкомпании LKAB, которая добывает здесь железную руду. Со временем деятельность шахты привела к дестабилизации территории города, который начал буквально проваливаться под землю, рассказывает Иван Курячий. При этом шахта оставалась рентабельной, и закрывать ее не было никакого смысла. К тому же она являлась градообразующим предприятием и обеспечивала жителей Кируны работой. В связи с этим был объявлен градостроительный конкурс, в результате которого приняли мастер-план, предполагающий поэтапный перенос города в безопасное место.

В случае бездействия населенный пункт полностью бы разрушился к 2050 году. Поэтому специалисты из White Arkitekter AB приняли решение переместить Кируну на три километра восточнее вместе со всеми жителями, которых более 20 тысяч человек. При этом у людей есть выбор: либо бесплатный современный дом на новом месте, либо компенсация в размере 125 процентов от рыночной стоимости своего нынешнего дома.

Реализация проекта началась в 2018 году, она делится на шесть фаз и проходит постепенно. В основном объекты сносят и перестраивают в другой локации, исторические здания туда аккуратно перевозят. Так формируется город, построенный по современным архитектурно-планировочным принципам. Новая Кируна будет создана вокруг активного центра городской жизни с кафе, магазинами и общественными пространствами. Кроме того, создатели проекта планируют использовать тепло, излучаемое шахтой и металлургическими предприятиями, для отопления города.

«Если ты не пережил пургу в Норильске — проектировать тебе в Норильске не надо»

Градостроитель, управляющий партнер Института территориального планирования «Урбаника» Евгения Арефьева рассказала «Ленте.ру», что при работе с арктическими городами России, несмотря на отдельные зарубежные примеры, ту же Кируну, все равно приходится создавать модели с нуля. Одно дело переселить поселок на две тысячи человек (например, самое северное в мире поселение Лонгйир в Норвегии), а совсем другое — город на 180 тысяч. Речь о Норильске, который является самым крупным населенным пунктом, расположенным на вечной мерзлоте за полярным кругом.

«Сопоставимого масштаба в мире-то и не существует, — говорит Евгения о вызовах для отечественных градостроителей. — Мы можем смотреть на норвежцев, можем смотреть на канадцев, но, конечно же, они никогда не строили десятиэтажки, а если и строили, то скорее какие-то единичные доминанты».

Ей вторит Ирина Красноперова, подчеркивая, что Арктика — это в первую очередь города и настоящий полигон для смелых идей урбанистики. По ее словам, использование унифицированного подхода в регионе (например, как для миллионников в европейской части) обойдется очень дорого, а влияя на отдельные города, можно изменить всю территорию.

В качестве иллюстрации географ приводит термин «третье место» — пространство, где горожане проводят время, когда не спят и не работают. «Архитектор Никита Маликов писал, что его геноцид наблюдается во всех городах нашей страны, кроме двух первых столиц. Но настоящая южная граница этого угнетения "третьего места" проходит где-то по 60-й параллели. В средней полосе России дефицит сервисов для проведения досуга сглаживается открытыми пространствами: парками, скверами, площадями, набережными, бульварами. Однако в Арктике невозможен стандартный подход к организации открытых городских пространств, и на это есть причины, связанные с климатом», — объясняет Ирина.

Но именно неудовлетворенность благоустройством своего населенного пункта является ключевым фактором при переезде в другой регион. Опрос, проведенный среди жителей Арктики в 2020 году, показал, что более 50 процентов респондентов называли его в качестве причины (результаты исследования имеются в распоряжении «Ленты.ру»). Климатические условия (полярные ночи, длительный зимний период с наличием снежного покрова до 10 месяцев в году, сильные морозы и ветры) упомянула только треть опрошенных. Неудовлетворение запроса на комфортные условия для жизни города и приводит к тому, что с 90-х годов прошлого века российская Арктика переживает сильную убыль населения.

Учитывая все нюансы и местную специфику, «Новая земля» взялась за обновление Ангарска в Иркутской области. Команда выиграла конкурс финансового института «Дом.РФ» и разработала мастер-план (стратегию развития) для трех городских территорий. Ситуация осложнялась тем, что Ангарск расположен в регионе с уровнем сейсмической опасности восемь-девять баллов, а местные панельные пятиэтажки были запроектированы для шести-семи баллов. В первую очередь, объясняет Иван Курячий, стояли вопросы безопасности, а задача-максимум — создание механизмов для применения модели в разных регионах страны, а также формирование новых типологий жилья, соответствующих современным стандартам.

Подобными проектами также занимается и «Урбаника»: по заказу муниципалитетов институт разработал, в частности, мастер-план Норильска и концепцию пространственного развития Сургута. Евгения Арефьева поделилась, что в процессе пришлось переосмыслять привычные планировочные решения: например, розетки на улицах для обогрева машин оказались куда актуальнее, чем лавочки. «Когда ресницы слипаются от мороза, и ты понимаешь, что глаз не открыть, он замерз — вот в этот момент ты и задумываешься о городской среде и о различных малых архитектурных формах», — смеется она.

Еще одним важным шагом к безопасному освоению Арктики станет грядущая модернизация системы мониторинга вечной мерзлоты. В ее рамках планируют создать комплекс геокриологических полигонов, имеющих собственную наблюдательную сеть.

«На данный момент ни в одном законе даже в принципе нет упоминания о существовании в стране вечной мерзлоты. В России нет ни одной государственной программы комплексного изучения вечной мерзлоты. То есть фактически мы не знаем, что происходит на большой территории, покрытой мерзлотой. Но государство должно знать, как снижать природные риски и как предотвращать экологические катастрофы, происходящие в криолитозоне», — заявил министр природных ресурсов и экологии Александр Козлов.

Российская Арктика — крайне перспективное направление, начиная от историко-культурного наследия коренных народов и развития туризма и заканчивая добычей полезных ископаемых и возможностями Северного морского пути. Проблемы начинаются тогда, когда регион превращают в сырьевую кормушку, разворачивая мобильные поселения из вахтовиков и перебрасывая их впоследствии к очередной скважине. В таком случае никакой речи о комплексном развитии и не идет, зато жалобы на отток населения слышны регулярно.

Фактически весь российский жилой фонд, который находится в зоне вечной мерзлоты, — сплошное минное поле. Когда рванет — никто точно сказать не может, поскольку какой-либо системы контроля, кроме стандартных сроков капремонта, нет. Заменить лампочку в подъезде или покрасить стены — не то, что поможет спасти многоэтажки от обрушения. Отдельные градостроительные инициативы не поменяют ситуацию в корне, хотя, как говорят специалисты, то, что идут подвижки, уже очень радует. Российская Арктика требует срочного внимания и миллиардных вложений, в противном случае миллионы россиян рискуют оказаться на голой земле.

Дом00:0015 января

Дальше — больше

Квартиры в России беспрецедентно подорожали. Что будет с ценами в 2021 году?
Дом00:0231 декабря 2020

Есть такая традиция

Грабли, сено и маринованный огурец: как люди по всему миру создают новогоднее настроение
Дом00:0729 декабря 2020

Живи с этим

Россия в 2020 году пережила ипотечный бум. Что делать тем, кто не успел купить квартиру?